Неутомимый фальсификатор и плагиатор

26 апреля, 2019 - 13:49

Несколько лет назад заметил любопытный факт – из годами ранее опубликованных моих статей переписывает целые выдержки и преподносит за продукцию собственного ума некий Ильгар Нифталиев, выдающий себя за доктора философии по истории, ведущего научного сотрудника Института истории им. А.Бакиханова НАН Азербайджана. Под имеющей явно дезинформационную направленность, но не имеющей конца рубрикой “Историческая призма” и разными интригующими заголовками азербайджанские ресурсы тиражируют в грязных политических целях откровенные домыслы, фальсификации, фантазии псевдоисторического характера.

Остановимся на одном из таких опусов И.Нифталиева под названием “70-е годы XX века. Армянские националисты против своих” (https://news.day.az/politics/341240.htm/, 5 июля 2012 г., есть и на www.memo.ru, kaspiy.az и т.д.). Дабы не быть голословным,постараюсь ниже привести неопровержимые доказательства плагиата. Начну с выдержки из своей статьи от 2008 года “Только разобравшись с прошлым, можно строить будущее” (№8/15 май – DEMO, https://demonewspaper.press/russian/2008-2/n8-may-2008/). Если в моей статье относительно злополучного кеворковского пленума от 21 марта 1975 года написано: “Затронув в начале доклада обычные  и трафаретные для таких партфорумов вопросы, Б. Кеворков перешел к основной теме – борьбе “рабочего класса с буржуазным национализмом и мелкобуржуазными настроениями национального эгоизма, чванства, исключительности, замкнутости”, то Нифталиев через четыре года подошел “творчески”, добавив совершенно неуместно (я бы даже сказал – глупо) слово “своего” к слову  “доклада”, ( чужие доклады не принято читать, тем более на пленуме обкома партии, даже Генсека ЦК КПСС ), а выражение ”обычные  и трафаретные для таких партфорумов вопросы” попросту переделал в – “текучие вопросы”(!).  Скомпонованное и использованное мною выражение “… склонить некоторых молодых к совершению действий, наносящих ущерб дружбе советских народов” и установив, что “направленность действий Багдасаряна перекликается с идейно-политическими установками дашнакских зарубежных центров, с целями идеологических служб империализма”, оратор призвал коммунистов “давать принципиальный отпор любым, даже малейшим проявлениям националистических пережитков” и создать обстановку “нетерпимости к проявлениям национальной ограниченности, чуждых нравов национальной исключительности, кичливости”, Нифталиев, склонный к дезинформации в политических целях, ничуть не смутившись,  повторил в ложной трактовке и представил ситуацию как ”попытку отдельных лиц склонить армянскую молодежь к совершению действий, наносящих ущерб “дружбе советских народов”, “установив, что их действия перекликаются с идейно-политическими установками дашнакских зарубежных центров, с целями идеологических служб империализма”. Кеворков, как видно из приведенного выше, говорил конкретно об одном человеке – Багдасаряне, направленности “действий Багдасаряна” и всего лишь “некоторых молодых”, а Нифталиев говорит о попытке “отдельных лиц” и “армянской молодежи”, естественно, употребленное мною “перекликается” во множественном числе стало у Нифталиева “перекликаются”. А ведь мог бы подыскать другой синоним из богатого русского языка к слову “перекликается”. Азербайджанскому “историку” не надо иметь много ума для переиначивания употребленного мною выше выражения “оратор призвал коммунистов “давать принципиальный отпор …” в “Первый секретарь обкома призвал коммунистов давать принципиальный отпор…”.

