Кто в Ереване нас обманывает? Официоз или пропаганда официоза?

11 июня, 2019 - 21:17

Москве пора отказаться от «закрытой дипломатии» в Карабахе, а армянскому официозу от «дипломатических уловок»

Два российских посла, в Азербайджане Михаил Бочарников и в Армении Сергей Копыркин, выступили на пресс-конференциях в Баку и в Ереване, приурочив их ко Дню России. Рассказывая о развитии двухсторонних отношений с Азербайджаном и Арменией, они не могли обойти и проблему урегулирования нагорно-карабахского конфликта.

«Россия является сторонником мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта и приветствует продолжение переговорного процесса», — говорил Бочарников.

Отвечая на вопрос, связанный с конкретными предложениями сопредседателей Минской группы ОБСЕ о последующих шагах в процессе урегулирования нагорно-карабахского конфликта, посол отметил, что сопредседатели МГ ОБСЕ не раскрывают деталей своих предложений по урегулированию данной проблемы. Копыркин же оказался более предметным.

Он заявил, что «говорить, что в карабахском урегулировании всё зависит от России, неправильно».

И это при том, что именно Москва остановила в апреле 2016 года карабахскую войну, сыграла активную роль в налаживании переговорного процесса при прямом участии президента России Владимира Путина и министра иностранных дел Сергея Лаврова. Со стороны других стран — сопредседателей Минской группы такой активности не наблюдалось и не наблюдается до сих пор. Более того, на протяжении многих лет существования МГ ОБСЕ Франция и США могли бы предложить и даже при определенных условиях и обстоятельствах продвинуть свой проект по урегулированию конфликта. Имеющаяся у ИА REGNUM информация позволяет говорить о том, что, несмотря на громкие заявления со стороны Вашингтона и Парижа в адрес Баку, обозначение его чуть ли не в качестве «гаранта энергетической безопасности Европы», их проект имеет мало общего с планом Азербайджана вернуть под свой контроль утерянные территории.

Именно в таком контексте заявление посла России в Армении воспринимается логически обоснованным.

В то же время этот контекст высвечивает и определенные нюансы в политике армянского премьер-министра Никола Пашиняна, который, с одной стороны, заявляет, что не представляет себе того, чтобы «Россия допустила еще одну войну в Нагорном Карабахе». С другой, говорит о необходимости участия Степанакерта в переговорном процессе. С третьей, официозная пропаганда в Армении инициирует кампанию немедленного миацума (объединения Нагорного Карабаха с Арменией). Здесь важно отметить то, что подконтрольный Пашиняну парламент не собирается признавать независимость Степанакерта, точно так же как и миацум. Почему?

Так что сначала и всерьёз у официального Еревана — миацум или сторона переговоров? Или Пашинян не представляет, как он говорил, Карабах — или, наоборот, Карабах — лишь область (марз) Армении, как говорит его пропаганда и его спикер парламента? Тогда какая ещё область Армении должна сесть за стол переговоров? И о чём должны говорить на переговорах с Азербайджаном марзы, город Абовян и село Малишка?

По мнению научного сотрудника Отдела международных отношений и безопасности Университета Лестера (Великобритания), эксперта Вашингтонского института Центральной Азии и Кавказа при Американском совете по внешней политике Эдуарда Абрамяна, оказывается, всё дело в позиции Москвы, которая опасается «многих вполне ощутимых негативных последствий уязвимостей, в первую очередь исходящих со стороны стратегического союзника Армении». Более того, по мнению эксперта Абрамяна,

«официально концепция обретения Арцахом независимости уже давно отстаивается правительством Армении, которое продолжает исходить из того, что такая дипломатическая уловка в конечном итоге всё равно закончится унионизмом».

И если всё должно закончиться унионизмом, то выглядят логичными и действия Пашиняна по зачистке карабахского политического пространства в преддверии президентских выборов, намеченных на март 2020 года.

Но тут могут помешать Баку и Москва. Баку, понятно, внимательно наблюдает за риторикой официозной пропаганды, которая может толкнуть Азербайджан к нестандартным действиям. Например, учитывая, что переговорный процесс по урегулированию конфликта утерял свою позитивную перспективу, а условия для реализации силового варианта сужены — предложить России — по международному мандату — сценарий протекторатного управления Карабахом на длительный срок. Тогда за скобки выводится проблема использования и разжигания Ереваном разногласий со Степанакертом, укрепляются и расширяются связи Москвы с Баку и Степанакертом, а Ереван с Пашиняном продолжают руководить революцией, дающей пример всему прогрессивному и не прогрессивному человечеству.Упомянутый эксперт Абрамян считает, что якобы Москва не случайно «активизировала деятельность в Степанакерте» и может даже «вмешиваться в президентские выборы в Арцахе в следующем году». Надеемся, эксперт Абрамян уже завтра откроет миру известную ему одному тайну — как именно Москва в принципе может «вмешиваться в президентские выборы в Арцахе»? Через международный аэропорт «Степанакерт» или через Университет Лестера, где трудится эксперт Абрамян, наверное, бесплатно пропагандирующий величие Москвы?

И еще. Лавров уже говорил о том, что «карабахский конфликт не является внутренним делом Азербайджана», но и Армении также. Поэтому Москва должна отказаться от «закрытой дипломатии», которая сама по себе становится источником информационной войны и официозных провокаций. Если в Ереване и в Баку считают, что ключ к урегулированию карабахского конфликта находится в Москве, то пора его показать. Если его нет, то и об этом нужно прямо сказать, как это сделал посол Копыркин.

Что же касается Азербайджана, то ему пора отдохнуть от романтических мечтаний и подумать над тем, чем он готов пожертвовать, чтобы сохранить для себя геополитическую перспективу, и вспомнить, что нагорно-карабахская проблема обладает своей собственной давней исторической логикой. И Нагорный Карабах стоит на земле между Россией и Ираном, Азербайджаном и Арменией, а не вместе с Азербайджаном на Луне.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.