“Господь указал мне, где строить церковь”

8 мая, 2019 - 12:44

Как одну из самых дорогих реликвий хранит своё свидетельство о рождении житель южнороссийского поселка Новомихайловский Николай Кочьян. Не только потому, что оно удостоверяет его появление на свет Божий в 1946 году. А и потому, что родился он в районном центре Шаумян Армянского  района Краснодарского края России. В 1953 году, после  нового  административно-территориального  деления, Армянский район вошел в состав Туапсинского и был упразднён. А в упомянутом документе он ещё существует…

  Армяне в этом регионе обосновались довольно давно. В Туапсинском районе есть очень большое армянское кладбище, где есть надгробие, датируемое 1794 годом. То есть, армяне начали здесь селиться, как минимум, с середины XVIII века.

Отдав не одно десятилетие строительной отрасли,  заслужив  народное  уважение, Николай Айказович ныне – успешный предприниматель. В частности, он – владелец престижного яхт-клуба “Торнадо” в Туапсинском районе. Этот яхт-клуб он построил в начале 1990-х, вместе с младшим братом Ильёй. С тех пор братья совместно управляют данным объектом, который динамично развивается и стал популярным центром водного туризма на юге России.

Но бизнес, конечно, бизнесом, однако братья Кочьяны не забывают и о духовной составляющей. Более  того – как воцерковленные  прихожане  Армянской  Апостольской  Церкви,  иного подхода к делам они попросту не мыслят.

- Помню,- рассказывает Николай Айказович,- вернувшись из Сургута, где немало лет проработал на тамошнем комбинате крупнопанельного домостроения (громадный был комбинат – второй по объёмам производства на весь тогдашний Советский Союз), удостоился звания “Почетный строитель нефтегазовой промышленности”, я съездил в Шаумян, прошелся по родному селу. Есть там пригорок, делящий село на две почти равные части. Дойдя до этого пригорка, вспомнил, как бабушка рассказывала, что когда-то здесь была старинная деревянная церковь, но в советские времена большевики её сожгли. И меня осенило: а не построить ли здесь новую церковь?  Поделился идеей с братом, говорю – за деньгами дело не станет, мы же хорошо заработали в Сургуте. Илья сказал, что не возражает. И я начал действовать.

Шёл 1990 год. Советские  госструктуры пока функционировали, но реальными возможностями уже не обладали. В райисполкоме,  куда обратился  Н.Кочьян, ему не отказали, но дали понять, что помочь ничем не смогут, пусть рассчитывает на собственные силы. А ему только этого и надо было. Пригласил строительную бригаду, закупил стройматериалы. И в 1991-м началось строительство.

По совету Католикоса всех армян Гарегина I, к которому братья Кочьяны обратились, когда церковь уже была возведена, храм был назван Сурб Эчмиадзин. “Это была первая армянская церковь, возведенная в постсоветский период на юге России. Так я, образно выражаясь, вошел в историю”,- улыбается Николай Айказович.

Церковь была торжественно открыта в 1995 году. Во время церемонии освящения храма тогдашний главный викарий епархии ААЦ на Северном Кавказе Езник Петросян Н. Кочьяна в дьяконы этой церкви. 

По замыслу архитектора Б. Агамирова, храм Сурб Эчмиадзин представляет собой объёмное пятикупольное строение, издалека по форме напоминающее раскрытую книгу. Его прихожанами являются жители Шаумяна, а также армяне из соседних сел и хуторов. Одиннадцатого ноября 2001 г. в храме торжественно было отпраздновано 1700-летие принятия христианства в Армении. Организационные заботы взяла на себя местная армянская община.

- В те первые постсоветские годы жизнь складывалась нелегко,- рассказывает Николай Айказович.- И меня нередко упрекали: мол, зачем столько расходов на эту церковь, не лучше ли было раздать деньги нуждающимся? Я отвечал: ну, раздам рублей по 700 или даже по тысяче, и что? Люди истратят за неделю-другую, этим и кончится. А церковь – она вечная, это же храм Божий, сюда приходят поверять свои думы Всевышнему. Что до неимущих, то мы им и так помогаем по мере возможностей.

Время доказало  правоту  Николая Кочьяна. Сегодня церковь Сурб Эчмиадзин – признанный центр духовной жизни армян Юга России. Так что люди живут не только хлебом насущным (хотя, наверное, кое-кому именно этого и хотелоссь бы).

Вторым таким духовным центром в Туапсинском районе ЮФО несколько лет спустя стала 3-купольная церковь Св. Николая Чудотворца – покровителя путешественников и моряков, построенная в поселке Новомихайловский. Её возведение тоже профинансировали братья Кочьяны. На освящение начала строительства был приглашен предводитель Араратской епархии ААЦ епископ Гарегин Нерсисян (будущий католикос  всех армян - Гарегин II). На памятной доске, установленной на южной стене храма, начертано: «Церковь Святого Николая Чудотворца построена братьями Кочьян Н.А. и Кочьян И.А., их племянником Ламзиным Г.А., совместно с полномочным представителем президента РФ в Южном Федеральном округе Казанцевым В.Г. (г. Ростов-на-Дону), Каликяном В.А. (г. Магадан), Константиновым А.В. (г. Краснодар), Носковым А.П. (г. Новочеркасск), лидером фракции “Единство” Пехтиным В.А. (г. Москва)». Как явствует из надписи, круг благотворителей довольно широк и представителен, и включает в себя далеко не только армянские фамилии.

За значительные заслуги перед армянским народом и Армянской Апостольской Церковью Николай Кочьян был награжден высшей наградой ААЦ – орденом Святого Григория Просветителя.

