Тайны и загадки истории. Депортация из Крыма армян, болгар, греков и граждан других национальностей в 1944 году

23 марта, 2014 - 12:38

После насильственной высылки с территории полуострова крымских татар настала очередь других национальных групп. 29 мая 1944 г. народный комиссар внутренних дел Л.П. Берия докладывал И.В. Сталину: «После выселения крымских татар в Крыму продолжается работа по выявлению и изъятию органами НКВД СССР антисоветского элемента, проческа и пр. На территории Крыма учтено проживающих в настоящее время болгар — 12 075, греков — 14 300, армян — 9919» (в 1939 г. среди жителей полуострова насчитывалось: болгар 15 353 —1,4% ко всемунаселению, греков 20652—1,8%, армян 12 873—1,1%[1]). При этом указывалось,что « болгарское население проживает большей частью в населенных пунктах района между Симферополем и Феодосией, а также в районе Джанкоя. Имеется до 10 сельсоветов с населением в каждом от 80 до 100 жителей-болгар». Далее следовало «обвинительное заключение»: «Впериоднемецкой оккупации значительная часть болгарского населения активно участвовала в проводимых немцами мероприятиях по заготовке хлеба и продуктов питания для германской армии, содействовала германским военным властям в выявлении и задержании военнослужащих Красной Армии и советских партизан, получала «охранные свидетельства» от германского командования. Немцами организовывались полицейские отряды из болгар, а также проводилась среди болгарского населения вербовка для посылки на работу в Германию ». (Подобная вербовка проводилась среди всего населения полуострова, невзирая на национальность.)
О греках Берия сообщал следующее: «Греческое население проживает в большинстве районов Крыма. Значительная часть греков, особенно в приморских городах, с приходом оккупантов занялась торговлей и мелкой промышленностью. Немецкие власти оказывали содействие грекам в торговле, транспортировке товаров и т. д.». Вот и все «обвинения»!
Далее шла речь об армянах: «Армянское население проживает в большинстве районов Крыма. Крупных населенных пунктов с армянским населением нет. Организованный немцами Армянский комитет активно сотрудничал с немцами и проводил большую антисоветскую работу.
В гор. Симферополе существовала немецкая разведывательная организация «Дромедар», возглавляемая бывшим дашнакским генералом Дро[2], который руководил разведывательной работой против Красной Армии и в этих целях создал не¬сколько армянских комитетов для шпионской и подрывной работы в тылу Красной Армии и для содействия организации добровольческих армянских легионов.
Армянские национальные комитеты при активном участии прибывших из Берлина и Стамбула эмигрантов проводили работу по пропаганде «независимой Армении».
Существовали так называемые «армянские религиозные общины», которые, кроме религиозных и политических вопросов, занимались организацией среди армян торговли и мелкой промышленности. Эти организации оказывали немцам помощь, особенно «путем сбора средств» на военные нужды Германии. Армянскими организациями был сформирован так называемый «Армянский легион», который содержался за счет средств армянских общин».
Вывод Берии был следующим: «НКВД считает целесообразным провести выселение с территории Крыма всех болгар, греков, армян»3. Это относилось и к партизанам, подпольщикам, к лицам, совершенно не запятнавшим себя сотрудничеством с оккупантами.
2 июня 1944 г. И.В. Сталин подписывает постановление Государственного комитета обороны № 5984, согласно которому НКВД обязывалось «дополнительно к выселению по постановлению ГКО № 5859сс от 11 мая 1944 г. крымских татар выселить с территории Крымской АССР 37 тыс. чел. немецких пособников из числа болгар, греков и армян», которых «направить для расселения в сельском хозяйстве, в подсобных, хозяйствах и на промышленных предприятиях следующих областей и республик: Гурьевская обл. Казахской ССР — 7000 чел., Свердловская обл. — 10 000 чел., Мо
лотовская обл. —10 000 чел., Кемеровская обл. — 6000 чел., Башкирская АССР — 4000 чел. »[4].
