Андрей Арешев. Противодействие коррупции в Армении: достижения и перспективы

25 марта, 2019 - 23:03

Одной из основных тем большой пресс-конференции премьер-министра Никола Пашиняна 19 марта стало противодействие коррупции и возвращение в бюджет денег, незаконно «приватизированных» нечистыми на руку чиновниками. Тема, безусловно, актуальная и болезненная не только для Армении, но и также – для России и всего постсоветского пространства, да и для всего мира.

Недавний арест сенатора Р. Арашукова прямо в зале заседаний верхней палаты российского парламента – очередное яркое, но далеко не единственное и не последнее тому доказательство. В то же время, недавнее громкое, но невнятное «расследование» деятельности группы «Тройка Диалог» и Рубена Варданяна со стороны некоего объединения, поддерживаемого USAID, Госдепом США и Фондом Сороса, свидетельствуют о том, что обвинения в незаконных финансовых схемах и отмывании денег  могут быть использованы в политических целях. Не исключается и санкционное давление на Армению как на страну, тесно связанную с Россией и Ираном.

За последние годы армянские средства массовой информации неоднократно публиковали скандальные факты обогащения известных чиновников, незаконного вывода денег за рубеж. Один из факторов успеха «бархатной революции» в апреле-мае 2018 года – острое недовольство граждан систематическим разграблением национальных богатств страны, выводом капитала, незаконным отъемом имущества инвесторов и т.д. Стремление прежних властей к вовлечению в различные рода антикоррупционные программы и проекты по большей части носило имитационный характер. Разговоры о необходимости создания независимого специализированного органа для работы по трём направлениям – предотвращение коррупции, оперативно-розыскные действия и суд – так и остались разговорами. Впрочем, опыт Украины, где не без участия внешних кураторов было создано так называемое «Национальное антикоррупционное бюро» с собственной силовой и следственно-судебной составляющей, мягко говоря, далёк от идеала, что только подчёркивает системный характер проблемы.

В опубликованном в феврале 2018 года глобальном рейтинге Transparency International «Индекс восприятия коррупции – 2017» Армения находилась на 107-м месте из 180-ти. В аналогичном исследовании за 2018 год Армения заняла 109-е место. Заметим, подобного рода исследования всё же не следует воспринимать как истину в последней инстанции, так как «восприятие» коррупции в любой стране обусловлено многими факторами, в том числе субъективными. Гораздо важнее – практические шаги властей по минимизации этого явления, способного непосредственно угрожать национальной безопасности страны.

Новые, «революционные» власти заявили о начале широкомасштабной кампании по борьбе с коррупцией и, судя по данным, представленным главой правительства, достигли серьёзных успехов. Так, общая сумма находящихся в производстве «коррупционных» дел – 60 миллиардов драмов, или примерно 124 млн долларов США. Украденные у государства средства будут возвращены, заверил Пашинян, добавив, что предпринимаемые меры не следует рассматривать в контексте внутриполитических разборок.

«Давайте возьмем мой пример. Вы все видели мою декларацию о доходах с приходом к власти. Как вы будете расценивать, если через два года выяснится, что я резко разбогател и стал миллионером. Разве это будет нормально?» – задаёт премьер-министр риторический вопрос. В вопросе борьбы с коррупцией никаких ограничений не существует, и программой правительства предусмотрено создания в стране максимально эффективного антикоррупционного органа. Будучи журналистом, Пашинян был свидетелем провала многих полезных инициатив только из-за попытки их поспешного внедрения: «Торопливость не всегда оправданна, необходимо продуманно двигаться медленными шагами во всех вопросах, в том числе в антикоррупционной стратегии, чтобы не возвращаться и не исправлять ошибки и не тратить на это драгоценное время».

В настоящее время правительством рассматривается 89 инвестиционных программ на сумму в 2,7 млрд. долларов, однако реализация некоторых из них откладывается вследствие спекуляций со стороны бывших чиновников земельными участками. Один из резонансных случаев – земельные махинации в общине Карчеван Сюникского марза (в период премьерства Овина Абрамяна), что непосредственно связано с планами создания свободной экономической зоны «Мегри» на армяно-иранской границе. Фиктивные аукционы, по результатам которых земельные участки уходили «нужным» фирмам по смешным ценам, поставили вод вопрос реализацию проекта, прямо связанного с участием Армении в Евразийском Экономическом Союзе.

Не меньшую проблему представляет нелегальное потребление газа незарегистрированными абонентами, число которых сократилось на 23 %, а потери распределительной сети снизились почти на треть – с 39,5 млн. куб. м в 2017 году до 27,5 млн. куб. м в 2018 году. Впрочем, у компании «Газпром Армения», владеющей газораспределительной сетью страны, на этот счёт имеется своя статистика.

Согласно данным, представленным Генеральной прокуратурой Армении, в 2018 году выявлен ущерб государству на 30,1 миллиарда драмов (более 60 млн долларов). Из них 23,5 миллиарда драмов (чуть менее 50 миллионов долларов) приходится на транспортный коридор «Север – Юг» от иранской до грузинской границы, имеющий стратегическое значение и призванный ускорить выход к Чёрному морю не только для Армении, но и для Ирана. Соглашение по проекту было подписано почти 120 лет назад, основным кредитором выступил Азиатский банк развития. Предполагалось, что строительство будет завершено к 2016 году, однако оно сопровождалось постоянными скандалами, и сегодня, три года спустя, готовы лишь отдельные участки.