Память о прошлом

Род Кочьянов  берет свое  начало в Западной Армении, в районе между Трапезундом и Самсуном. Там с середины ХVII века существовала армянская деревня, в которой  жили и прадеды Николая Айказовича. Сегодня  этот населённый пункт называется Пелети-ятаг, и живут там одни турки. А армян больше нет: кого физически уничтожили, кого насильственно обратили в ислам. Мало кому удалось спастись, перебравшись в другие страны. История, типичная для всей Западной Армении, познавшей в начале ХХ в. ужасы Геноцида…

- Не берусь осуждать соотечественников, которые остались в Турции, но при этом приняли мусульманство,- говорит Н.Кочьян.- Ведь это делалось вынужденно – ради спасения своих родных и близких. Многие из армян, проживающих в наших тамошних краях, не забыли родную речь, и дома общаются на амшенском диалекте армянского языка – на том самом, на котором говорят армяне, перебравшиеся в регионы Юга России из Трапезунда и Самсуна. Брат мой, Илья, ездил в прошлом году в Трапезунд и дальше – в Пелети-ятаг. Там их группа наняла гида. Тот оказался местным армянином, немного говорил по-армянски. Наши обрадовались, встретив соотечественника. А он им и говорит: “Никакой я не армянин, я турок”. Представляете? За три-четыре  поколения,  прошедшие  после  Геноцида, людей там “воспитали” так, что они уже открещиваются от своей национальной принадлежности.

Прадед и дед Николая Айказовича выехали из Турции в Россию еще в 1890-х,  до того, маховик армянских погромов  раскрутился “по полной”. Люди нашли на юге России места, примерно напоминающие их родные края, постепенно обосновались, стали осваиваться. Так здесь появились армянонаселенные сёла – Шаумян, Гойтх, Пелетлуг и другие. «Тогда вместе с прадедом приехали двое его братьев,- говорит Н.Кочьян.- Но у них не получилось обжиться на новом месте. В конце концов они сказали ему: “Амбарцум, уж лучше мы вернемся к родным могилам”. И вернулись. А после 1915 года их следы, к сожалению, затерялись».

Новая жизнь

Обосновавшись в Шаумяне, Кочьяны постепенно развернулись – работать они издавна умели и любили. У деда Николая Айказовича была табачная плантация, в сезон он нанимал около 60 работников,  держал для них столовую. Готовый табак сдавал государству, тогда за это хорошо  платили. “Дед стал зажиточным предпринимателем, разъезжал в собственной коляске, по тем временам это считалось роскошью”,- отмечает Н.Кочьян.

Его отец,  Айказ,  пошел в школу в Шаумяне. Тогда школа была большая, как и всё село: десятилетка, с отдельными русским и армянским секторами. Окончив  школу,  Айказ работал механизатором в родном селе. А потом совершил, можно сказать, беспрецедентный поступок, о котором в тех краях вспоминают до сих пор.

- В те времена,- рассказывает Николай Айказович,- не было ни одного случая, чтобы армянин взял в жены русскую девушку,  или армянка вышла замуж за русского. Ухаживать за девушкой не из своего района было опасно: местные парни могли крепко накостылять за подобную “самодеятельность”. А отец возьми и полюби русскую. Та отвечала ему взаимностью. Дело, казалось бы, шло к свадьбе. Но родные девушки категорически воспротивились. Тогда молодые уехали к одному из друзей отца, скрывались там несколько месяцев. И семья девушки, в конце концов, сменили гнев на милость – пусть, говорят, возвращаются. Так и сыграли свадьбу. Любовь преодолела национальные барьеры (улыбается). Поначалу было трудно общаться: бабушка (дед к тому времени уже умер) не знала ни слова по-русски, а мама не говорила по-армянски. Отец, хорошо знавший оба языка, был между ними, так сказать, переводчиком. Потом мама всё же выучила армянский язык, а бабушка поднатужилась и освоила русский.

Окончив техникум, Айказ несколько лет проработал на золотоносных рудниках в Армении, руководил бригадой экскаваторщиков. Когда началась война, его, по плохому зрению, на фронт не взяли, а командировали в Нижний Тагил – строить танковый завод. А мать с уже родившимися дочерями осталась. Когда гитлеровские части оккупировали Шаумян, жители села ушли в лес. Выкопали там землянки, так и продержались почти полгода. За Шаумян шли ожесточенные бои, он, по меньшей мере, четыре раза переходил из рук в руки. В конце концов, после разгрома немцев под Сталинградом в феврале 1943-го, их выбили и отсюда.

Николай Айказович родился в 1946-м. Окончив школу в Шаумяне, уехал учиться в Краснодар, там окончил сначала техникум, затем – Институт инженеров железнодорожного транспорта. По специальности – инженер-механик дорожно-строительных машин. Много лет проработал на ответственных участках в различных регионах России. Успел потрудиться и в Армении.

- В своё время мы устанавливали новое крышевое перекрытие здания Ереванского Академического театра имени Сундукяна,- говорит он.- Трудились на совесть. Насколько мне известно, крыша прослужила долго – лет 50. А когда в Армении случилось землетрясение, я работал в Сургуте. Тогда мы отправили в пострадавшие районы два эшелона дорожно-строительной техники – краны, бульдозера, миксеры, и др.

Как руководитель Епархиального совета ААЦ Юга России Николай Кочьян дважды участвовал в выборах Католикоса всех армян. В первый раз был избран Гарегин I, а во второй раз – Гарегин II. “Самая большая делегация оба раза была из России,- говорит он. И это объяснимо: в России проживает примерно столько же армян, сколько в самóй Армении. Если не больше. Не побоюсь громких слов: российские армяне – всегда с Арменией. Мы живём вашими делами и заботами, радуемся вашим успехам, стараемся поддерживать доброе содружество. Не сомневаюсь, что так будет и впредь”.

Ашот Гарегинян

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.