Шахматный «армянский» инцидент

9 июля, 2019 - 12:31

На 14-й Всемирной шахматной олимпиаде, которая прошла в Лейпциге (тогда – еще ГДР) в октябре-ноябре 1960 года, победила сборная СССР. Советская команда первенствовала убедительно: набрали в итоге 34 очка, опередив сборные США и Югославии – соответственно, на 5 и 7 очков.

Такой результат был, наверное, предсказуем. Ведь в ту эпоху, особенно после матч-турнира на первенство мира 1948 года (Гаага-Москва, победа Михаила Ботвинника) и до начала 1970-х, советская шахматная школа находилась на пике своего могущества. По мощи эту сборную можно было, пожалуй, сравнить с непобедимой «Красной машиной» - хоккеистами. В том же Лейпциге выступил поистине звездный состав: Таль, Ботвинник, Керес, Корчной, запасные – Смыслов и Петросян.

И вот советская команда празднует очередную олимпийскую победу. Михаил Ботвинник (он выступал на второй доске, поскольку действующим чемпионом мира был Михаил Таль) подошел к Виктору Корчному и предложил:

- Виктор, давайте с вами выпьем. Это хорошо выдержанный армянский коньяк. Как ваша жена.

Подразумевалась национальная принадлежность супруги Корчного, Изабеллы Егишевны Маркарян (1931—1995).

Корчной взглянул на бутылку, на пустую рюмку Ботвинника – тот не употреблял спиртного – и мгновенно отреагировал:

- Да, это старый армянский коньяк. Как ваша жена.

Дело в том, что армянкой была и жена Михаила Моисеевича – Гаянэ Давидовна Ботвинник, урожденная Ананова (1914—1987).

Немного истории: со своей будущей женой – выпускницей Ленинградского Хореографического училища (тогда техникума) Гаянэ Анановой, которой не было еще и 20 лет, Ботвинник познакомился в мае 1934 года. Родители ее были родом из г. Нахичевани-на-Дону. Папа, Давид Георгиевич, был профессором начертательной геометрии. Маму звали Рипсимэ Мкртычевна (на местный русский манер – Ольга Никитична). 

В Хореографическом училище Гаянэ Давидовна занималась у своей прославленной соотечественницы – Агриппины Яковлевны Вагановой. (Имя Вагановой сегодня носит созданная на базе училища Академия русского балета). Кстати, некоторое время в училище занимался и брат Гаянэ – Георгий Ананов, отец известных в Питере братьев – Андрея, ювелира, и Никиты, депутата Ленсовета.

В одно время с Г. Анановой в училище занимались такие знаменитые танцовщики, как Галина Уланова, Наталья Дудинская, Константин Сергеев, Татьяна Вечеслова. После окончания училища Ананова была принята в труппу Театра оперы и балета имени Кирова (ныне – Мариинский). Танцевала в балетах «Спящая красавица» и «Лебединое озеро» П.Чайковского, «Красный мак» Р.Глиэра, «Конек-горбунок» Ц.Пуни, «Ледяная дева» на музыку Э.Грига.

Понятное дело, Гаянэ Ананова была значительно старше Изабеллы Маркарян. На что, надо полагать, и намекнул Корчной.

Что ж, Виктор Львович, в феврале 1960-го впервые выигравший чемпионат СССР, с младых, как говорится, ногтей отличался прямотой суждений и неуступчивостью. Не дал он спуску и на сей раз – даже патриарху. Тот, как рассказывают, побледнел, как полотно, и отошел в сторону…

С таким дерзким ответом Ботвинник примириться не смог. И через некоторых общих знакомых дал Корчному понять, что надо бы прийти и извиниться. Корчной же полагал, что человеку, который так смело шутит, следует адекватно воспринимать и чужие шутки. Но все-таки он был намного моложе Ботвинника, да и в шахматной иерархии стоял значительно ниже, при всем его несомненном таланте. В итоге Корчной все-таки принес Ботвиннику свои извинения. И «армянский» шахматный инцидент был исчерпан….

   Ашот Гарегинян

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.