Всего же прокуратура провела 626 расследований, выявив 1345 нарушений, что в три раза превышает показатель 2017 года. Некоторые нарушения удалось устранить посредством организационных и нормативно-правовых решений, в результате чего в государственный бюджет удалось вернуть около 1,2 миллиарда драмов (2,5 миллионов долларов). В 2018 году в рамках уголовных дел было добровольно возвращено порядка 244 млн. драмов (503 тысячи долларов), что в 15 раз выше, чем в 2017 году, а всего в прошлом году был восстановлен ущерб в размере более чем 2 млрд. драмов (4,1 млн долларов). Суммы, может быть, и небольшие, но здесь важна динамика процесса.

Особые споры вызывает намерение правительства и парламентского большинства (фракция «Мой шаг») имплементировать механизм конфискации имущества без обвинительного судебного заключения. Речь идёт об исполнении одного из международных обязательств Армении в рамках сотрудничества с международными и европейскими структурами, соответствует Гражданскому процессуальному кодексу и Европейской Конвенции по правам человека, а оппоненты мотивированы личными интересами, утверждает Н. Пашинян.  По его словам, если возвращение государству награбленного пойдёт «стандартным путем», то оно может длиться десятилетия, «а те, кто утверждает, что этот процесс может тормозить инвестиции, на самом деле, обеспокоены не инвестициями, а судьбой своего имущества, особняков, земель, элитных квартир, они хотят узнать, что будет со всем этим. Я скажу, все это будет конфисковано, не беспокойтесь».

Согласно заявлению Центрального Банка Армении, в случае тяжких и особо тяжких преступлений обязательство обвиняемого представлять доказательства законного происхождения имущества предусмотрено Конвенцией Совета Европы по борьбе с отмыванием денег, поиском, конфискацией и борьбой с финансированием терроризма (Варшавская конвенция), ратифицированной Ереваном в 2008 году без каких-либо оговорок. Также институт конфискации имущества без предъявления обвинений описан в Конвенции ООН «О борьбе против коррупции», к которой Армения присоединилась в 2017 году. Требования по внедрению соответствующих механизмов содержатся в рекомендациях Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег, с учётом которых в 2016 году Межведомственная комиссия по вопросам борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма (действует согласно указу Президента РА с марта 2002 года) утвердила программу мероприятий. В ноябре 2018 года Комиссия одобрила график этих мероприятий, после чего по решению премьер-министра 1 марта 2019 года была создана рабочая группа для организации дискуссий с участием заинтересованных государственных органов и представления пакета соответствующих законодательных поправок. Чем закончатся эти дискуссии, как будут сформулированы эти поправки и насколько они окажутся эффективными в случае принятия – пока сказать достаточно сложно. Пока очевидно лишь то, что подобного рода вопросы неизбежно станут объектом острой внутриполитической борьбы и кулуарных дискуссий между различными фракциями и группами по интересам.

«Коррупция представляет серьезную угрозу для национальной безопасности Армении, и при прежних властях республики она носила повсеместный характер, была распространена во всех слоях общественной жизни», – заявил директор Службы Национальной Безопасности Артур Ванецян, напомнив, что за последний год были проведены громкие разоблачения, вызвавшие общественный резонанс (некоторые из них, заметим, окончились ничем). Конечно, утверждения об отсутствии повсеместных коррупционных явлений как таковых выглядят, мягко говоря, несколько нереалистичными. Кроме того, скандалы, периодически возникающие вокруг главы Государственной контрольной службы Давида Санасаряна, свидетельствуют о том, что пришедшая к власти «революционная» команда также, мягко говоря, также не свободна от соблазнов.

«Если мы реально гарантируем, что не будет указаний от властей, то будет обеспечена внутренняя независимость системы. Я быстро реагирую на все случаи и сигналы о попытках членов правительства оказать влияние на суды, проверяю, но пока нет подтверждающих доказательств. Если будет обнаружено, что кто-то из членов правительства влияет на судебную систему, то он тут же будет уволен», – говорит Н. Пашинян. Пока он не уверен в том, что «линии прямой связи» не используются для влияния на принимаемые судами решения. В то же время невозможно уверенно говорить об отсутствии коррупции не только в судах, но и в других системах, обеспечивающих нормальную жизнедеятельность общества и государства. Очевидно, абсолютный идеал едва ли достижим – хотя бы в силу «человеческого фактора» и личных связей. Однако, в любом случае, сделать так, чтобы коррупция (в широком понимании этого понятия, не ограничиваемого банальной взяткой) перестала прямо угрожать национально-государственным интересам страны, вовлечённой к тому же в военный конфликт – задача неотложная и необходимая. И если армянские власти добьются здесь хотя бы частичных успехов (не нарушая, разумеется, прав законопослушных граждан, в том числе на трансграничные финансовые операции) – это можно будет только приветствовать.

Андрей Арешев

Комментарии

Дураки опаснее воров

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.