Как прокурор упустил свой шанс

4 июня, 2019 - 15:53

 По меньше мере, дважды в год житель калифорнийского города Фресно, многолетний окружной прокурор Дэвид Миньер (David Minier) мысленно обращается к Геноциду армян. Сначала это было 24 апреля – в годовщину массовых убийств армян, организованных в 1915 году властями Турции. А в 1973 г. добавилась ещё одна дата – 27 января. В этот день того года Гурген Яникян убил в Санта-Барбаре двух турецких дипломатов в попытке как-то отомстить за то чудовищное истребление.

Многоопытный, много чего повидавший на своём веку Дэвид Миньер – бывший прокурор округов Мадера и Санта-Барбара, а также бывший судья Верховного суда штата Калифорния. Ныне он уже на пенсии. Тем не менее, юстицию он не покинул: по назначению суда он сейчас нередко заседает в судебных инстанциях Центральной долины Калифорнии. 

“Яникян был обвинён в убийстве, а мне довелось стать его прокурором”,- пишет Миньер в своих воспоминаниях, опубликованных в газете The Fresno Bee. (Эта газета позиционирует себя основным источником новостей для долины Сан-Хоакин, охватывающей шесть округов - Фресно, Мерсед, Марипоза, Мадера, Кингс и Туларе,-, которые являются одним из самых динамично растущих регионов Калифорнии). По словам Миньера, этот “стареющий армянин” заманил двух турецких дипломатов в один из коттеджей фешенебельного отеля “Билтмор” в Санта-Барбаре, пообещав подарить их правительству художественные ценности. Вместо этого он выхватил из выдолбленного в книге тайника спрятанный там пистолет "люгер" и разрядил в них. Затем Яникян позвонил в регистратуру отеля, заявил, что убил “двух злодеев”, и спокойно уселся во внутреннем дворике в ожидании ареста.

“Им просто пришлось его отпустить”

Яникян, пишет Миньер, намеревался создать своего рода “армянский Нюрнберг” – показательный процесс, чтобы привлечь внимание всего мира к геноциду армян, как Нюрнбергский процесс сделал с нацистскими военными преступлениями. И, возможно, быть оправданным в ходе процесса. “Во всяком случае, надежда Яникяна не была безосновательной”,- отмечает американский юрист. Ведь уже имел место исторический прецедент: в 1921 году суд присяжных в Германии оправдал Согомона Тейлеряна, который застрелил Талаата-пашу – одного из высших турецких госдеятелей, ответственных за развязывание геноцида армян. Талаат в своё время был заочно приговорён к смертной казни “за преступления против человечности" и бежал в Германию. Но Тейлерян выследил того в Берлине и застрелил его (15 мая 1921 года, на улице Гарденбург-штрассе А.Г.). На суде, который получил широкий международный резонанс, Тейлерян не признал себя виновным. Поначалу ему пришлось давать ужасающие показания о зверском убийстве турками своей матери, сестры и братьев. Суду присяжных потребовалось менее двух часов, чтобы установить невиновность Тейлеряна. В конце концов, как затем сформулировала газета “Нью-Йорк Таймс”: “Им просто пришлось его отпустить”.

Впоследствии Тейлерян поселился во Фресно. Он похоронен на здешнем армянском кладбище “Масис-Арарат”.

Спустя пятьдесят два года после того памятного процесса в зале суда в Санта-Барбаре своего “армянского Нюрнберга” и оправдания добивался Гурген Яникян. “Как прокурор я обязан был осудить его, - вспоминает Д.Миньер.- Но суд проходил без личной озлобленности. У меня есть фотография, где Яникян, его адвокаты и я стоим вместе, улыбаясь, во время перерыва в суде. И ещё одна – с надписью "Нашему почитаемому и уважаемому окружному прокурору и другу”.