Вот другая выдержка из моей статьи, переделанная “доктором наук”: “В выступлении Б. Кеворкова – сплошная критика в адрес исключительно представителей армянской интеллигенции и руководителей…“ В этом предложении прибег к нехитрому приему и вместо тире плагиатор вставил слово “прозвучала”. По всей видимости, Нифталиев, освоивший на практике цитату из известного советского фильма “ловкость рук и никакого мошенничества”, немало потрудился над своеобразным редактированием следующего моего предложения: “Осудив армян за расправу над бандой Аршада Мамедова в июле 1967 г., докладчик не заикнулся о зверских убийствах, совершенных этой бандой (в том числе убийство и глумление над трупом 10-летнего сына Б. Мовсисяна из села Каракенд Мартунинского района), припомнил и взрыв гранаты  в 1971 году  у Степанакертской гостиницы “Карабах”. У выдающего себя с потрохами плагиатора “наук” это предложение превратилось в результате легкой манипуляции в следующий пассаж: “Осудив армян за расправу над Аршадом Мамедовым в июле 1967 г., докладчик также припомнил и взрыв гранаты в 1971 г. у Степанакертской гостиницы “Карабах”. Нифталиев не понял очевидного – здесь сугубо моя трактовка сказанного Кеворковым, в докладе последнего по этой части на стр.14 доклада сказано совершенно другое:” Это и преступление, совершенное в г.Степанакерте во время открытого судебного процесса в июле 1967 года, подоплекой которого было извращенное проявление национальных чувств. Это и взрыв боевой гранаты, совершенный преступниками в 1971 году у Степанакертской гостиницы” Карабах”, где проживала группа преподавателей из соседних районов республики” (термины “преступление”, так и “преступники” таят в себе смысл осуждения, потому в моем тексте “осудил”- В.Г.). Естественно, как армянин, осведомленный в подноготной этих событий, я не был согласен с кеворковским мнением о том, что в июле 1967 года имело место” преступление”, и назвал произошедшее “расправой”. Также, как и молодые парни, взорвавшие “боевую” гранату у гостиницы в целях урезонить зарвавшихся и обнаглевших азербайджанских преподавателей пединститута из “соседних районов” (псевдопатриоты из руководства области и до приезда Кеворкова постарались обеспечить их жильем в целях ускоренной азербайджанизации), в моем восприятии, разумеется, не были “преступниками”.

Думаю, излишне доказывать мотивы и причины умышленного вранья бакинского автора – это была расправа не над «безвинным» Аршадом Мамедовым и не за его национальную принадлежность, как может показаться несведущим людям, а именно расправа над бандой, совершившей многие тяжкие убийства, в том числе зверское убийство 10-ти летнего Нельсона и глумление над трупом. Кстати, события июля 1967 года во многом были тщательно спланированы руководством Азербайджана и использованы впоследствии для осуществления массовых арестов, террора, изгнания руководителей движения армян автономной области середины 1960-х годов за воссоединение с Армянской ССР и представителей интеллигенции, подавления самого движения (об этом я написал в одной из публикаций).

