ТБИЛИСИ ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

3 июля, 2019 - 14:43

Не зря армяне и грузины ходят в Москве одними дорогами - первое кладбище армянской общины находилось там, где сегодня Большая Грузинская, дом 20 - почти напротив грузинский храм св. Георгия. Чуть поодаль мастерская Николая Багратовича Никогосяна, долгие годы женатого на грузинке Этери Михайловне, покинувших нас почти в одночасье.

Армяне Москвы помимо прочих коммуникаций качественно помогали восстанавливать грузино-российские связи. Медалью в память о Геноциде армян Заслуженный строитель России, меценат Вардкес Арцруни пару лет назад наградил грузинского пророссийского политика Джонди Багатурия. Арцруни же поддерживает хорошие связи с Владимиром Кирилловичем Хомерики, президентом Конгресса Национальных Объединений России, Фонда "Единения русского и грузинского народов".

Были прекрасные попытки залиговать армянское, грузинское и русское искусство теми, кто делал выставки, посвященные старому Тифлису, творчеству Параджанова, Гаянэ Хачатурян. Прошли две блестящих выставки в Гостином дворе (Еревань-Тифлис, галерея SAR), в Колымажном переулке выставка авангардного грузинского искусства.

Впервые действовать в этом пространстве стали сразу в 2008 году, когда в декабре на винзаводе в галерее «Проун» организовали выставку Нико Пиросмани. Накануне нового 2009 года в «Литературной газете» вышла моя публикация «Дом, который построил Пиросмани». В конце я написала: «Нико Пиросмани мечтал о деревянном доме посреди города, чтобы всем было близко, где люди могли бы собираться за большим столом, большим самоваром пить чай и говорить об искусстве. Где бы поставить нам этот дом, братья? Быть может, в Цхинвале?»

Конечно, было наивно так полагать, но ведь Нико тоже был примитивистом, однако…

Впрочем, в 2011 году нас навестил Отар Иоселиани. В «Доме Нащокина» он представлял «Шантрапу». После августа 2008 года Иоселиани яростно критиковал действия российских властей и войск. Среди самых искренних - интервью, данное украинскому журналисту Александру Рутковскому, который констатировал определенную дистанцию между Иоселиани-режиссером, творящим с гуманистических позиций, и Иоселиани-политиком, не признающим право южных осетин на создание собственного государства. В частности, в этом интервью Отар Иоселиани сказал: «Мира у нас с Россией никогда не будет!.. Если раньше мы испытывали к ней презрение, сейчас возникла ненависть. Это очень серьезно. Поэтому живите с русскими, как вам угодно. Целуйтесь с ними и говорите, что НАТО - это опасно, а Россия - это безопасно. Но возврат к прежнему невозможен! Двести лет терпения и презрения кончились!»

Эта встреча в Киеве состоялась в октябре 2008 года, а когда накипь сошла, Иоселиани, к счастью для обеих сторон, стал вновь приезжать в Россию. Но с Россией у Иоселиани действительно серьезно. Когда у режиссера возникли проблемы с финансированием съемок «Шантрапы» во Франции, где он не получил ни копейки ни от государства, ни от телевидения, режиссер сообщил, что покажет свою картину в Москве, и обратился в Сбербанк России за безвозмездной финансовой помощью. Сбербанк пошел навстречу и дал миллион евро. Поэтому лично я в заявления Нино Катамадзе и прочих не верю. В конце концов, можно перекрыться кем угодно на этом поприще.

Два прошлых года прошли под флером Грузии. Хитами продаж в магазине «Москва» стала книга о Грузии, Амиран Урушадзе выпустил свой аналог «игр престолов» «Кавказская война», где упоминал и о Цицианове, отбившим для российской империи Гянджу, но все же оставшимся без головы.

Впрочем, я и сама родилась на пересечении культур и историй – в Бобруйске помимо белорусской, еврейской, польской, французской, русской проходил и грузинский след князя Багратиона, остановившемся в этой фортеции в годы войны 1812 года.

С Грузией у меня были свои «гештальты», которые хотелось вот-вот закрыть. В апреле 1989 года в тбилисские события мой отец, полковник авиации, заместитель начальника военно-авиационного училища, экстренно вылетел в Грузию – местные на волне национализма избивали наших курсантов, были какие-то проблемы в Вазиани.

Отец из Тбилиси приехал …счастливым. Он влюбился в этот народ и ему захотелось непременно лето провести там!

Когда мы собрались в Кобулети, соседи шутили: кинжал с собой возьми!

