Появится ли в Грузии «свой» Карабах?

3 июня, 2019 - 21:19

Монастырь Давид Гареджи выбрасывает исторические скелеты из шкафов

Председатель парламента Грузии Ираклий Кобахидзе сообщил, что в конце июня он намерен совершить официальный визит в Баку. В числе вопросов — проблема монастыря Давид Гареджи, 3 из 16 монастырей которого находятся на азербайджанской территории в районе спорного участка границы. По его словам, этот тот вопрос, «который невозможно не решить».

Напомним, что после визита в Баку в феврале нынешнего года президента Грузии Соломе Зурабишвили, в ходе которого она призвала Азербайджан завершить процесс демаркации границ между двумя странами в целом и особенно в районе монастыря Давид Гареджи, была достигнута договоренность о возобновлении работы комиссии по делимитации и демаркации государственных границ. До сих пор нет ясности, проявила ли Зурабишвили здесь самостоятельную инициативу или это была в некотором смысле ее реакция, как пишут некоторые грузинские СМИ, «на растущие среди грузин чувства этнического и религиозного самосознания». Фактом является то, что Зуравишвили заявила, что считает «нашей главной обязанностью — дать стране ее извечные границы, без чего у нас не будет до конца установленной территории и не будет до конца утверждена независимость». После этого в Грузии стал наблюдаться процесс политизации проблемы монастыря, обозначило себя движение, которое увязывает эту тему с «оккупацией Азербайджана».

Дело дошло даже до того, что патриарх всея Грузии Илия II выступил с призывом отказаться от массовых протестов. Но в этом призыве содержатся важные нюансы. Прежде всего Илия II заявил, что «когда Церковь пока не участвует в обсуждениях, когда существует множество средств для отношений с азербайджанской стороной, когда можно с помощью международных организаций и дружественных стран решить проблему цивильно и справедливо, игнорирование этих ресурсов, резкие заявления и действия противоречат нашим национальным интересам». Это, во-первых. Во-вторых, он призвал «власти как Грузии, так и Азербайджана, вести интенсивный диалог для установления справедливости, чтобы сохранить и углубить дружбу между нашими народами и странами». В-третьих, заявил, что «иная сила хочет создать очень серьезные проблемы, которая для осуществления своей цели, к сожалению, находит опору как в одной, так и другой стране, но мы не должны легко поддаваться на провокации».

Правда, тут нет ясности, о какой «иной силе» ведется речь и в каких именно странах она «находит опору». Но как бы то ни было, такие заявления рождаются не на пустом месте, особенно когда указывается, что «создание очага напряжения должно быть неприемлемым для азербайджанской стороны». Исходя из этого, становится очевидным, что Грузия отказывается признавать статус-кво в районе расположения монастыря Давид Гареджи, полагая, что вся территория этого комплекса должна быть под ее юрисдикцией. Взамен Азербайджану предлагают территориальные уступки на других участках границы. Баку исключает возможность проведения такой комбинации, считая монастырь частью своей собственной истории. Если грузины утверждают, что «Давид Кареджи» является их национальной христианской святыней, то азербайджанцы заявляют, что этот монастырь относится к эпохе, существовавшей до Х века Кавказской Албании, потомками которой они являются.

С этим не согласны грузинские историки, которые заявляют, что тюрки-азербайджанцы не имеют никакого отношения к Кавказской Албании, в регионе и в Грузии они впервые появились в XI веке при вторжении сельджуков, а массовые поселения связаны с периодом правления сефевидского шаха Аббаса I в XVII веке. То есть речь идет о сформированных на протяжении многих десятилетий на базе существующих национальных историографий понятий и представлений о национальной идентичности, изменить которые путем любых дипломатических переговоров практически невозможно. Потому, что в данном случае речь не идет о простом переделе границ, хотя есть оптимисты, которые уверены в том, что «Грузия и Азербайджан достигнут соглашения по территории Давида Гареджи». Но как? Сложившаяся ситуация уже стала вызывать повышенное беспокойство среди проживающих в Грузии нескольких сотен тысяч азербайджанцев. В этой связи председатель Национального конгресса азербайджанцев Грузии Али Бабаев обратился с призывом к властям двух государств «раз и навсегда решить эту проблему, так как наблюдаются очень плохие тенденции в грузинском обществе: в социальных сетях недоброжелательно настроены к азербайджанцам, даже к тем, которые проживают в Грузии». По его словам, «мы тут ни при чем, мы являемся гражданами Грузии, живем здесь, всегда гордились добротой Грузии».