Упоминая об обращениях в Москву армянских писателей Л.Гурунца и С.Капутикян, бакинский сочинитель истории вновь врет и несет полную ахинею:” Больше всего их самолюбие задело то, что Кеворков накануне 60-й годовщины событий 1915 года на территории Османской империи, затронув тему т.н. “геноцида армян”, осудил действия СогомонаТейлеряна за убийство турецкого министра внутренних дел Талята паши” (!?). По этой теме Кеворков сказал буквально следующее:” Несколько лет назад в г. Степанакерте среди некоторой части молодежи нелегально распространялся материал о судебном процессе над Согомоном Тейляряном, кстати, отпечатанный на пишущей машинке областной прокуратуры, под носом у бывших его руководителей. Чем заслужил такой интерес к своей персоне Согомон Тейлярян? Оказывается, тем, что он, будучи дашнакским террористом, застрелил в Берлине одного из главарей движения младотурок Талят-пашу, известного своими кровавыми репрессиями против армянского населения Турции в начале нынешнего века, и суд присяжных его, Тейляряна, оправдал. Сейчас речь идет не о Талят-паше, ибо ни у кого нет сомнения в том, что фигура эта одиозна во всех отношениях. Однако давайте попытаемся разобраться в том, насколько правомерны действия лиц, которые по существу стали пропагандистами “героизма” дашнакских террористов…” (стр.22 доклада, орфография и пунктуация текста сохранена - В.Г.). Какой же потайной смысл содержится в этих предложениях? Как видно из сказанного: во-первых, Кеворков фамилию Тейлеряна (у Нифталиева) упомянул как Тейлярян и не осудил убийство им Талаата, более того, будучи юристом по образованию, счел важным и подчеркнул-“суд присяжных его, Тейляряна, оправдал”, чем, представляется, оратор был даже удовлетворен; во-вторых, не употребил по-нифталиевски “т.н. геноцида армян”, а по понятным причинам, находясь под “колпаком” руководства Азербайджана и КГБ, Кеворковгеноцид армян назвал “кровавыми репрессиями против армянского населения Турции”; в - третьих, самого Талаата Кеворков счел одним из “главарей движения младотурок”, одиозным “во всех отношениях”, известным “своими кровавыми репрессиями” чем, как мне представляется, логически, юридически и идеологически обосновал закономерную необходимость и неизбежность физического уничтожения таких извергов; в-четвертых, в рамках коммунистической пропаганды и повестки пленума Кеворков высказался лишь против героизации “дашнакских террористов”(хотя Тейлерян не был дашнаком-В.Г.), что не исключает того, что после 1980 года если не во время банкетов, где его выдали бы из окружающей свиты,  так уединившись, выпивал тутовую водку за Тейлеряна, Ширакяна, Торлакяна, Мелкумова и других армянских мстителей. Тут невольно вспоминается крылатая фраза –“что позволено Юпитеру, то не позволено быку”. Как армянин, я мог себе позволить себе кеворковскую мысль “разобраться в том, насколько правомерны действия лиц…”, несколько сгущая краски, расценить и написать, как “осудил распространение среди молодежи материалов суда над Согомоном Тейлеряном”. За этот свой грех готов прилюдно покаяться перед Богом. Означает ли это, что бакинскому иллюзионисту от истории дозволено лгать, используя примененное мною слово “осудил”, извратить смысл и превращать чужую фразу в – “ осудил действия СогомонаТейлеряна за убийство…”?

Последний ляп по приведенной тематике Нифталиев допустил в “редактировании” моего высказывания: “В лучших советских традициях ответственность за все докладчик возложил на “бывших” – 1-го секретаря Г. Мелкумяна и секретаря обкома партии Н. Арутюняна, ответственного за пропаганду и агитацию.” У бакинского автора выглядит следующим образом:” Кеворков отметил грубые ошибки, допущенные бывшим первым секретарем Г. Мелкумяном и секретарем обкома партии Н. Арутюняном, ответственного за пропаганду и агитацию.” Здесь плагиат обнаружился в том, что, согласно канонам русского языка, после нифталиевских слов “секретарем обкома партии Н.Арутюняном” должно было быть не как у меня – “ответственного за пропаганду и агитацию”, а “ответственным за пропаганду и агитацию”. Не догадался “историк” и написать проще –  “секретарь по идеологии”. Тогда не было бы вопросов, было бы несколько затруднительно обличить в плагиате. В этой части Кеворков не “отметил грубые ошибки”, как сформулировал Нифталиеву, а сказал о приведенной мною выше ответственности! Впрочем, приведу слова из доклада:” За эти серьезные недостатки и ошибки ответственны многие…”