Еще 7 мая 1944 г. Б.З. Кобулов и И.А. Серов в своей записке на имя Берии просили «разрешить выселить 330 человек немцев, австрийцев, венгров, румын, итальянцев, проживающих в Крыму, а также до 1000 проституток, проживающих на курортах и в городах Черноморского побережья»5. Нет оснований сомневаться в том, что нарком внутренних дел СССР отказал своим подручным. В 1944 г. из Крыма выслано 2300 немцев[6]. Добавим, что основная масса немцев (около 53 тыс. чел.) была вывезена с территории полуострова еще в августе 1941 г., основная масса итальянцев, проживавших в районе Керчи, — в начале 1942 г., когда Керченский полуостров был освобожден Красной Армией, а вместе с крымскими татарами оказались высланными местные турки, цыгане, незначительная часть караимов. По данным на март 1949 г. среди крымского спецконтингента, находившегося в местах высылки, было 1280 русских, 1109 цыган, 427 немцев, 272 турка, 257 украинцев и 283 прочих[7].
15 июня 1944 г. Берия обратил внимание Сталина на то, «что в Крымувыявлено 310 семей местных жителей турецкого, греческого и иранского подданства, имевших на руках просроченные турецкие, греческие и иранские паспорта. НКВД СССР считает нежелательным их оставление в Крыму и просит разрешить выселить их и направить в один из районов Уэбекской ССР»[8]. Предложение вскоре было претворено в жизнь. 24 июня Сталин подписывает Постановление ГКО № 6100сс: «Разрешить НКВД СССР выселить из Крыма (местных жителей турецкого, греческого и иранского подданства, имеющих на руках просроченные национальные паспорта) и направить их для проживания навремявойныводин из районов Узбекской ССР»[9].
Операция по выселению болгар, греков, армян, иноподданных прошла 27 июня 1944 г. Людям давалось несколько часов на сборы, адалеевтоварных вагонах под дулом автоматов их отправляли в неведомые края.
4 июля Берия доложил Сталину, что выселение из Крыма татар, болгар, греков, армян закончено. Всего выселено 225 009 чел., в том числе татар — 183155, болгар — 12 422, греков — 15 040, армян —9621, немцев—1119,иноподданных—3652 чел. «При проведении операции по выселению на местах и в пути происшествий не было»[10].
После высылки из Крыма по фронтам были изданы специальные приказы об увольнении из рядов Красной Армии бойцов национальностей, подлежащих высылке, и направлении их на спецпоселение. Это касалось всех, кроме старших офицеров, к тому же не являвшихся политработниками. По
даннымнамарт 1949г. из числа крымских спецпоселенцев, ранее служивших в Красной (Советской) армии, было: греков—559 (8 офицеров, 86 сержантов, 465 рядовых), болгар — 582 (9 офицеров, 76 сержантов, 494 рядовых), армян — 574 (19 офицеров, 70 сержантов, 485 рядовых), других — 184 (9 офицеров, 33 сержанта, 142 рядовых)[11]. При этом следует учесть, что в годы Великой Отечественной войны немцы, а также выходцы из государств-союзников фашистской Германии, стран, ею оккупированных, их потомки, являющиеся гражданами СССР, в Красную Армию не призывались.
До 1 октября 1948 г. на спепоселение дополнительно поступило 7219 человек (репатрианты, демобилизованные и проч.), которые включались в крымский контингент. Фактически число уроженцев Крыма, включенных в число спецпоселенцев в 1945—1948 гг., было больше, но часть из них включена в контингент «власовцы». В то же время до 1 октября 1948 г. из спецпоселенцев-крымчан, высланных в 1944 г., освобожден 3531 человек[12].
Следует отметить, что среди высланных из Крыма в 1944 г., помимо татар, греков, болгар, армян, оказалось несколько тысяч граждан других национальностей, средикоторых значительную часть составляли члены смешанных семей. При этом если муж, кпримеру, был армянином, ажена—русская, оба учитывались как армяне. Но, если муж являлся русским, а жена армянкой, оба учитывались как «другие». Среди взрослых спепоселенцев крымского контингента, не входивших в подконтингент «другие», насчитывалось 2882 представителя различных национальностей, в том числе 1917 русских, 340 украинцев, 311 цыган, 30 караимов, 27 немцев, 2 7 поляков, 25 туркмен, 20 турок, 17 евреев, 12 белорусов, 10 калмыков, 9 чехов, 7 молдаван, 5 лезгинов, 3 австрийца, 3 латыша, 3 эстонца, 3 казаха, 2 албанца, 2 ассирийца» 2 кабардинца, 2 башкира, 2 венгра, 2 румына, 1 азербайджанец, 1 француз и 99 прочих (данные на март 1949 г.)[13].
Видимо, с целью избежать в дальнейшем «лишних» обращений и поводов для изменения мест проживания на спецпоселении была подготовлена директива НКВД СССР «О соединении разрозненных семей крымских болгар, греков, армян» от 9 августа 1944 г.
