АЛЬБЕРТ ВОСКАНЯН: МАЛЫШ. РАССКАЗ

8 мая, 2019 - 19:52

На днях пришло приятное известие: известный карабахский блогер Альберт Восканян стал Дипломантом Третьего Межрегионального литературного конкурса «Ты сердца не жалей, поэт» 2019 года. В начале, после двух конкурсов, он попал в лонг-лист, а после этого в шорт-лист. А затем решением членов жюри конкурса Альберт Восканян был объявлен Дипломантом в номинации «Малая проза». Поздравляем!

РЕДАКЦИЯ РОССИЯ-АРМЕНИЯ.ИНФО 

Самвел подошёл к могиле, положил восемь алых гвоздик на плиту. От пронизывающего ноябрьского ветра мужчина поёжился, поднял воротник куртки и закурил сигарету...

Каждый год 27 ноября он приходил на Мемориальный комплекс, чтобы положить цветы на могилу Малыша. Как правило, он задумчиво выкуривал у могильного камня пару сигарет и молча уходил...

С надгробной плиты на Самвела смотрел, стоя во весь рост, улыбающийся конопатый паренёк, одетый в камуфлированную форму. Мужчина долго глядел в весёлые, задиристые глаза Малыша и унёсся мыслями в то время, когда в Карабахе шли кровопролитные бои, и жизнь человека не стоила и ломаного гроша...

Мощное наступление неприятеля в Мартакертском направлении было приостановлено. Обе противоборствующие стороны окопались, не предпринимали никаких активных военных действий. Подразделение Армии обороны НКР, где служил Самвел, дислоцировалось в лесу, недалеко от села Кичан Мартакертского района. Люди смогли перевести дух, командир по очереди отпускал бойцов на пару дней, чтобы повидаться с семьёй, искупаться, сменить одежду...

Несколько месяцев назад к ним прибился невысокий худенький паренёк лет шестнадцати. По его говору было заметно, что мальчик из низинных сёл Карабаха. Командир вызвал его, поговорил, пригрозил, что, если тот не вернётся домой, то он будет вынужден «принять меры». Но мальчику некуда было идти – их село было под оккупацией неприятеля. Отец его пропал без вести, когда он и мужчины села прикрывали отход сельчан, спешно покидавших свои дома. Старики, женщины, дети уходили лесами, чтобы спастись от неминуемой смерти. Мать и двое сестёр мальчика теперь находились во временном лагере под Степанакертом...

Один из солдат узнал отца мальчика, он слышал эту трагическую историю и подтвердил сказанное пареньком...

Командир не знал, что делать, и решил на свой риск оставить мальчика в подразделении, закрепив его за кухней. Вызвав своего заместителя по тылу, он передал мальчика под его ответственность...

По приказу командира паренька взяли на довольствие, выдали ему форму самого маленького размера. Радости мальчика не было предела...

Никто не знал точно, как его зовут, но с учётом возраста и комплекции мальчика, начали называть Малышом. Мальчик был смышлёный, его голос можно было слышать во всех концах временного лагеря. Он успевал принести из лесу дров, нарубить их, вёдрами носил из родника воду для кухни, помогал повару... Все знали, что если о чём-то попросить Малыша, то отказа не будет...

А однажды он пропал. Все забеспокоились, командир дал команду прочесать близлежащий лес, окрестности, но поиски не дали результатов. На всякий случай, он сообщил о ЧП вышестоящему командованию, получил нагоняй и приказ во чтобы то ни стало найти мальчика...

Больше всех переживал Самвел, к которому Малыш с первого дня потянулся и называл его «дядей Самвелом». Позже мальчик объяснил, что Самвел очень похож на его отца, пропавшего без вести. Большую часть своего времени Малыш проводил рядом с Самвелом…

Через три дня Малыш появился в расположении подразделения – чумазый, в оборванной форме и… верхом. Под ним была лошадь белого цвета, без седла. На шее животного болтался обрывок верёвки...

Оказалось, что Малыш рано утром сбежал с территории лагеря и вышел лесными тропами к расположению неприятельских позиций. Два дня он находился в непосредственной близости от неприятеля, прятался в лесу, питался ягодами и каким-то образом смог «экспроприировать» пасущуюся недалеко лошадь и теми же путями незаметно вернуться обратно...

Свой поступок он объяснил тем, что хотел доказать, что он взрослый и ему можно доверить оружие…

Командир недоверчиво выслушал рассказ Малыша, после чего вызвал начальника разведки, и уже вместе с ним они снова допросили его, попросили на карте показать маршрут его движения. Паренёк, естественно, в картах не разбирался, но с его слов быстро поняли, каким образом он смог перейти на противоположную сторону и вернуться...

Самвел, сидя под деревом, разобрал свой «Калашников», разложил детали на траве, и начал чистить их тряпочкой. Чуть раньше разведка сообщила, что неприятель что-то замышляет, и командир приказал всем проверить своё оружие...

Малыш лежал на траве рядом с Самвелом. Он был каким-то молчаливым, что не было похоже на него.

– Ты чего это, «Малыш», такой грустный? – протирая смазанной машинным маслом тряпочкой деталь автомата, спросил Самвел, скосив глаза на мальчика.

Тот молчал, покусывая травинку, потом, не глядя в лицо Самвелу, произнёс:

– Сон видел... Папа и другие мужчины, кто с автоматом, кто с охотничьим ружьём, стреляли, чтобы мы смогли спастись.. Папа, увидев меня, крикнул, чтобы я убегал... У меня на глазах пуля попала папе в голову, и он упал... Я закричал, побежал к нему... потом проснулся…

Самвел выслушал мальчика и, оторвавшись от чистки оружия, успокоил его:

– Это сон, «Малыш», не бери в голову... Жив твой папа... надеюсь, вернётся домой... Вставай, идём – скоро построение...

– Дядь Самвел, вы идите, я догоню...

Голос мальчика дрожал, чувствовалось, что он еле сдерживает слёзы...

Собрав автомат и закинув его на плечо, Самвел пошёл вперёд, в середину лагеря, где минут через десять должно было быть построение...

Не пройдя и 50 метров, он услышал пронзительный звук падающих мин. Мужчина инстинктивно бросился на землю. Две мины разорвались позади него, там, где он был с Малышом. Обернувшись, он увидел мальчика, лежавшего под деревом с неестественно раскинутыми руками...

– Малыш! – закричал Самвел и, вскочив, бросился к мальчику, не обращая внимания на то, что обстрел лагеря усиливался.

Подбежав к тому месту, где лежал паренёк, Самвел наклонился и приподнял голову мальчика, положил на своё колено.

– Не закрывай глаза, Малыш, сейчас придёт медбрат... – кричал Самвел, глядя в веснушчатое лицо мальчика.

Глаза Малыша были прикрыты, на лице была видна гримаса боли. Вдруг мальчик тяжело приоткрыл веки:

– Папа... дядя Самвел... сон... – прошептал он и, улыбнувшись своей детской улыбкой, передёрнулся и испустил дух. Голова мальчика повисла…На груди паренька блеснул металлический нательный крестик...

– Малыш! – дико закричал Самвел...

Хоронили мальчика на Мемориальном комплексе Степанакерта, так как село, где жил Малыш находилось в руках неприятеля...

Война закончилась перемирием. Много воды утекло с того времени, но Самвел часто вспоминал этого мальчика, и каждый год, в этот самый день, приходил на его могилу, где, стоя во весь рост, на него с камня смотрел весёлый конопатый паренёк, одетый в камуфлированную форму…

Май 2017 г.

Альберт ВОСКАНЯН

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.