По вполне понятным причинам Нифталиев умолчал про развенчанные мною манипуляции с фактами и надругательство над историей армянского Карабаха в том же кеворковском докладе. К слову, выступление Кеворкована пленуме независимо от его личных мотивов и побуждений, задач, поставленных перед ним первым секретарем ЦК компартии Азербайджана Г.Алиевым, было бесспорным национальным предательством, позор которого не без успеха старался смыть с 1980 года. Примечательно, что Нифталиев не привел ни одну другую цитату или выдержку, кроме использованных мною, не коснулся оставшихся вне моего внимания иных моментов длившегося час сорок минут кеворковского доклада, как и выступлений некоторых участников пленума, в которых содержались продиктованные стремлением угодить Кеворкову и азербайджанскому руководству верноподаннические перлы. Знал бы о них “доктор истории”, так не преминул бы воспользоваться этим и распространить по интернету. Это свидетельствует об одном – он не читал доклада в газете (был опубликован на армянском языке, так что Нифталиев ничего бы не понял), не искал и не видел в архивную копию подлинника доклада. Думаю, приведенные выше доказательства наглядно уличают Нифталиева и его заказчиков в незнании материальной части темы, преднамеренной инсинуации, откровенной лжи и бездарном плагиате. Анализируя прошлое, давно пришел к убеждению- Кеворков был далеко не худшим руководителем автономной области, были деятели гораздо более одиозные и хуже него.

Не менее неуклюжими и лживыми выглядят и другие пассажи Нифталиева: о том, что Б.Кеворков “был уроженцем Шемахи”, или же: “… были проведены и другие кадровые перестановки в руководстве Нагорного Карабаха, где вторым секретарем обкома был назначен русский, а первым заместителем председателя областного совета – азербайджанец”. Это чистейшей воды ложь, ибо до прихода Кеворкова вторыми секретарями обкома партии были русские Абрамов, Кострюлин и Володин, тот самый, который вместе с начальником отдела КГБ области Быстровым упражнялись в стрельбе из пистолета по орнаментам церкви 13 века – Гандзасара. Заместителями председателя облсовета были азербайджанцы Бегляров, Аскерханов и т.п. Столь же лживы другие выпады Нифталиева и прочих соседних авторов против М.Шагинян, С.Капуткян, Андраника и т.д.

Полностью лживо и абсурдно осветил И.Нифталиев также вопрос переселения азербайджанцев  из Армянской ССР на основании  постановления Совета Министров СССР  от 23 декабря 1947 года  “О переселении колхозников и другого азербайджанского населения из Армянской ССР в Кура-Араксинскую низменность Азербайджанской ССР” (Ильгар Нифталиев. “Историческая призма”: 1948-1953. “Неизвестные факты о депортации азербайджанцев из Армении”,https://news.day.az/politics/506069/, 16июля 2014 года). Данное постановление союзного центра было использовано руководителем Азербайджана М. Багировым в разных целях, в том числе для изменения демографической ситуации НКАО в пользу азербайджанцев. Нифталиев пишет: “В справках Переселенческого управления республики, направляемых в Совет министров Азербайджанской ССР, можно встретить многочисленные жалобы переселенцев на тяжелые жилищные и культурно-бытовые условия. Так, в августе 1948 года в Мартунинский район НКАО была переселена 131 семья (570 человек). Однако переселенцы оказались в крайне тяжелых условиях автономной области, где их встречали далеко не с распростертыми объятиями. Руководители области не уделяли внимания сигналам, а также жалобам переселенцев в связи с их тяжелыми бытовыми условиями. Районные организации не обеспечивали получение переселенцами положенных им пособий и пенсий для фронтовиков, многодетным матерям и инвалидам Отечественной войны. Плохо было поставлено школьное дело и культ обслуживание переселенцев”.

