Армянская оппозиция от Царукяна до дашнаков: не только политика

24 апреля, 2019 - 21:57

Национальное собрание Армении 9 апреля на внеочередном заседании проголосовало за внесение дополнений и изменений в закон «О праздниках и памятных датах», установив новый праздник – День гражданина, приуроченный к прошлогодним событиям в Армении, когда в результате масштабных протестных акций 23 апреля премьер-министр Серж Саргсян заявил о своей отставке. Этот день будет отмечаться в последнюю субботу апреля (в нынешнем календарном году 27 апреля). В случае если 1 мая попадет на субботу, то День гражданина будет праздноваться в последнее воскресенье апреля. Это сделано для того, чтобы празднование Дня гражданина не совпало с Днем памяти жертв Геноцида армян 24 апреля. Комментируя новый праздник, министр юстиции Артак Зейналян заявил, что его празднование олицетворяет не политическую победу над прежним режимом, а торжество гражданского мышления.

Интересно, что учреждение нового праздника при голосовании в 132-местном парламенте было поддержано и представителями оппозиции в лице фракций «Процветающая Армения» (26 мандатов) и «Просвещенная Армения» (18 мандатов).

Действия новой армянской власти во главе с Николом Пашиняном и парламентским блоком «Мой шаг» (партия «Гражданский договор» и карликовая партия «Аракелутюн» / «Миссия») – у всех на виду и на слуху. А что представляет собой сегодняшняя армянская оппозиция?

Прежде всего, обратим внимание на партию «Процветающая Армения» (ППА), которую некоторые эксперты квалифицируют как некогда радикально-оппозиционную. Напомним, что ППА была основана в 2004 году и с 2007 года была представлена в парламенте; в 2007-2012 гг. она входила в правящую коалицию и имела несколько министерских портфелей. Тогда же партия провозгласила себя сначала альтернативной действующей власти, а затем и оппозиционной. В 2014 году она совместно с другими тогдашними парламентскими оппозиционными партиями («Армянский национальный конгресс» и «Наследие») провела серию многотысячных митингов и шествий по стране с требованием отставки президента С. Саргсяна.

В течение 2015-2017 гг. лидер «Процветающей Армении» один из крупных бизнесменов Гагик Царукян подвергся открытым преследованиям со стороны президента и вынужден был покинуть пост председателя партии, вернувшись в публичную политику только накануне 2017 года. Отличительной чертой ППА всегда была деидеологизированность, реальный же интерес состоял в том, чтобы обеспечить сохранность имущества Царукяна. Именно вследствие такого своего «прагматизма» ППА никогда не была и не сможет быть ведущей силой на политическом поле страны – она всегда будет ведомой.

Напомним, что накануне отставки С. Саргсяна царукяновцы поддержали революционный порыв Н. Пашиняна, а затем входили в правительство парламентского меньшинства, в большинстве случаев поддерживая своими голосами тогда ещё исполняющего обязанности премьер-министра. В октябре прошлого года Царукян подписал с Пашиняном меморандум, согласно которому ППА взяла на себя обязательство поддержать процесс проведения досрочных парламентских выборов. Стороны также обязывались проводить предвыборную кампанию в атмосфере корректности и взаимного уважения, а также совместно работать над повышением уровня защиты прав человека, укреплением безопасности Армении и Арцаха, углублением связей с диаспорой, содействовать притоку иностранных инвестиций в страну и глубоким социально-экономическим преобразованиям.

Таким образом, Царукян подписал с премьер-министром обязательство о своей лояльности и конструктивности, и с этого момента представители нынешней власти, ранее употреблявшие в отношении Царукяна термин «олигарх», начали говорить о нем как о крупном собственнике и предпринимателе. Возникает вполне естественный вопрос и о мотивации действий его самого. Возможно, частично ответ кроется в позитивных последствиях «бархатной революции» для национальной буржуазии, ярким представителем которой является Царукян. При предыдущем режиме преференциями пользовалась компрадорская буржуазия, ориентированная в первую очередь на вывоз из страны природных ресурсов и продуктов её первичной переработки, в то время как национальные производители облагались своеобразной данью в обмен на некоторые преференции в налоговой и таможенной сфере. В обмен на эту «дань» фискальные органы по указанию власти закрывали глаза на манипуляции крупного бизнеса в налоговой сфере. Сейчас ситуация изменилась: работать по закону, платить все налоги, сборы и пошлины для крупного бизнеса становится выгоднее, чем платить дань властям предержащим. Отсюда – и поддержка со стороны национальной буржуазии правительства Пашиняна.

Впрочем, конструктивность части парламентской оппозиции совсем не означает, что с обеих сторон не может быть жёстких шагов или риторики. Так, 16 апреля в стенах парламента между представителями блока «Мой шаг» и «процветающими», к которым присоединились «просвещённые», разгорелась бурная перепалка на почве взаимных обвинений в популизме.

А ранее был и еще эпизод. В начале марта в Ереване решением мэрии было демонтировано несколько кафе в «зелёной зоне» вблизи театра оперы и балета им. А. Спендиаряна. Один из ведущих функционеров ППА и глава парламентской комиссии по правам человека и общественным вопросам Наира Зограбян защищала владельцев кафе и… «промахнулась», т.к. большинство ереванцев поддержало мэра столицы и соратника премьер-министра Айка Марутяна.

