ДАВИД ГАРЕДЖИ - НАХИДЖЕВАН: АРМЯНСКИЙ СЛЕД

16 июля, 2019 - 20:42

Сообщения о ситуации вокруг грузинского монастыря Давид Гареджи, расположенного на границе с Азербайджаном, появляются в прессе с завидной регулярностью. Помимо вопроса делимитации границ куда более существен в этом вопросе историко-культурный аспект, который одна из сторон деликатно обходит, а другая агрессивно наращивает, не скрывая намерений присвоить в конечном итоге христианский памятник. Более того, виновницей регулярных инцидентов постоянно выглядит грузинская сторона, оказавшаяся, по сути дела, меж двух огней: в экономической и в какой-то степени в политической зависимости от соседних турецких государств и стремлении сохранить для себя памятник, имеющий для грузинского народа сакральное значение.

ВРЕМЯ ОТ ВРЕМЕНИ в прессе сообщается о новом витке напряжения вокруг монастыря, которое, как правило, провоцирует именно азербайджанская сторона. Так, весной нынешнего года азербайджанские пограничники в очередной раз закрыли доступ к церквам и пещерам, расположенным на границе двух стран, что привело к акциям протеста со стороны грузинских активистов. 5 мая сотни людей выстроились в живую цепь на границе, обвиняя власти страны в попустительстве и заявляя об угрозе потери Грузией своих святынь.

Несколько дней назад вокруг монастыря вновь возникло напряжение: Баку обвинил группу грузинских граждан в нарушении границы и нападении на пограничников. Дело дошло до вызова посла Грузии в бакинский МИД: ведомство расценило эти действия "как провокацию, направленную на конфронтацию между двумя странами". Между тем, как сообщил работающий в монастыре гид, причиной инцидента стал тот факт, что азербайджанские пограничники без разрешения начали выносить из церкви иконы, что и привело к реакции местных жителей и паломников. То есть инцидент был опять-таки спровоцирован азербайджанской стороной, но виновником вновь оказалась грузинская. Во всяком случае заявление МВД Грузии, в отличие от агрессивного текста коллег из МИД Азербайджана, сильно походило на попытку стать в позу страуса, лишь бы не накалять ситуацию.

При этом заместитель начальника пограничной полиции МВД Грузии Теймураз Купатадзе объяснил вынос икон из келий храма тем, что … азербайджанские пограничники, дескать, сильно озаботились их сохранностью. "Они пояснили, что иконы могли повредиться в случае ухудшения погоды, как в случае ветра, так и дождя и, чтобы не было обвинений в их адрес, что их повредили они, иконы подняли в монастырь Воскресения и передали нашим пограничникам", - сказал Купатадзе.

НАДО ПОЛАГАТЬ, что до сих пор на этой территории не было ни ветра, ни дождей, способных "повредить иконы", кроме того, следует слепо уверовать в то, что азербайджанские пограничники выполняют функцию также экспертов, глубоко разбирающихся во влиянии погодных условий на состояние икон. О том, что "заботу" о сохранности культуры проявили представители страны, военнослужащие которой чуть более десяти лет назад цинично и безжалостно разрушали топорами и кувалдами уникальные армянские хачкары Старой Джуги, уже и говорить не приходится, ибо объяснение и без того выглядит нелепо и откровенно смешно. Но грузинский чиновник послушно повторяет навязанную азербайджанской стороной лапшу, лишь бы ублажить соседей.

В какой-то степени такую дипломатическую позицию понять можно: Тбилиси, естественно, совершенно не заинтересован в обострении отношений с Баку. С другой стороны, безоговорочная уступчивость и желание спрятать голову в песок при очевидной угрозе культурной экспансии и нескрываемого стремления Азербайджана присвоить очередной памятник христианской культуры в регионе могут дорого обойтись Грузии. Периодические акции протеста говорят о том, что граждане страны куда реальнее оценивают ситуацию и больше озабочены угрозой потери памятника, нежели власти, по крайней мере публично.

На фоне заявлений азербайджанских ученых о принадлежности монастыря Давид Гареджи, который в Баку называют "Кешигчидаг", албанской культуре, реальность этих опасений вовсе не кажется преувеличенной. Преступный опыт расправы или присвоения армянского культурного наследия должен особо насторожить грузинскую сторону, указывая на огромные опасности азербайджанской политики культурного геноцида. Тем более что в Баку вновь пускают в ход, за неимением иных аргументов, албанский фактор, неоднократно доходя в своих нахрапистых претензиях вплоть до Тбилиси.

В свое время, когда Азербайджан на государственном уровне открыто разрушил уникальное наследие армянской культуры в Нахиджеване, в буквальном смысле сровняв с землей средневековое кладбище, преступник остался безнаказанным в том числе и в силу отсутствия должной реакции со стороны христианских соседей Армении, в первую очередь Грузии и России. Сегодняшние посягательства на выдающиеся памятники грузинской культуры как свидетельство того, что не имеющий собственного наследия Азербайджан пытается утвердиться на культурной карте мира за счет никогда не принадлежавших ему памятников, - лучшее тому доказательство. Как справедливо отметил автор недавней статьи на одном из армянских сайтов, "грузины должны быть благодарны азербайджанским ученым за то, что те признают Давид Гареджи албанским памятником. Это спасло монастырь, иначе его уничтожили бы, как уничтожили хачкары в Нахиджеване".

МЕЖДУ ТЕМ в Баку уже запустили привычный трюк, заявляя об "армянском следе" в ситуации вокруг монастыря. Экс-министр иностранных дел Азербайджана Тофик Зульфугаров заявил, что "бенефициарами, а возможно, и заказчиками произошедшего (имея в виду последний инцидент. - М.Г.) являются армяне и проармянские силы России, цель которых - открытие "второго фронта" для Азербайджана в Грузии". Тем самым отставной дипломат, который давно уже пытается привлечь внимание властей к собственной персоне в надежде на подачку в виде должности в МИД, надеется убить сразу двух зайцев: добавить масла в огонь российско-грузинского противостояния, но предусмотрительно обвиняя в этом не саму российскую сторону, а "армян и проармянские силы России".

Комментировать этот бред бывшего дипломата вряд ли стоит. Но констатировать наличие "армянского следа" в происходящем вокруг монастыря Давид Гареджи действительно необходимо.

Этот след тянется не только из Старой Джуги, где в 2007 году были окончательно уничтожены армянское кладбище и хачкары, не только от прекрасных армянских памятников всего Нахиджевана, как и иных армянских территорий, оказавшихся во власти безродных варваров. Этот след тянется, к примеру, и из Шуши, где в советские годы было разрушено множество армянских архитектурных памятников и храмов, а в годы Карабахской войны величественный храм Всеспасителя Казанчецоц был превращен в склад для оружия, - с расчетом на то, что армянские силы не станут обстреливать и разрушать свою же жемчужину.

Таких "армянских следов" в политике Азербайджана, в частности, в контексте беспощадного отношения к историко-культурным свидетельствам армянского присутствия на захваченной территории и его уничтожения в политических целях можно привести множество. И, если Грузия не хочет потерять свою жемчужину, она должна обратить самое пристальное внимание на этот "след" - как напоминание о том, что именно неизбежно произойдет в случае отречения от наследия своих предков и потакания преступным планам Азербайджана.

Марина ГРИГОРЯН

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.