Так и получилось. Мы прилетели в Сухуми, и уже в аэропорту стояли абхазские мужики за всеми столиками, в воздухе висело. До отъезда на маршрутке на побережье у нас было время. Отец ушел в народ и вернулся через полчаса с полным пониманием происходящего. Четыре часа поездки – я впервые погружалась в удивительный мир Закавказья. А было мне тогда 14 лет. Мимо трасы бегали домашние животные, а в окнах некоторых домов были выставлены портреты умерших матерей, перила обмотаны траурной лентой.

В Кобулети, «мочевом пузыре» Грузии, почти все время шел дождь. Отдыхающих было столько, что даже мы, имеющие путевку, не могли поселиться в номер – нас на сутки разместили в кассе на матрасах. Когда же мы получили номер- аквариум, откуда было видно море и ощупавший побережье прожектор военной базы в Поти- счастью не было предела. Мы все, отдыхающие, грузины, армяне, парни из Киева (их уехавшая одноклассница Яна Мельникова училась со мной в музыкальной школе в Сибири!), постоянно общались. Отец играл на гитаре вместе с Мамукой (лицом похожий на сына Делона, субтильный, сутуловатый) и Инзаром, ребята учились в Батумском музыкальном училище, были виртуозами, пели «Булбулис» Отара Рамишвили; когда мы ходили по городу – уже новые знакомые отца махали ему рукой. Это неправда, что грузины все время брали эти несчастные копейки сдачи. Нас водитель в Батуми в дельфинарий вообще довез бесплатно!

Разумеется, все ухудшалось. Как в дурном сне поползли слухи о том, что абхазы вооружаются, выходят на побережье, задерживают туристические автобусы, ищут грузин. Наш санаторий пустел. Отец вылетел, не догуляв отпуск, в Ачинск – заваруха начиналась уже и там.

Потом стали перекрывать аэропорты в Сухуми и Батуми. Назад выезжали так: вчетвером – я, мама, молодой лейтенант с беременной женой сели в автобус и поехали уже не вдоль побережья, а заезжая вглубь. Не четыре часа, а целых восемь. Нас остановила толпа вооруженных бородачей, вытряхнули водителя, началась проверка документов. Мы уже знали, что советские войска втянулись в конфликт, после того как убили русского солдата в Очамчири. Так в холодном ужасе мимо БТРов (свиньи по дорогам уже не бегали), мы доехали до Сухуми, за 5 километров до аэропорта нас высадили в лесу, и мы пошли пешком.

Каким-то чудом прорвали оцепление, обратившись, как я понимаю, к коменданту – нас кинули на военный борт без воды и еды, и мы полетели транзитом через Свердловск в аэропорт Кольцово. Когда мы пошли в кафе, стали с остервенением пить бульон «Магги», буфетчица на нас смотрела и говорила: милые, откуда же вы?

Поездку в Грузию я запомнила на всю жизнь, и всегда хотела сюда вернуться по-настоящему. Снился Тбилиси часто, так, каким я его представляла по фотографиям и фильмам Параджанова. Наверное, на эти мечты также влияло то, что отец умер в 2005 году от третьего инсульта. Сломался СССР, об армию стали вытирать ноги и наши отцы офицеры поумирали по принципу домино. Жить остался только тот, кто мог продавать кирпичи от вчерашних казарм, оружие. Все, кто верил в наше братство, умер.

Теперь я не знаю, что будет со всеми нами. У меня ощущение, что сейчас нас убивают дважды.

Валерия Олюнина

Комментарии

А я не удержусь и напомню Валерии ещё об одном . Грузины (некоторые) узнавая в разговоре армян говорили нам:» ви хорошие луди, но жаль, что армяне»

Горько читать Ваш очерк. Воспоминания девочки, повидавшей изнанку жизни. Была показуха,воспеваемая повсюду-в прессе в школе, на телевидении и т.д. И вдруг оказалось, что все то туфта. Паны начали передел, а с хлопов снимали шкуру! Оказалось, что ради золотого тельца можно продать своего друга! Горько читать эти строки. Но это горькая правда. А простые люди там вообще-то хорошие и незлобливые. Кукловоды там из другого теста. Сродни нашим доморощенным кукловодам. Спасибо! Удачи Вам

Одно только согревает душу, когда вспоминаю преподавательский состав в институте, где рядом с нами присутствовали профессоры Макашвили, Гахокидзе, Эристави, Гедеванишвили и все они были совсем из другого «теста» ; вот по ком у меня грызущая ностальгия. И Вам удачи, Феликс!

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.