В поисках мира после войны

20 июня, 2019 - 14:12

Для троих молодых людей общим является одно – "апрельская война" 2016 года

Служба в армии по-своему изменила судьбы трех молодых людей, для которых общим остается одно – «апрельская война» 2016 года.

Беспрецедентная за поселение 25 лет эскалация на линии фронта совпала по времени с обязательной военной службой, которую проходили тогда Ваэ, Арут и Аршак, заставив молодых людей оказаться лицом к лицу с настоящей войной.

Информация

В ночь с 1 на 2 апреля 2016 года столкновения между сторонами карабахского конфликта вылились в полномасштабные боевые действия.

В результате ожесточенных боев, длившихся в течение четырех дней по всей линии соприкосновения вооруженных сил Нагорного Карабаха и Азербайджана и получивших название “апрельская война”, официальный Баку сообщил о 31 погибшем военнослужащем (по независимым источникам, потери Азербайджана были в три раза больше — 93 человека поименно перечислил исследовательский центр «Хазар»), а министерство обороны Армении заявило o 77 потерях среди боевого состава.

Война, начавшаяся вокруг Нагорного Карабаха в начале 1990-х годов, все еще остается одним из неразрешенных конфликтов Южного Кавказа, препятствующих региональному развитию. В 1994 году было подписано соглашение о прекращении огня, но конфликт пока остается неразрешенным. Минская группа ОБСЕ взяла на себя роль посредника в урегулировании конфликта. В рамках этих посреднических усилий регулярно проводятся встречи между высшими должностными лицами и министрами иностранных дел Армении и Азербайджана.

Во время встречи премьер-министра Армении Никола Пашиняна с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым, состоявшейся 29 марта в Вене, была достигнута договоренность о проведении гуманитарных мероприятий и улучшении механизмов прямого общения между сторонами.

“Второе рождение”

То, что 22-летнему Ваэ Котаняну и его другу удалось пережить «апрельскую войну», стало своего рода “вторым рождением” для них.  

“В нашу сторону открыли стрельбу, и я всего за долю секунды до взрыва мины сумел оттащить своего друга оттуда”, — вспоминает Ваэ.

Ваэ учится в Национальном университете архитектуры и строительства Армении, где осваивает профессию дизайнера интерьеров и экстерьеров.  

После службы в армии он решает подарить “вторую жизнь” вещам, которые на первый взгляд кажутся ненужными.

“Я начал со сломанных украшений, неиспользуемой посуды и разной утвари. Затем перешел с украшений на изготовление ложек”, — рассказывает Ваэ.  

Ваэ успел показать коллекцию ложек собственного изготовления на шести выставках. Во время выставки, прошедшей 6 апреля, он на месте создал произведение из разбитого деревянного пюпитра. “Двуполая война из Арцаха” – так он назвал свою работу.

“Это было разбитое зеркало с нитками, навешанными на него. В зеркале можно было увидеть собственное отражение … из Нагорного Карабаха. Это было искаженное отражение человека как символ того, что делает война с людьми. Почему двуполая война? Потому что война никогда не спрашивает, какого ты пола – мужского или женского”, — подчеркивает Ваэ.  

Ваэ не против идеи показать свои работы в соседнем Азербайджане, но прекрасно сознает, что пока это невозможно.

“Искусство должно оказаться выше границ и конфликтов, я уверен, что они [азербайджанцы], как и мы, хотят мира. Думаю, азербайджанским представителям сферы искусства также хотелось бы обменяться опытом, но… ”.

Мир для Ваэ – это возможность творить в атмосфере покоя и находить умиротворение в каждом дне.

“Когда в течение двух лет [во время службы в армии] ты находишься между жизнью и смертью и каждый день надеешься, что наступит новый рассвет, каждая секунда становится дороже, и война оставила огромный отпечаток в этом смысле. Когда остаешься лицом к лицу с угрозой смерти, начинаешь ценить время, что отведено тебе, ценить все, что ты делаешь, – дышишь, создаешь, творишь. Я выбрал последнее: я буду заниматься творчеством, насколько это возможно”.

Потребность замечать красоту

В памяти 22-летнего Арута Бабаяна запечатлелось все, что он увидел и почувствовал за время «апрельской войны».

“Знаете, что такое мир? Я это осознал в последний день четырехдневной войны. После обстрелов стали слышны голоса птиц. Не было больше ни звука, не было шума стрельбы… это невозможно описать”, — делится впечатлениями Арут Бабаян.

