РУБЕН ЗАРГАРЯН: 45 ЛЕТ ИНТЕРВЕНЦИИ ТУРЦИИ НА КИПР

19 июля, 2019 - 10:32

Турция до сих пор не признала Республику Кипр и Республику Арцах

Министр иностранных дел Армении Зограб Мнацаканян 3-4 июня 2019 г. принял участие в трехстороннем совещании Армения – Кипр – Греция на уровне глав МИД. В ходе визита министр иностранных дел Армении З. Мнацаканян констатировал: «Нас объединяют крепкие цивилизационные связи, в основе которых – вековая дружба наших народов».

На совещании было решено, что первый саммит на уровне глав стран и/или правительств примет Армения в январе 2020 года. Министры иностранных дел трех стран согласились, что трехстороннее сотрудничество между странами, основанное на общих ценностях, культуре и наследии трех стран, руководствуется принципами уважения к целям и принципам, закрепленным международным правом и уставом ООН, а единственной целью этого трехстороннего сотрудничества является стимулирование мира, стабильности и процветания посредством широкого политического диалога и сотрудничества между тремя странами.

По мнению экспертов, трехсторонняя встреча глав МИД стала новым форматом для эффективного развития практического сотрудничества, в частности, по продвижению повестки предупреждения преступления геноцида, тем более что универсальность подходов очевидна в свете серьезных проблем трех стран с Турцией. Было бы логично, чтобы этот формат расширился за счет участия Республики Арцах.

Знаменательно, что в июле 2019 г. исполняется 45 лет со дня турецкого вторжения (операция «Атилла») на Кипр. Турецкая политика по кипрскому конфликту после оккупации Турцией в 1974?г. 37% территории Кипра прошла три этапа. На первом этапе было провозглашено очередное турецкое государственное образование Турецкая Республика Северного Кипра (ТРСК), признанная только самой Турцией. Даже ближайший турецкий союзник Азербайджан не спешит с юридическим признанием ТРСК.

Позицию официального Баку в беседе с турецкими журналистами в июле 2011 г. разъяснил вице-премьер правительства Азербайджана Али Гасанов: «Мы понимаем ожидания Турции относительно признания Северного Кипра, но и Турция должна понять Азербайджан в этом вопросе. Как только мы признаем Северный Кипр, то 10-15 стран в свою очередь могут сделать то же самое по отношению к Нагорному Карабаху». Тем не менее, Баку активизирует отношения с ТРСК. Функционирует азербайджанское дипломатическое представительство под названием «Азербайджанский центр экономики, культуры и сотрудничества», выполняются авиарейсы из Азербайджана в ТРСК, признаны паспорта ТРСК. В 1997 г. в Азербайджане открылось постоянное представительство ТРСК.

Прекрасно осознавая константу турецко-азербайджанской экспансии, 4 апреля 2016 г. МИД Республики Кипр на своей странице в сети Twitter осудило азербайджанскую агрессию против Республики Арцах: «Правительство Республики Кипр внимательно следит за тревожным развитием событий в Нагорном Карабахе/Арцахе, которое сопровождается нарушениями на линии перемирия со стороны азербайджанских войск. Мы осуждаем насилие и гибель людей, особенно среди гражданского населения, и настоятельно призываем Азербайджан уважать существовавшее ранее положение». 13 апреля 2016 г. депутат Европарламента от Республики Кипр Элени Теохарус заявила: «Мы должны ввести санкции против Баку за агрессию против народа Нагорного Карабаха. После жестоких событий народ Нагорного Карабаха получил право на свободу и самоопределение, и это единственное решение проблемы. Мы должны признать Нагорный Карабах и ввести санкции против Азербайджана, что принесет мир».

Следует напомнить, что Турция вопреки международному праву и Уставу ООН до сих пор не признает Республику Кипр, так же как и Республику Арцах. В 2015 г. Турция упустила шанс признать Республику Арцах на основе международного права, Устава ООН и в качестве меры доверия в преддверии 100-летия геноцида армян в Западной Армении и Турции, хотя Р. Эрдоган получил на сей счет четкие и аргументированные рекомендации.

Турция, которая захватила северную часть острова Кипр в 1974 г., претендует на оставшуюся свободную, греческую, часть острова и морскую экономическую зону вокруг острова. Так же и Азербайджан, захвативший Северный Арцах и Нахиджеван, вынашивает планы захвата Республики Арцах и всей Армении.