НКВД стремился учитывать все, что касалось спецконтингента, в том числе профессиональный и образовательный уровень. Среди взрослых греков 71 имел высшее образование, 592 — среднее, 7012 — низшее, 1424 было неграмотных; среди болгар эти показатели были такими: 45; 375; 6456; 1079 (соответственно); среди армян—67; 431; 4016; 684; среди других (входящих в состав семей спецпоселенцев из Крыма, включая татар)—33; 214; 2034; 601; среди других (не входящих в состав семей спецпоселенцев из Крыма) — 31; 172; 1687; 535 (данные на март 1949 г.)[14].
Лица, высланные из Крыма, оказались расселенными в различных регионах необъятного СССР. По состоянию на 1 января 1953 г. из них (вместе с арестованными и числившимися в розыске) на спецпоселении находилось:
греки — в Узбекистане находилось на спецпоселении 4097 человек (в Ташкентской области — 15 чел., Cамаркандской—25,Ферганской—3945, Андижанской —16, Кашкадарьинской — 39, Бухарской — 2, Каракалпакской АССР — 55); в Российской Федерации — 9253 человек (в Молотовской (Пермской) обл. — 2268 чел., Свердловской — 3414, Марийской АССР — 128, Кемеровской обл. —1334, Башкирской АССР—1967, Тульской обл. — 5, Костромской—1, Московской—2, Куйбышевской — 1, Кировской—4, Татарской АССР — 32, Красноярском крае—8, Якутской АССР— 10, Иркутской обл. — 23, Хабаровском крае—12, Чувашской АССР — 2, Челябинской обл. — 10, Новосибирской — 7, Тюменской — 5, Томской — 7, Коми АССР — 4, Удмуртской АССР — 1, Сахалинской обл. — 3, на Дальнем Севере — 5); в Казахстане — 1240 человек (в Гурьевской обл. — 1040 чел., Алма-Атинской — 128, Южно-Казахстанской — 9, Джамбульской — 20, Талды-Курганской — 8, Кызыл-Ордынской — 6, Кустанайской — 24, Актюбинской — 1, Кокчетавской — 1,
Северо-Казахстанской—3 чел.); в Киргизии —16 человек (во Фрунзенской обл. — 4 чел., Ошской — 2, Иссык-Кульской — 6, Таласской — 4); в Таджикистане —153 человек; в Карело-Финской ССР — 1 человек;
болгары — в Узбекистане — 53 человека (в Ташкентской области — 25 чел., Самаркандской — 6, Ферганской—20, Кашкадарьинской—1, Каракалпакской АССР — 1); в Российской Федерации —10 388 человек (в Молотовской (Пермской)
области — 3625, Свердловской — 2847, Марийской АССР —196, Кемеровской обл. — 2365, Башкирской АССР—768, Тульской обл. — 4, Московской — 33, Кировской — 486, Татарской АССР —
13, Якутской АССР — 4, Иркутской обл. — 9, Хабаровском крае — 4, Челябинской обл. — 10, в исправительно-трудовых лагерях и на спецстройках МВД — 2, Новосибирской обл. — 3, Тюменской — 8, Курганской — 5, Омской — 1, Удмуртской АССР — 1, Читинской обл. — 1, на Дальнем Севере — 3); в Казахстане — 1868 (в Гурьевской обл. — 1659 чел., Алма-Атинской — 165, Южно-
Казахстанской — 3, Джамбульской — 5, Западно-Казахстанской — 7, Кзыл-Ординской — 4, Карагандинской—5, Кустанайской—1, Акмолинской — 3, Восточно-Казахстанской —10, Семипалатинской —4, Северо-Казахстанской—2); в Киргизии— ЦОшская обл.); в Таджикистане — 154 человека; в Kарело-Финской ССР — 1 человек;
армяне—в Узбекистане—381 человек (в Ташкентской области—47чел., Самаркандской—186, Ферганской—111, Андижанской—21, Кашкадарьинской —12, Каракалпакской АССР—4); в Российской Федерации 7492 человека (в Vолотовской (Пермской) области —1835 чел., Свердловской — 2858, Марийской АССР — 282, Кемеровской обл. —1385, Башкирской АССР — 941, Тульской обл. —2, Московской—23, Кировской — 9, Татарской АССР — 83, Красноярском крае — 8, Якутской АССР — 12, Иркутской обл. — 26, Хабаровском крае — 7, в исправительно-трудовых лагерях и на спецстройках МВД — 7, Новосибирской обл. — 7, Тюменской — 1, Томской — 3, Мурманской — 1, Амурской — 1, на Дальнем Севере — 1); в Казахстане 575 человек (в Гурьевской обл. — 478 чел., Алма-Атинской—61, Южно-Казахстанской—14, Джамбульской—1, Талды-Курганской—2, Кзыл-Ординской — 1, Карагандинской — 3, Кустанайской — 7, Семипалатинской — 7, Кокчетавской — 1); в Таджикистане —121 человек; в Туркмении— 1 человек;