Арут, посещающий уроки фотографии в Реабилитационном центре защитника отечества, жалеет, что не смог запечатлеть этот момент на камеру, чтобы суметь передать это чувство другим, чтобы все могли увидеть это собственными глазами и ценить мир, но на тот момент в руках он держал другое орудие.

Когда началась «апрельская война», он уже прослужил в армии восемь-девять месяцев.

“Если бы я до этого я все еще был новобранцем, возможно, ничего бы и не понял, но вот уже четыре месяца, как я был на военных позициях, и эти несколько дней отразились на моем душевном состоянии так, как не могли бы повлиять на меня несколько лет. В целом люди очень меняются после возвращения из армии, а война совершенно преображает нас. Ты начинаешь ценить все, что дает тебе жизнь, начиная со здоровья”, — уверяет Арут.

Арут прослужил в армии меньше года. Из-за взрыва мины пострадали его ноги, он три месяца не мог ходить. Пролежав долго в госпитале, Арут сумел встать на ноги. Он все еще проходит курс лечения, но уже в Ереване.

Сейчас он не только изучает фотографию, но и бухгалтерское дело.

“Я выбрал занятие фотографией в качестве хобби, мне очень нравится фотографировать. Что касается бухгалтерского дела, думаю, я сумею найти работу по этой профессии. Мир чисел не так уж скучен”, — улыбается Арут.

После войны у Арута появилось непреодолимое желание запечатлеть [на камеру] все красивое, что он видит. И чтобы суметь поймать эти моменты умиротворения и красоты, надо найти правильный ракурс.  

“Даже фотографируя мусор, если найти верный ракурс и смысл, можно получить прекрасную фотографию”, — уверен Арут.  

Его привлекают образы, навевающие покой и счастье.

“Однажды, гуляя в парке, я увидел, как двое фотографировали друг друга. Я взял и сфотографировал их. Получилась очень счастливая фотография. Может, поэтому они и улыбнулись, увидев, что фото получилось очень хорошим. Другими словами, я стараюсь запечатлеть на камеру все, что мне кажется красивым”.

Мир в воздухе

В дни «апрельской войны» Аршак служил в ВВС Армении.  

Сегодня 26-летний Аршак Арутюнян продолжает карьеру пилота в гражданской авиации.

“Характер моей службы был таковым, что я видел обострения [на линии фронта], длившиеся в течение целого дня. Но война – это совершенно другое. До этого, еще перед призывом в армию, когда я слышал, что в каком-то году была война, я не представлял, что это означало, но когда мне оставалось всего три месяца [до окончания обязательной военной службы], начались столкновения”.

После тяжелых боев общение с гражданским населением вернуло Аршаку чувство покоя.

“Спустя шесть дней [то есть восьмого апреля, после окончания четырехдневной войны] у меня появилась возможность снова увидеть гражданских, а не только военных. Только тогда ко мне вернулось чувство внутреннего покоя”, — вспоминает Аршак.

За то короткое время, что длилась «апрельская война», Аршак потерял одного из родственников и односельчанина, поэтому сейчас он старается больше времени проводить с людьми, будь это близкие или просто знакомые. Он знает, что может потерять их всего за долю секунды.

Отец Аршака – авиаинженер по профессии, и любовь к самолетам передалась от него сыновьям, младший брат Аршака тоже решил стать пилотом.

После службы в армии Аршак продолжил карьеру пилота. Сейчас он учится в Академии кризисного управления министерства по чрезвычайным ситуациям Армении, а учебу в университете, где он изучал математику, он забросил.

Работая в авиакомпании Armenia Ariways, Аршак часто летает в Тегеран.

“И сейчас, и когда я работал в иранских авиакомпаниях, мне приходилось встречаться с азербайджанскими коллегами по работе. До этого, когда я служил в военной авиации министерства обороны Армении, часто виделся с азербайджанцами во время деловых встреч в Москве. Они знали, что мы — не гражданские лица, и ни в какие разговоры мы не вступали», — рассказывает Аршак.  

Мир, который пока невозможно установить на суше, он пытается найти в полете.

“В воздухе конфликты, как правило, забываются, все внимание концентрируется на полете. Во время перелета через Тегеран вторым пилотом оказался азербайджанец. На этот раз мы поговорили. Общение было чисто деловым, а может, мы были просто скованными. Но общение было”.

Серинэ Габриелян

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.