На втором этапе Турция предприняла попытку установить фактический контроль уже над всем Кипром через референдум от 26 апреля 2004 г. на основе подготовленного Генеральным секретарем ООН Кофи Аннаном плана объединения острова. Однако этот план был отвергнут на референдуме греками Республики Кипр. 12 ноября 2013 г. премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что «нет такого государства, которое называется Кипр, есть местная администрация Южного Кипра. Потому что есть Северный Кипр и между ними зеленая линия». Официальный представитель МИД Греции Константинос Кутрас тогда же констатировал: «Оспаривание со стороны премьер-министра Турции самого существования Республики Кипр должно, наконец, пробудить международное сообщество и показать реальные намерения Турции в кипрском вопросе».

Аналогичные попытки Азербайджана поставить под сомнение суверенитет и территориальную целостность Республики Арцах (Нагорно-Карабахской Республики) также должны быть решительно осуждены международным сообществом. Бакинская администрация всеми силами избегает и саботирует переговорный процесс, устраивает террористические атаки на границе, призывает к новой войне, агрессивно отрицает международное право. Позиция Азербайджана не имеет под собой никаких юридических оснований, все определяет идеология территориальной экспансии и хищнических захватов. Разрастаются и территориальные претензии на земли Республики Армения, которые бакинские власти в лице президента Азербайджана И. Алиева систематически называют «Западным Азербайджаном». 8 февраля 2018 г. И. Алиев на VI съезде правящей партии «Йени Азербайджан» провозгласил стратегической целью захват Еревана.

Для понимания наступившего третьего этапа турецкой экспансии на Кипре остановимся подробнее на анализе второго. На упомянутом референдуме 65% турок-киприотов проголосовали за его реализацию, а 75,8% греков-киприотов – против. Важно отметить, что в референдуме участвовали не только турки-киприоты, но и переехавшие на Кипр переселенцы из Турции, количество которых превышает численность турок-киприотов в 2 раза. «План Аннана» ограничивал право греков-киприотов на возвращение, разрешая при этом турецким колонистам из Анатолии, приехавшим на остров после 1974 г., остаться. Стоит напомнить, что в результате турецкой интервенции 200 тыс. греков-киприотов – треть населения – были изгнаны из оккупированной северной части острова, где они составляли 80% жителей. «План Аннана» предусматривал сохранение на острове воинских контингентов Турции, причем на совершенно законной и постоянной основе. Греки-киприоты справедливо посчитали, что план предусматривает не объединение острова, а признание и легализацию результатов турецкой интервенции и оккупации. Отчетливо понимая, что включение ТРСК в состав Республики Кипр на турецких условиях приведет к полной массовой колонизации анатолийскими турками всего Кипра, изменению демографического баланса в пользу Турции не только на оккупированных территориях, но и на всем Кипре, народ и правительство Республики Кипр никогда не согласятся на подобные планы «объединения». Греки отлично помнят историю о троянском коне, благодаря которому была взята и разрушена неприступная Троя.

Кроме того, открытая несколько лет назад демаркационная линия между ТРСК и Республикой Кипр уже привела к появлению преступности в греческом Кипре, где люди не привыкли закрывать свои дома и автомобили. Анатолийские турки крадут машины и другое имущество греков и через Северный Кипр вывозят краденое имущество в Турцию.

Турецкими властями (так же как и в оккупированной Западной Армении, а Азербайджаном – в оккупированном Нахиджеване и Северном Арцахе) на оккупированной части острова Кипр разрушено большинство христианских церквей и монастырей. 55 церквей были переделаны в мечети, а еще 50 храмов и монастырей превращены в склады, гостиницы, кинотеатры и общественные туалеты. Идет массовая замена древних греческих географических названий на турецкие. Ранее эта практика была апробирована в оккупированной Турцией Западной Армении, где в настоящее время более 90 процентов топонимов отуречены. История разорения Кипра и Армении Турцией повторяется. В этой связи уместно привести заявление премьер-министра Великобритании Д.?Ллойд-Джорджа по кипрскому вопросу в 1919 г. о том, что турки «не имеют никаких прав на страну, которую превратили в пустыню».