другие—в Узбекистане—852 человека (в Ташкентской области — 166 чел., Самаркандской — 18, Ферганской — 506, Андижанской — 73, Наманганской—26, Бухарской — 63); в Российской Федерации — 2371 человек (в Молотовской (Пермской) обл. — 426 чел., Свердловской — 927, Марийской АССР — 83, Кемеровской обл. — 357, Башкирской АССР — 498, Тульской обл. — 3, Костромской — 23, Куйбышевской — 2, Кировской — 1, Татарской АССР — 11, Красноярском крае — 14, Чувашской АССР — 4, Челябинской обл. — 9, в исправительно-трудовых лагерях и на спецстройках МВД — 6, Новосибирской обл. — 1, Курганской — 1, Удмуртской — 5); в Казахстане — 366 человек (в Гурьевской обл. — 256 чел., Алма-Атинской — 104, Южно-Казахстанской — 4, Джамбульской — 2); в Киргизии — 6 человек (во Фрунзенской обл. — 3 чел., Ошской — 3); в Таджикистане — 49 человек[15].
Всего наспецпоселении состояло на учете: 14 760 греков, из них — 4444 мужчины, 6323 женщины, 3719 детей, 33 человека числились в розыске, 241 был арестован; 12 465 болгар, из них — 3689 мужчин, 4962 женщины, 3542 ребенка, 18 человек числились в розыске, 254 было арестовано; 8570 армян, из них — 2409 мужчин, 3758 женщин, 2143 ребенка, 44 числилось в розыске, 216 было арестовано; 3644 других, из них— 756 мужчин, 1732 женщины, 1004 ребенка, 31 числился в розыске, 121 был арестован[16].
В.М. Брошевану и П.К. Тыглиянцу удалось выявить, как расселялись высланные из Крыма армяне: в Молотовскую (Пермскую) область направлялись лица, проживавшие в Карасубазаре (Белогорске), Симферополе, Зуйскоми Сейтлеровском (Нижнегорском) районах, в Свердловскую область — в Симферополе и Карасубазарском (Белогорском) районе, в Кемеровскую область (г. Прокопьевск) — в Симферополе, в Башкирию — в Феодосии, Ялте, Керчи, в Казахстан (г. Гурьев) — в Старом Крыму[17].
Иноподданные были размещены в Ферганской области Узбекистана, из них 3531 человек имел подданство Греции, 105 — Турции и 16 человек — Ирана[18].
Положение спецпоселенцев, особенно в первые годы, было крайне тяжелым. Им зачастую приходилось жить в неприспособленных помещениях, скудно питаться, страдать от болезней и т.п. Как результат — высокая смертность. С момента первоначального вселения на новые места до 1 октября 1948 г. смертность крымского контингента (высланные с полуострова всех национальностей) была выше рождаемости в 6,8 раза. За 1945—1950 гг. из числа спецпоселенцев-крымчан умерло 32107 человек, за два года (1951—1952) — 2862 (в 1951 г. родилось 5007 человек)[19].
Режим спецпоселений был определен Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 8 января 1945 г. № 35 «О правовом положении спецпереселенцев». Они были ограничены в передвижении, должны отмечаться в спецкомендатурах и т. д. Самовольная отлучка за пределы района расселения рассматривалась как побег и влекла уголовную ответственность. Несмотря на это, люди пытались бежать из мест высылки. С момента вселения в 1944 г. и до конца 1948 г. бежали 8692 спецпоселенца крымского контингента. До конца 1948 г. было задержано 6295 человек, из них 2645 (42%) привлечено к уголовной ответственности. На 1 января 1949 г. в бегах числилось 2397 спецпоселенцев-крымчан. При проведении проверки состояния паспортного режима в Крыму с 5 по 20 октября 1948 г. выявлено 34 беглых спецпоселенца, из них 1 татарин, 7 греков, 3 болгарина, 21 немец и 2 русских. Из этого числа 10 человек было арестовано, 18 — возвращено в места спецпоселений, 6 оказалось постельно-больными (их намечалось отправить на спецпоселение после выздоровления). Также обнаружено 18 человек, освобожденных из спецпоселения без права въезда в Крым (их немедленно удалили из пределов Крымской области)[20].