Мне пришлось уже ответить на ложь другого азербайджанского историка Д. Гасанлы по этому вопросу, повторяться не стану, приведу лишь следующее: ”Вся ложь о ”депортации” опровергается наличием справки ”Об устройстве переселенцев азербайджанцев из Армянской ССР в Мартунинский район НКАО” от 15 января 1949 года, подписанной созданной поручением 2 секретаря НК обкома КП Абрамова комиссией в интернациональном составе: зампредседателя облисполкома Керимов, завсельхозотделом обкома Сулейманян, замначальника УВД Венедиктов и представителя переселенческого управления при Совете министров Азербайджана Абдурахманова (Госархив НКР, Ф.250, оп.11, св.2, ед. хр.24, с.11-14). Оказалось, что уже на первом этапе переселения Багиров ухитрился внедрить в Карабах, который никак не относится к Кура-Араксинской низменности, пионеров-переселенцев;” в августе 1948 года из Армянской ССР было переселено в Мартунинский район НКАО всего 131 хозяйство с количеством душ 570. Из них 86 хозяйств с количеством душ 355 в селе Гиши, 25 хозяйств с количеством душ 120 в селе Хнушинак, 17 хозяйств с количеством душ 82 в селе ГюнеЧартар и 3 хозяйства с количеством душ 13 в селе Муганлы”. Почему в азербайджанское село Муганлы было переселено всего 3 хозяйства (13 душ), а в армянские села Гиши, Гюне-Чартар и Хнушинак значительно больше – 557 человек!? Очевидно, в целях изменения демографии и превращения их в интернациональные хозяйства с перспективой выдавливания армян при удачном стечении переселения и в надежде отторжения этих сел по примеру Гюлаблы и Огера. Заселение азербайджанских сел Муганлу, где было правление колхоза, и позже Амиранлар рядом с Мартуни позволило начать вытеснение русских из входившего с ними в один колхоз полностью руссконаселенного села Скобелевка.

Багирову удалось внедрить азербайджанцев и в другие армянские села недалеко от Степанакерта – Дашбулаг, Кркжан, Джамилю и т.д., запустить механизм их азербайджанизации”. (Валерий Газарян:” Имела ли место депортация азербайджанцев...” https://regnum.ru/news/1657402.html)

     Нетрудно заметить, что о справке” Об устройстве переселенцев азербайджанцев из Армянской ССР в Мартунинский район НКАО” от 15 января 1949 года я упомянул за год с лишним до Нифталиева. И такой вот “историк” Нифталиев, путающийся в вопросах истории и географии (“отнес” Мардакертскии район к Кура-Араксинской низменности?!), имеет наглость нести следующий бред: “Испокон веков, начиная с Моисея Хоренского, армянские книжники и грамотеи трубят на всех перекрестках о славе и величии их народа и при всяком удобном случае унижают и стирают с лица земли историю своих соседей. Они употребляют все усилия и всячески стараются показать миру с наихудшей стороны соседей, чтобы как можно больше от них урезать и присвоить себе, насколько возможно, уничтожить прошлое и осквернить даже их настоящее“ (https://news.day.az/politics/1088570.html, 3 февр.,2019 г.). Комментарии, как говорится, излишни…

Объективности ради стоит отметить, что и некоторые армяне дозволяют себе весьма вольно трактовать и интерпретировать отдельные события в ходе нашего национально-освободительного движения, не удерживаются от соблазна возвеличить заслуги себя любимых, несправедливо оценивать вклад других, зачастую забывая подвиг тысяч наших воинов, проявивших чудеса героизма на войне.

По всей видимости, старания азербайджанского старшего поколения фальсификаторов истории Буниятовых, Геюшевых, Кочарлы не прошли даром, и у них появились “достойные” последователи.

Недавно появилась информация о том, что в Азербайджане будут углубленно изучать историю малочисленных народностей. Принято решение о проведении структурных изменений в Институте истории Национальной академии наук. Под этой информацией в Фейсбук кто-то намекнул на сочинение истории у соседей, а уважаемый мною азербайджанский писатель и политэмигрант Зейнал Ибрагимов, прекрасно осведомленный в вопросах Азербайджана, прокомментировал: “Если бы сочинять. Они же еще и воруют”.

Лучше не скажешь и добавить нечего…

Валерий Газарян

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.