При этом Бабаев, в отличие от официального Баку, считает, что «Давид Гареджи — это православный памятник культурного наследия, 99% которого находится на территории Грузии, и это собственность исторического наследия Грузии». Объяснить такую позицию просто. В Баку прекрасно осведомлены, что грузинские власти пока еще не громко, но реально пропагандируют взгляды о том, что азербайджанское население в Грузии «пришлое», что у него есть проблемы с получением полноценного образования на родном языке, в недостаточной представленности во многих сферах общественно-политической жизни и так далее. Более того, по всем признакам, Тбилиси опасается укрепления в районах проживания общин этнических азербайджанцев. Кстати, это подробно и аргументированно описывает азербайджанский исследователь Халаддин Ибрагимли. Он обращает внимание на следующие важные факторы, связанны с азербайджанцами в Грузии.

«Одна из слабых сторон Грузии — существующая внутренняя этническая «блокада», — пишет он. — Абхазы и осетины контролируют дороги (две автомобильные, одну железнодорожную), соединяющие Грузию с Россией, вдоль границы Грузия — Армения и Грузия — Азербайджан проживают азербайджанцы, на границе Грузия — Турция — армяне. А побережье Черного моря занимает Аджария. Во всех случаях связи Грузии с соседними государствами пролегают через внутренние этнические территории. Столица страны, Тифлис, со всех трех сторон опоясана азербайджанскими населенными пунктами. Учитывая этот фактор, грузинские политики стараются расшатать именно этот этнически компактный регион, а по возможности, совсем разрушить его. Это один из главных факторов, стимулирующих дискриминационную политику грузинских властей в Борчалы (Борчалинский регион — историческое название местности Грузии, в котором проживали азербайджанцы, в настоящее время входит в регион Квемо-Картли — С.Т.)».

Более того, Ибрагимли отмечает, что борчалинцев Тбилиси подозревает в «возможном сепаратизме». Почему? В Тбилиси помнят, какие проблемы возникли из-за Борчалы в 1918 — 1919-х годах между ставшими независимыми Грузией и Азербайджаном, когда борчалинцы провозгласили создание самостоятельного государственного образования «Гарапапаг» и «ввиду чрезвычайно запутанного и напряженного положения на Кавказе, а также с целью обеспечения безопасности населения», приняли решение объединиться не с Азербайджаном, а с Араз-Тюркской Республикой, включавшей земли Нахичевань — Сюрмели и бассейна реки Аракс, и Карсской Республикой, включавшей территории Карсской области и земли Ахалцих — Ахалкалака. Это тот самый исторический скелет, который может выпасть из шкафа при дальнейшем раскручивании истории вокруг монастыря Давид Гареджи.

Многое в дальнейшем будет зависеть от того, как поведет себя Баку, снимая напряжение в районе границы, и Тбилиси, который оказывается под определенным внутренним политическим давлением. Представитель Института стратегических и международных исследований, грузинский политолог Каха Гоголашвили полагает, что Тбилиси должен отказываться от политики табуирования вопросов, «касающиеся исторических памятников и земель, ранее принадлежавших Грузии». По его мнению, на «ситуацию вокруг комплекса Давид Гареджи влияли заинтересованные политические силы. Влияние конкретных политических партий на эти акции отчетливо не просматривается, хотя риторика ряда активистов очень схожа с идеями партии «Альянс патриотов Грузии». Эксперт по вопросам Кавказа Мамука Арешидзе считает, что сейчас «точка кипения, кризис по этому вопросу в Грузии пройдены», но «новые волнения могут начаться в будущем, если об этой проблеме опять долго не будут говорить — тогда ситуацией могут воспользоваться те, кому нужно постоянное противостояние на Южном Кавказе». А кому это нужно?

Станислав Тарасов

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.