26 ноября 1948 г. Президиум Верховного Совета СССР издал Указ « Об уголовной ответственности за побеги из мест обязательного и постоянного поселения лиц, выселенных в отдаленные районы Советского Союза в период Отечественной войны», в котором подчеркивалось, что высланы они «на
вечно без права возврата их к прежним местам жительства». За самовольный выезд (побег) из мест спецпоселения «виновные» привлекались к уголовной ответственности и наказывались каторжными работами на срок в 20 лет; лица, способствующие побегам, укрывающие беглецов, оказывающие им помощь, также привлекались к уголовной ответственности и лишению свободы на срок 5 лет. Число побегов заметно сократилось.
Следует отметить, что еще в 1944 г. режим спецпоселения был снят с некоторых категорий граждан. В августе выходит директива «Оснятии с учета спецпоселений бывших сотрудников НКГБ и НКВД», в сентябре — «О порядке оформления на работу бывших сотрудников НКВД-НКГБ, относящихся к переселенным национальностям». Лучшие условия для проживания создавались партийным и советским работникам, имевшим возможность попасть на государственную службу, лицам с высшим и специальным образованием. Так, по данным на 1 августа 1950 г. из числа высланных крымчан различных национальностей на предприятиях и учреждениях ряда министерств было занято: 236 чел. (Министерство путей сообщения), 2963 (внутренних дел), 777 (торговли), 1854 (здравоохранения), 1625 (просвещения), 199 (финансов), 64 (социального обеспечения), 902 (госбезопасности), 9 (юстиции), 1 (высшей школы), 8 (Комитета по делам искусств), 4946 в государственных и советских учреждениях и т. д. Из числа высланных активно вербовались доносчики. Например, на 1 марта 1945 г. в Молотовской (Пермской) области среди 20 226 спецпоселенцев из Крыма агентурно-осведомительная сеть составляла 519 человек (5 резидентов, 12 агентов и 502 осведомителя); в Узбекистане эта сеть составила 2730 человек (соответственно 15,82 и 2633). При этом особое значение органы НКВД-МВД-МГБ придавали агентуре среди священнослужителей из числа спецпоселенцев. Представление о масштабе этой деятельности дает следующий факт: более 1/3 священников-мусульман в Узбекистане из лиц, высланных с территории полуострова, были завербованы в качестве агентов или осведомителей (данные на октябрь 1946 г.)[21].
Проекты по освобождению спецпоселенцев стали возникать вскоре после смерти И.В. Сталина, причем их составляли те, кто непосредственно организовывал высылку. Весной 1953 г. Л.П. Берия и С.Н. Круглов планировали к августу 1953 г. освободить свыше 1,7 млн. человек, в том числе более 60 тыс. спецпоселенцев крымского контингента (дети до 16 лет, женщины различных национальностей, высланные за сожительство с оккупантами). Но с арестом Берии эта идея не была осуществлена.
В сентябре 1953 г. МВД СССР были составлены и представлены ЦК КПСС и Совету Министров СССР предложения по освобождению ряда категорий спецпоселенцев, в том числе всех крымских греков, болгар, армян и других. Президиум ЦК КПСС рассмотрел эти предложения лишь в апреле 1954 г., в принципе одобрил, но посчитал, что исполнять их надобно по частям. 5 июля 1954 г. подписано Постановление Совета Министров СССР «О снятии некоторых ограничений в правовом положении спецпоселенцев», согласно которому с учета спецпоселений снимались дети до 16 лет и дети старше 16 лет, обучающиеся в учебных заведениях. Взрослые теперь могли отмечаться в спецкомендатурах один раз в году (раньше — раз в месяц) и свободно перемещаться в пределах республики, края, области. 13 июля 1954 г. отменен Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 г.
