Обыкновенный человек из легенды

30 мая, 2019 - 14:26

Его всегда провожали стоя… Колумнист “НВ” и Sputnik Армения вспоминает великого армянина, знаменитого французского музыканта Шарля Азнавура по случаю 95-летия его рождения.

Чикаго. Ресторан “Саят-Нова”, веранда с видом на озеро. Сосед по застолью, пожилой испанец, интересуется, на каком языке разговариваем.

— Мы — армяне, — объясняю соседу.

Сосед смущенно улыбается.

— Севан, — показывая на озеро, говорит жена.

Сосед продолжает улыбаться.

— Коньяк! — вспоминаю я.

С национальной идентификацией легче не становится.

— Азнавур, — догадался сказать старший внук.

— О, Азнавур! — радостно восклицает испанец и поднимает бокал с вином.

Концертный зал “Барвиха Luxury Village” (проект армянского архитектора Юрия Григоряна) на блещущей огнями Рублевке под Москвой. Зал принимал сэра Элтона Джона, Пласидо Доминго, Хосе Каррераса, Ванессу Мэй и других, а в 2012-ом — Шарля Азнавура. Встретили тепло, но сидя, проводили уже стоя. Аплодировали долго, минут десять, а, может, и дольше. Опасения сняло как рукой.

Откуда опасения? От зала, заполненного под завязку, но преимущественно зрителями не армянами, избалованными встречами с тем же сэром Элтоном, Пласидо Доминго и другими мэтрами первой величины. Не то чтобы Азнавур хоть в чем-то им уступал, ничуть, но Азнавур был свой, а за своих переживаешь с особенным чувством.

Это была не первая встреча с великим певцом. Первая случилась в Ереване в год землетрясения. Азнавур приехал сразу же и, как водилось, для начала встретился с первым лицом республики. Тогда им был Сурен Арутюнян. Азнавуру первый не понравился — это было видно по холодной отстраненности от главного партийного босса советской республики и очевидной симпатии к идущим на перехват власти аодовцам. Со стороны казалось, что они, эти ребята, именно то, что Армении больше всего нужно, а Азнавур в этом смысле был как раз “со стороны”. Вхождение в нюансы случится позже, когда основанный им фонд помощи станут помаленьку разворовывать.

Дальше стремительный бросок в Ленинакан и вот что он говорил о поваленном стихией городе.

“Ленинакан — колыбель моей семьи. Я был там только один раз и, к сожалению, видел не всех. Но теперь думаю, что моя семья — все армяне. Я пытался узнать, что произошло с тем или иным членом моей семьи. Все они — мои братья и сестры. Судьбы всех армян здесь переплетены. До сих пор считал себя французом армянского происхождения. После землетрясения понял, что я действительно армянин, который получил удар в голову и отреагировал сразу же, поскольку привык действовать быстро и поставил свое имя на службу нации”.

1989 год — первый после Спитакского землетрясения год. Шарль Азнавур с Жоржем Гарваренцом создают песню “Pour toi Armеnie” (“Для тебя, Армения”). Песню исполнили лучшие французские певцы и она в течение десяти недель звучала чаще других, войдя в книгу рекордов Гиннесса.

Кроме благотворительных концертов Азнавур организовал в Париже аукцион и передал вырученные деньги — четыре с половиной миллиона франков — для армянских детей.

А еще великий шансонье сказал так: “Каждый из нас после землетрясения остался со своей совестью”. В ответ — памятник Шарлю Азнавуру в Гюмри и площадь его имени в Ереване.

…Холодные, голодные девяностые годы. Вернувшись из Москвы, иду в банк платить за электричество.

— Не надо, уже оплачено, — сказала женщина-кассир.

— Кто оплатил?

— Шарль Азнавур.

— Мне?

— Не только вам, всем.

… Азнавур знал не только более чем обеспеченную жизнь, но и очень трудную. Памятка от Шахнур Вагинак Азнавуряна (так звучит его настоящее имя) тем, кто уехал и живет далеко.

“Я никогда не ощущал себя сыном беженца. Может быть, именно это мне и помогло. Даже когда меня так называли или я сам так говорил, для этого была своя причина. Я хотел, чтобы моя жизнь была примером для молодых эмигрантов. Мне хотелось вселить в них веру в то, что это не мешает достижению успеха. Понимаете, жизнь на чужбине требует очень больших усилий. Надо суметь приспособиться к новым условиям, а не жить замкнутым мирком, иногда так и не выучив языка страны, куда приехал жить. Попав в новый для себя мир, чтобы не превратиться в отщепенца, ты должен стать его частью, принять его. Именно так повели себя армяне во Франции – стали ее органичной частью”.

Точно так вел себя и Азнавур, не теряя при этом органичной связи с родиной. После девяноста четырех лет жизни, казалось, будет и девяносто восемь, дальше до ста рукой подать, а еще дальше — как сколько Бог даст. Бог подарил его армянам 22 мая 1924 года и дал прожить на земле девяносто четыре года.

…В тот день в зале “Барвиха Luxury Village” на Рублевке Азнавура провожали стоя, аплодировали минут десять, а, может, и больше. Ничего такого, что получала от него Армения, слушателям “Барвиха Luxury Village” он не делал — он просто пел.

…Потом и по другому случаю он скажет.

“Успех — вещь поразительная. Но в моем ремесле главное — не успех, а преданность публики. Она видит меня на сцене таким, какой я есть в жизни — обыкновенным человеком”.

Обыкновенный человек из легенды, который, так казалось многим, будет жить всегда, и который для каждого армянина — свой. Спасибо за песни, свет, тепло и просто за то, что у нас был он, Шарль Азнавур.

Будем жить и помнить.

Сергей Баблумян

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.