Следует отметить, что киприоты-турки, которые в значительной степени являются грекоязычными исламизированными ранее греками, постепенно вытесняются из северной части острова и замещаются выходцами из Турции. Турецкое правительство использовало кипрских турок в своих экспансионистских целях, и теперь надобность в них пропала. С 1974 г. из северной части Кипра эмигрировала треть общины турок-киприотов. Сегодня на оккупированной части Кипра пятую часть земли занимают турецкие объекты военного назначения. В результате колонизаторской политики Турции турки-киприоты превратились в меньшинство населения. Турецкая политика колонизации северной части Кипра была осуждена Советом Европы в рекомендации Парламентской Ассамблеи №1197/1992.

В ТРСК периодически проходят акции протеста против военного присутствия Турции на острове. На Северном Кипре профсоюзы проводят забастовки и шествия под лозунгом «Анкара, нам не нужны ни твои деньги, ни твои (социальные) пакеты, ни твои чиновники!». Участники манифестаций несут государственные флаги греческой Республики Кипр. Кипрская проблема – это не вопрос межобщинных разногласий. Это вопрос турецкой военной интервенции и продолжающейся оккупации 37% территории Республики Кипр.

В настоящий момент Турция, осознав провал планов овладения всем Кипром и столкнувшись с массовым недовольством турок-киприотов, приступила к третьему этапу, взяв курс на окончательную аннексию Северного Кипра и установление контроля над этой частью Средиземноморья. Основным инструментом на переговорах Турции по Кипру и Азербайджана по азербайджано-карабахскому конфликту являются агрессивные действия и угрозы силой.

В 2019 г. турецко-кипрские отношения обострились в связи с претензиями Турции на недавно открытые крупные кипрские месторождения газа и нефти на шельфе, в том числе газовое месторождение «Афродита», в пределах кипрской исключительной экономической зоны в Средиземном море. В мае 2019 г. самые масштабные военные учения в истории Турции под названием «Морской волк» стали угрозой Кипру и ответом США и Европейскому союзу, которые призвали Турцию прекратить провокационные буровые работы у берегов Кипра. Одновременно в июне 2019 г. Турция совместно с Азербайджаном провели очередные, 4-е по счету в этом году широкомасштабные военные учения «Нерушимое братство – 2019» в исторически армянском Нахиджеване, ныне аннексированном Азербайджаном.

Подводя итог, следует констатировать, что, вопреки мнению ряда экспертов о внешней схожести конфликтов кипрского и карабахского, нет ничего общего между Республикой Арцах, независимость которой основана на международном праве и Уставе ООН, и оккупированным Турцией Северным Кипром. Очевидно, что Республику Армения и Республику Арцах многое объединяет с Республикой Кипр, в том числе и турецкая угроза. Сценарий по захвату Северного Кипра был ранее апробирован Турцией в армянской области Нахиджеван, в которой в 1918?г. турецкие войска частично вырезали коренное армянское население, а частично изгнали. Затем под давлением Турции, согласно Московскому и Карсскому договорам 1921 г., впервые в истории созданное в 1918?г. второе турецкое государство Азербайджан получило протекторат над армянским Нахиджеваном в виде Нахичеванской Автономной Республики. При этом Азербайджан запретил армянским беженцам возвращаться на родину. В последствии Баку просто аннексировал Нахиджеван, так же как и сейчас планирует Турция в отношении оккупированного Северного Кипра. Так, в армянском крае, в котором в начале XX в. больше половины населения составляли армяне, к концу века не осталось ни одного армянина.

Расчленение колыбели средиземноморско-европейской цивилизации Армении, оккупация Турцией и Азербайджаном 9/10 территории Армении в начале XX века, в том числе и Арцаха (Нагорного Карабаха) стало величайшей цивилизационной и геополитической катастрофой в истории человечества. Если бы была единая Армения в своих естественных многотысячелетних исторических границах, развивалось бы армяно-средиземноморское цивилизационное пространство, то ход мировой истории пошел бы более конструктивным путем, а вероятность формирования различных террористических организаций на Ближнем Востоке типа «Исламского государства» (запрещено в России) и агрессивной политики Турции, в том числе и в отношении Кипра, была бы сведена к минимуму. Кроме того, в международных отношениях стало бы намного сложнее игнорировать нормы международного права.

Рубен Заргарян, кандидат исторических наук

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.