Численность крымского спецконтингента стала сокращаться. К 1 января 1955 г. он насчитывал 145 229 человек, в том числе: 118 351 татарин, 10 506 греков, 8606 болгар, 5679 армян и 2087 других22. С мая 1955 г. по март 1956 г. из спецпоселения освобождались коммунисты и члены их семей; участники Великой Отечественной войны и лица, награжденные орденами и медалями СССР; женщины, вступившие в брак с местными жителями, а также женщины различных национальностей, выселенные вместе с крымскими татарами, греками, болгарами и армянами по признакам супружеских отношений, которые позже прекратились; одинокие инвалиды и лица, страдающие неизлечимыми болезнями, не имевшие возможности самостоятельно обеспечить свое существование; члены семей погибших на фронтах Великой Отечественной войны; преподаватели; члены семей преподавателей, участников Великой Отечественной войны, лиц, награжденных орденами и медалями СССР; члены семей других лиц, ранее снятых с учета спецпоселений.
Наконец, издается Указ Президиума Верховного Совета СССР 27 марта 1956 г. «О снятии ограничений в правовом положении с греков, болгар, армян и членов их семей, находившихся на спецпоселении», поскольку эти ограничения «в дальнейшем не вызываются необходимостью». Однако устанавливалось, что снятие данных ограничений не влечет за собой возвращения гражданам указанных национальностей имущества, «конфискованного при выселении, и что они не могут возвращаться на местожительство в Крымскую область»[23], о чем с бывших спецпоселенцев были взяты соответствующие расписки[24].
Впереди был долгий путь на родину.

1. Крым многонациональный/Сост. Н. Г. Степанова. —
Симферополь, 1998 (Вопросы — ответы; Вып. 1). — С. 72.
2. Канаян Драстамат (1883—1956) — армянский политический и военный деятель. Член партии «Дашнакцутюн» («Союз»). Во время 1 -й Мировой войны командовал 2-м армянским добровольческим отрядом на Кавказском фронте. В конце 1917 г. — комиссар Армянского корпуса. Участвовал в боях с турецкими интервентами (1918). С ноября 1920 г. — военный министр Республики Армения. Входил в состав временного ревкома Советской Армении (от группы левых дашнаков), до начала января 1921 г. исполнял обязанности командующего ее войсками. В феврале 1921 г. выступил против советской власти. Эмигрант (жил в Румынии, Ливане). В годы 2-й Мировой войны примкнул к части партии «Дашнакцутюн», ориентирующейся на фашистскую Германию. Участвовал в создании легионов из числа советских военнопленных-армян. После окончания войны — активист Американского национального комитета армян без
родины (АНЧА), который содействовал размещению перемещенных лиц в Западной Европе и США. Умер в США (Армянский вопрос. Энциклопедия. — Ереван, 1991. — С. 168).
3. Иосиф Сталин — Лаврентию Берии: «Их надо депортировать». Документы, факты, комментарии. — М., 1992. —
С. 141—142.
4. Там же.— С. 142.
5. Там же.— С. 134.
6. Брошеван В., Тыглиянц П. Изгнание и возвращение. — Симферополь, 1994. — С. 27.
7. Земсков В. Н. Спецпоселенцы из Крыма (1944—1956 гг.) // Крымский музей. — Симферополь, 1995. — № 1. — С.76.
8. Иосиф Сталин — Лаврентию Берии: «Их надо депортировать». Документы, факты, комментарии. — С. 143.
9. РЦХИДНИ. Ф. 664. — Оп 1. — Д. 226. — Л. 64
10. Иосиф Сталин — Лаврентию Берии: «Их надо депортировать». Документы, факты, комментарии. — С. 144.
11. Там же. — С. 77.
12. Там же.—С. 74.
13. Земсков В. Н. Спецпоселенцы из Крыма (1944—1956 гг.). — С. 76.
14. Там же. — С. 78.
15. Там же. — С. 79—80.
16. Там же, — С. 76.
17. Брошеван В., Тыглиянц П. Изгнание и возвращение.— С. 61.
18. 3арубин В. Г. Депортация крымских греков (1944— 1956 гг.) // Греки в истории Крыма. Краткий биографический справочник. — Симферополь, 2000. — С. 75.
19. Земсков В. Н. Спецпоселенцы из Крыма (1944—1956 гг.).—С. 74—75.
20. Там же. — С. 75.
21. Там же. — С. 76— 77.
22. Там же. — С. 78.
23. Брошеван В., Тыглиянц П. Изгнание и возвращение.— С. 148 (Приложение 17).
24. Жители Крыма — подданные Греции, Турции, Ирана
освобождены по Указу Верховного Совета СССР от 22 сентября 1956 г. «О снятии с учета спецпоселения некоторых категорий иноподданных, лиц, не имеющих гражданства, и бывших иноподданных, принятых в советское гражданство».

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.