Антиалкогольная кампания: как нивелировали экономику Нагорно-Карабахской автономной области

11 июля, 2019 - 14:41

Республика Арцах – страна возрождающегося виноделия

Печально известная антиалкогольная кампания середины 1980-х годов не только нанесла огромный ущерб экономике Советского Союза и отдельных территорий в его составе, но также привела к обострению общественно-политических, а в ряде случаев – этнонациональных проблем. Последнее в полной мере относится к Нагорному Карабаху, социально-экономическое развитие которого в советский период характеризовалось рядом перекосов, обусловленных дискриминационной политикой властей Азербайджанской ССР.

К началу 1980-х годов, согласно статистике, 53,8 % совокупной промышленной продукции, Нагорно-Карабахской автономной области приходилось на пищевую промышленность, представленную винодельческими предприятиями в Степанакерте и Аскеране (наиболее крупные), а также в Гадруте, Мартуни, Мардакерте, Ленинаване и Красном Базаре. НКАО была одним из центров виноградарства и виноделия не только в Советском Азербайджане, но и в целом в Кавказском регионе: в советское время (примерно с середины 1930-х годов) эти взаимосвязанные отрасли приносили минимум 50 % всех доходов автономии ежегодно. В 1972 году область, занимая около 5 % территории Азербайджанской ССР, дала по товарному сбору около 17 % объема производства в ней винограда; причём до и после 1972 г. эта планка не опускалась ниже 14,5%. До навязанной Арцаху войны виноградники в НКАО занимали около 18 тысяч гектаров, в области ежегодно собирали от 180 тыс. до 200 тыс. тонн винограда, и таким образом на душу населения приходилось более 1 тонны урожая. Не менее важно и то, что поступления от виноградарско-винодельческой отрасли составляли в середине 1980-х годов около 40% республиканского бюджета Азербайджана (1). Подавляющее большинство товарного сбора винограда в НКАО к концу 1960-х годов было сосредоточено в сельхозпредприятиях и, соответственно, районах, где преобладали армяне; к концу 1970-х этот показатель превысил 70 %.

В этой связи, очевидно, что пресловутая «антиалкогольная кампания» ранне-горбачёвского периода нанесла сильнейший удар по экономике, социальной сфере и экологии региона. Причем в наиболее острой форме – по преимущественно «армянским» районам.

Характерно также, что Бюро Совета министров Азербайджанской ССР в 1986-87 гг. не единожды направляло в Москву так называемые «уточнения» относительно «борьбы с алкоголизмом» в Закавказье. Главным источником этой проблемы в Азербайджанской ССР выставлялась именно НКАО, где (как отмечалось в таком письме-уточнении от 16 января 1986г.), «...сосредоточены основные в республике виноградные плантации, особенно в части сырьевой базы креплёных виноматериалов, винной барды и высокоспиртосодежащих остатков, а всё это пригодно для производства дешевых сортов спиртного». О том, что соответствующие местные сорта винограда (виноматериалов) преобладают, по данным азербайджанского минсельхоза (1982 г.) также и на «основной» территории Азербайджанской ССР вне НКАО, в направляемых в Москву «уточнениях», само собой, не отмечалось.

Протесты местных властей, общественности, виноделов против разорения винодельческой отрасли в расчет не принимались. В результате почти массовой (около 85 %) вырубки виноградных плантаций в 1985-1986 гг. в НКАО спад экономики края составил около 55 % за 1985-87 гг., с естественными «отзвуками» в социальной сфере. В частности, в результате резко возросла безработица среди армянского населения региона, подскочила миграция и т.д.

Не менее важный вопрос заключается в том, каким именно образом планировалось использовать насильственно «освобождаемые» от виноградарства земли НКАО? Ответ содержится в работе Л. Валесяна и Ю. Мурадяна «О некоторых итогах и проблемах экономического развития Нагорного Карабаха» (Ереван-Степанакерт, 1989): власти Азербайджанской ССР настаивали на перепрофилировании их под хлопководство и овцеводство, несмотря на малопригодность или непригодность этих территория для вышеупомянутых направлений деятельности. Цель очевидна – дальнейшее изменение этнодемографического баланса в области. Согласно директивам из Баку, именно хлопководство и овцеводство стали в буквальном смысле насаждаться в бывших «виноградных» районах НКАО с 1986-87 годов. И это несмотря на то, что местные специалисты, поддержанные Российским НИИ сухих субтропиков (г. Мацеста), в 1986-87 гг. не единожды предлагали развивать там плодоовощеводство, свиноводство, мясное животноводство со считанными очагами хлопководства, табаководства и тутового шелкопряда: таковы были результаты соответствующих экспериментов еще 1970-х годов. Соответствующие предложения были всецело поддержаны академиками-экономистами Т. Хачатуровым, Н. Некрасовым, многими учеными-почвоведами и селекционерами.