Несмотря на совершаемые правительством ошибки, в глазах общественного мнения, в отличие от кабинетов предыдущих 20 лет (исключая период правительства Вазгена Саркисяна, убитого в результате теракта в парламенте страны 27 октября 1999 года), оно абсолютно легитимно. В этих условиях критика предыдущей нелегитимной власти со стороны ППА, в которой главенствовал эпатаж и жёсткая риторика, выглядела более эффектно. Сегодня же необходимо вносить конструктивные предложения для решения проблем, которых в стране предостаточно (хотя бы явно обострившийся в последнее время в Ереване «мусорный вопрос»).

Кроме того, фискальные органы демонстрируют, что, несмотря на вышеупомянутый меморандум, во всех вопросах, касающихся возможного сокрытия доходов, никаких поблажек лидеру ППА ожидать не следует. Несколько дней назад налоговики провели масштабную проверку в принадлежащем ему торговом центре «Ариндж Молл». Сигналом стала информация о том, что размер арендной платы за павильоны в торговом центре в реальности больше, чем указывается. Отметим, что официально в «Ариндж Молле» насчитывается 958 павильонов с арендной платой всего 800 драмов в месяц (1$ = 485 драм) за квадратный метр.

Поначалу казалось, что столь масштабные проверки имеют под собой политическую подоплеку, как о том заявляли сторонники ППА. Казалось, что вот-вот на эту тему выскажется и сам Царукян, но он промолчал, хотя пресса ждала его клинча с премьер-министром.

Затем на заседании парламентской комиссии по экономическим вопросам министр экономического развития и инвестиций Тигран Хачатрян предложил повысить пошлину на ввоз цемента до 22 тыс. драмов за тонну. Министр отметил, что на сегодняшний день на армянском рынке больше цемента местного производства, однако он стоит дороже, чем иранский. В соседних Грузии, Иране и ряде других стран производство цемента обходится дешевле в силу более низкой стоимости природного газа. По мнению Хачатряна, повышение пошлин целесообразно для обеспечения конкурентоспособности рынка и правительство сможет поддержать местных производителей, не допустив закрытия ряда предприятий.

В ответ на это естественное предложение протекционистских мер подконтрольная Микаелу Минасяну (зять С. Саргсяна) пресса начала писать о некоем сговоре между Пашиняном и олигархом Царукяном – владельцем крупнейшего в стране цементного производства «Араратцемент». В реальности же власти стремятся защитить свой рынок от экспортного цемента из-за пределов ЕАЭС, сбываемого по демпинговой цене, и таким образом сохранить свыше 1000 рабочих мест.

Несмотря на, мягко говоря, непростые отношения между Пашиняном и Царукяном, по положению на сегодняшний день они всё-таки сумели отделить политику от бизнеса, и это очень не нравится политическим силам и прессе в Армении, тесно связанным с М. Минасяном.

Другая парламентская фракция «Просвещенная Армения» (её возглавляет Эдмон Марукян по прозвищу Классик), которая пытается занять нишу радикальной оппозиции и для этого активно использует свои возможности в подконтрольной М. Минасяну прессе. Для этого постоянно выдвигаются вопросы ложной политической повестки дня, активно используются фейковые новости, дабы любой ценой показать, что нынешняя власть в Ереване – якобы полностью прозападная. Отношение общества к Классику неоднозначное, и пока неясно, принесут ли в будущем ему и его коллегам существенные политические дивиденды многочисленные эскапады против его бывшего соратника Н. Пашиняна.

Если говорить о внепарламентских силах, то продолжают разочаровывать республиканцы, правившие страной почти 20 лет (как ведущая партия в коалициях и единолично). Казалось, что накопленный за годы правления интеллектуальный и политический потенциал они смогут конвертировать в формирование серьезной силы, ориентированной на будущие политические баталии. Однако вместо актуальной и предметной критики действий Пашиняна и его команды, республиканцы скатились к личным выпадам против него.

Традиционная армянская партия АРФ-Дашнакцутюн – былой партнёр РПА по многочисленным правительственным коалициям – сейчас больше погружена во внутрипартийные дела. Это вполне естественно, так как впервые за 20 лет дашнаки оказались вне парламента, и теперь им необходимо проанализировать собственные ошибки и извлечь правильные уроки из событий последнего года.

Еще одна внепарламентская социально-либеральная партия «Армянский национальный конгресс», не принявшая участие в последних парламентских выборах, в целом поддерживает курс правительства во внешнеполитической сфере и в вопросах, касающихся национальной безопасности. При этом сторонники первого президента Л. Тер-Петросяна достаточно критично относятся к ряду экономических и структурных проектов действующего правительства. В отличие от некоторых других игроков на политическом поле страны, АНК, помимо критики, предлагает и свои решения тех или иных проблем.

Учитывая вышеизложенное, говорить о формировании или наличии серьезной политической оппозиции правительству Пашиняна не приходится. Не исключено, конечно, что могут появиться и новые политические колонны, способные выделиться, к примеру, из достаточно разношёрстного «Моего шага», а также из каких-либо новых общественно-политических инициатив или внепарламентских сил. Но до «партии власти» во главе с Пашиняном, уверенно доминирующей на политическом поле Армении, им, конечно, очень далеко.

Саркис МАРТИРОСЯН

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.