У легендарного Коммандоса - Аркадия Тер-Тадевосяна сегодня 80-летний юбилей

23 мая, 2019 - 00:59

Тер-Тадевосян Аркадий Иванович ( 22 мая 1939 г., Тбилиси) – выдающийся армянский полководец, генерал-майор, Герой Арцаха. 8 – 9 мая 1992 года разрабатывает и проводит уникальную операцию по взятию «крепости» Шуши.

Воистину, смутные времена переживала Армения в конце восьмидесятых годов XX века. Шла война, политическое руководство, не имевшее опыта государственного управления, допускало непоправимые ошибки: в условиях активных боевых действий и возрастающей день ото дня агрессии противника оно осуществляло курс на децентрализацию общего руководства и приватизацию земли.

К середине 1991 года Нагорный Карабах уже находился в замкнутом кольце врага, а сами военные действия пересекли границу десяти из тридцати шести районов собственно Республики Армения.

Судьба новой армянской государственности висела на волоске: страна воспринималась союзным руководством в качестве разлагающего политический организм СССР образования, и Центр однозначно поддерживал позицию Баку. Помимо прочего, советские воинские подразделения под предлогом проверки паспортов участвовали в чистках армянских селений и депортации жителей ряда деревень – Азат, Камо, Геташен, Мартунашен, Бердадзор (операция под кодовым названием «Кольцо» осуществлялась войсковыми частями дислоцированной на территории Азербайджанской ССР Советской Армии, в направлении Шаумяна действовала 23-я дивизия).

На стороне противника самое активное участие принимали и отряды моджахедов, в составе которых числился и малоизвестный тогда Хаттаб. Именно в этот судьбоносный отрезок времени разрозненное армянское ополчение как никогда нуждалось в умелом руководителе, имеющем военное образование и опыт боевой службы.

Таковым и суждено было стать 51-летнему полковнику Советской Армии Аркадию Тер-Тадевосяну. Появление этого офицера в Нагорном Карабахе стало альтернативой хаосу, антитезой разобщенности бригад национального ополчения. Именно он и обозначил необходимость интеграции имеющегося небольшого военного ресурса и ввел институт грамотного штабного командования. Ему хватило умения и мудрости убедить лихих командиров разрозненных отрядов отложить партийные склоки и выйти на единую тропу обороны. Притом сам офицер не терпел громогласных заявлений и публичной демагогии, патетика общественных рупоров и площадных лозунгов всегда обходила его стороной.

Будучи внуком уцелевшего во время Геноцида священника из Карса, он никогда не был апологетом агрессии.

«Я был и остаюсь человеком вне политики. Меня действительно пугало наличие многих случайных людей в общенациональном движении, пугала их безответственность. Я долго шел к адекватному восприятию самого движения».

Поводом, окончательно предопределившим выбор опытного полковника (в разные годы он служил в составе Группы советских войск в ГДР и Чехословакии, а также в Белорусском военном округе и Закавказском – ЗАКО), стал Давидашенский набор: «Уровень подготовленности сформированного в Ереване отряда ополчения «Давид Сасунский» вверг меня в шок – было очевидно, что эти отчаянные ребята идут на фронт не воевать, но погибать. Мне пришлось обучать их элементарным азам военного дела».

В июле 1991 года в полыхающий Нагорный Карабах прибыл Аркадий Тер-Тадевосян. Он же – легендарный «Командос».

Уже в августе 1991 года ожесточенные бои в районе Дрмбона засвидетельствовали врагу факт появления на линии фронта совершенно нового лица – грамотного вояки, безукоризненно умеющего держать оборону. В сентябре того же года, впервые за все время войны было взято в плен сорок военнослужащих Советской Армии (отряд исполнял приказ высшего командования по депортации армянского населения). «Пленение имело место в районе села Атерк; их мы вернули обратно – ребята не были наемниками или бойцами азербайджанских частей. Простые призывники, направленные в Карабахский котел; их вины в том не было».

В октябре была проведена новая успешная военная операция в районе села Тох, сопровождающаяся взятием стратегической высоты Саришен, откуда и обстреливался районный центр Гадрут. Именно штурм этой высоты и стал, по признанию офицера, предтечей знаменитой Шушинской операции. Когда в марте 1920 года турецкие паши Нури и Халил предали огню город Шуши и для большей потехи подвергли мучительной казни 400 юношей-ополченцев, они, вероятно, и предположить не могли, что по прошествии нескольких десятилетий город вновь станет армянским. Когда в июле 1921 года Иосиф Сталин, «исходя из необходимости мира между мусульманами и армянами», определил для ставшего уже преимущественно тюркским поселения статус административного центра Нагорного Карабаха (в составе, разумеется, Советского Азербайджана), он тоже, конечно, не думал о подобном сценарии. И наконец, когда в 1988 году власти Баку торжествовали по поводу «успешного завершения 70-летнего процесса зачистки города» – Шуши покинул последний армянин -то и они не предполагали, что по прошествии каких-нибудь четырех лет он, этот последний армянин Шуши, вернется на свою Родину. И вернется не один – с «Командосом».

Разработанный Аркадием Тер-Тадевосяном в обстановке строжайшей секретности план штурма крепости Шуши (кодовое название операции «Свадьба в горах») явил собой венец его военной биографии и стал первым крупномасштабным действием, осуществленным под руководством единого Штаба обороны Нагорно-Карабахской Республики.

9 мая 1992 года армянские воинские части к изумлению державшего высоту врага (Хаттаб позже признается в этом в своих интервью) овладели главной цитаделью противника в Нагорном Карабахе. Именно с высот Шуши и велся постоянный обстрел столицы НКР – Степанакерта. Взятие города, являющегося символом Арцаха и представляющего собой естественное фортификационное сооружение, имело важнейшее военно-стратегическое, психологическое и историческое значение. Уже на пятый день силами самообороны НКР были подавлены огневые рубежи Агдамского района – Аг-дала и Гюлаблу, а 18 мая был освобожден Лачин. Одна из основных стратегических задач – прорыв блокады Арцаха и обеспечение сухопутной связи между Республикой Армения и Нагорным Карабахом – была выполнена. Успешное завершение операции «Свадьба в горах» создало необходимые предпосылки для коренного перелома входе ведения активных боевых действий по всей линии фронта. Власти Азербайджана откровенно паниковали (очень скоро там сменится руководство) и при попытках объяснить причины неудач постоянно прибегали к помощи таких слов, как «саткынлыг» и «тахрибат» – на языке кавказских татар соответственно «предательство» и «диверсия». Впрочем, ничего этого не было: был просто легендарный «Командос» и самая организованная карабахская «свадьба».

Из книги «100 величайших армян XX века». 2007 год, Москва.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.