Один из адвокатов Яникяна, Вазген Минасян, подарил Миньеру экземпляр книги “Крест и Полумесяц”, посвящённой судебному разбирательству дела Тейлеряна. На книге адвокат надписал: “Трагедия в Санта-Барбаре привела судьбу и Бога к вашему порогу”, и призвал Миньера выдвинуть обвинение против геноцида. Он подчеркнул: "Вы станете нетленным символом справедливости во всем мире”. Миньер, как он сам признаётся, даже растерялся: что делать? Позволить сменяющим друг друга очевидцам геноцида выступать с показаниями, рискуя оправдательным вердиктом, или заблокировать свидетельские доказательства, чтобы добиться формально напрашивающегося обвинительного приговора? Ведь такие доказательства наверняка повлекли бы за собой “аннулирование” суда присяжных, которые проигнорировали бы букву закона во имя высшей справедливости, как это сделали присяжные в случае с Тейлеряном.

В итоге обвинитель предпочёл вариант, показавшийся ему “более безопасным”. И судья поддержал его возражение свидетелям. “Но я не смог с чистой совестью блокировать показания самогó Яникяна, как бы они ни воспламеняли присяжных, - признаётся Миньер.- Он в течение шести дней командовал свидетельской трибуной и подробно, в деталях, описал истребление армян. И никто не дал ему отвода”.

Бойня №…

Что же рассказал на суде Гурген Яникян? А то, как 8-летним мальчиком ему пришлось наблюдать, как турки-мародёры перерезали горло его брату, а потом убили ещё 26 членов его большой семьи. Он давал показания на армянском языке, переводить помогал поверенный из Сан-Франциско Арам Сароян – дядя писателя Уильяма Сарояна.

Рассказ Яникяна тронул присяжных до слез. Однако им было отказано в так называемых подтверждающих показаниях (corroborating testimony), на которые очень рассчитывала защита. В итоге присяжные не отклонились от закона и вынесли два вердикта об убийстве первой степени. Никакого аннулирования не предвиделось. И Яникяна приговорили к пожизненному заключению. В 1984 году, несмотря на возражения турецкого правительства, он был освобождён из-под стражи и через два месяца умер от рака.

Яникяну не удалось добиться резонансного “армянского Нюрнберга”, и “забытый геноцид", по сей день отрицаемый турецкими властями, так и не был доказан в суде показаниями выживших свидетелей.

“Оглядываясь назад, я сожалею, что у меня не хватило смелости дать возможность представить такие доказательства. Слова адвоката Минасяна: "... выдвиньте обвинение против геноцида" до сих пор преследуют меня”,- корит себя Дэвид Миньер. Теперь, по прошествии стольких лет, он осознал: ужасы геноцида необходимо раскрыть, чтобы если не исключить, то хотя бы свести к минимуму вероятность их повторения в будущем. Не случайно же, несмотря на отчаянное сопротивление Турции, исторических свидетельств геноцида армян в этой стране так много, что по меньшей мере 25 стран мира и 48 штатов США увековечили память о нем и осудили его.

Кому невыгодна истина?

Правда, на федеральном уровне в Соединённых Штатах Геноцид армян всё ещё не признан и не осуждён. В Конгрессе неоднократно обсуждались такие резолюции, однако добиться принятия никак не удаётся – из-за упорного противодействия протурецкого лобби. Не хочет Америка до такой степени ссориться со своим партнёром по НАТО. Даже сегодня, когда американо-турецкие отношения внешне вроде изрядно обострились, официальный Вашингтон, надо полагать, осознаёт, что без такого союзника, как Турция, утвердить своё доминантное присутствие в регионе, включая постсоветское Закавказье, станет весьма проблематично. 

Сегодня в повестке – проект Резолюции № 220, подготовленный в Палате представителей. Соавтор проекта, конгрессмен-республиканец от Хэнфорда (шт. Калифорния) Дэвид Валадао, не сомневается: принятие нынешней резолюции “стало бы важным шагом на пути к тому, чтобы такое событие, как геноцид армян, больше никогда не повторилось”. 

Тем не менее, этот проект “маринуется” в Комитете по иностранным делам уже 10 месяцев, и шансы на его прохождение невелики. Палата представителей, скорее всего, предпочтет не рисковать. Как в своё время поступил и Дэвид Миньер во время суда над Гургеном Яникяном.

“И в очередной раз истина окажется принесена в жертву целесообразности”,- констатирует американский правовед.

Неужели его прогноз сбудется?

   Ашот Гарегинян

 

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.