Однако в Баку настаивали на хлопководстве (причём почти без дополнительной ирригации) и на экстенсивном овцеводстве. Не исключено, что таким образом предполагалось  политизировать этносоциальную напряжённость в области, и без того уже быстро накалявшуюся. Уже в 1987-88 гг. реализация этих предписаний, что подтверждали глава Особого комитета по управлению НКАО (1988-1990 гг.) Аркадий Вольский и академик-экономист Тигран Хачатуров (инициатор и глава специальной экспертной комиссии по социально-экономическим проблемам НКАО) обусловила крах практически всего сельского хозяйства области и связанных с ним перерабатывающих отраслей. По результатам поездки в 1988 году по НКАО и примыкающие районы Армянской и Азербайджанской ССР комиссия  рекомендовала, в частности, соединить ирригационным каналом реку Тертер с речной / мелиоративной сетью юга Армении и Нахичеванской АССР. Таким образом, а также повышением мощности Верхне-Карабахского канала и канала им. Орджоникидзе частично решалась бы проблема орошения сельскохозяйственных земель НКАО. Руководство Армянской ССР не возражало; по воспоминаниям Т.С. Хачатурова, к поддержке проекта склонялось руководство Нахичеванской АССР. Однако в Баку, сперва одобрив проект, вскоре сочли его нацеленным на «отторжение» НКАО и максимальную экономическую привязку Нахичеванского региона к Армении – несмотря на то, что почти аналогичные предложения разрабатывались ещё в 1940-41 гг., будучи отложенными в долгий ящик после начала Великой Отечественной войны...

Как известно, «антиалкогольная кампания» закончилась бесславно, а некоторые конспирологи рассматривают её даже в качестве одного из дополнительных «подводных мин» под советскую экономическую систему в канун «перестройки» с её нарастающими дисбалансами и неадекватностью. Так или иначе, она была официально прекращена в октябре 1988 года вследствие непопулярности и снижения доходов бюджета (по разным данным, акцизы на алкогольные напитки и доходы государства от вино-водочной индустрии в 1960–1980-е годы составляли от 12 до 14% от общего объема доходов бюджета СССР). К этому времени площадь виноградников в СССР сократилась на 30 %, виноградарству и виноделию (не только в Арцахе, но и, например, в Крыму – авт.) был нанесен непоправимый ущерб (2).

Следствием развязанной против Нагорного Карабаха вооружённой агрессии стал дальнейший упадок сельского хозяйства, и, в частности, виноградарства. Большая часть виноградников, будучи расположенной в равнинных и предгорных районах, была уничтожена в ходе военных действий. По данным, которые приводил заместитель министра сельского хозяйства НКР (и один из учредителей Ассоциации виноградарей и виноделов) Карен Агаджанян, после войны площадь виноградных плантаций уменьшились почти в 8 раз, составив на 2015 год около 2 тыс. 200 гектаров.

Тем не менее, в Нагорно-Карабахской Республике винодельческая отрасль, несмотря на объективные проблемы и субъективные препятствия, успешно развивается. Полностью разрушенный во время войны Аскеранский винный завод впоследствии был восстановлен, став производственной площадкой компании «Арцах Бренди», производящей широкий спектр высококачественной алкогольной продукции. В селе Тог Гадрутского района Республики Арцах работает принадлежащий семье Аветисянов цех по производству вина «Катаро» (по имени древнего храма на близлежащей горе Дизапайт), неоднократно признававшегося лучшим в ходе международных и местных конкурсов. Там же, в Гадрутском районе, в отреставрированном дворце Мелик-Еганянов, с 2014 года регулярно проводятся винодельческие фестивали с участием нескольких десятков кампаний из Армении, самого Арцаха, и это – не считая множества домашних предприятий, продукция которых приобретает всё большую популярность. Через постоянно возрастающий туристический поток и экспортные возможности, а также благодаря мерам по поддержке местного производителя, об арцахском вине (в том числе уникальных сортов,  таких как «Хндогни», «Гиши и др.) узнает все больше ценителей этого напитка в России, в Европе и по всему миру.

Алексей Балиев

Примечания

(1) Фаталиев Х.К., Микаилов В.Ш. Состояние и перспективы развития виноделия Азербайджана // Магарач. Виноградарство и виноделие. 2011. № 1. С. 35-36.

(2) Яник А.А. История современной России: истоки и уроки последней российской модернизации (1985–1999) // Москва, 2012. Сер. История современной России

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.