Настоящая история Девичьей башни

21 июля, 2019 - 12:20

Мы часто становимся рабами чьих-то аксиоматических утверждений, нимало не задумываясь об их правдоподобности. Более того, часто те, кто придумывают эти утверждения для нас в качестве неоспоримых постулатов также не озабочены их логичностью… и подчас чьи-то немыслимые теории закрепляются в науке в качестве всем известных фактов. Самое обидное, что никогда загодя не угадаешь какая теория победит в научном споре. Да и споры-то все возникают тогда, когда напрочь отсутствуют факты и сведения. Это напрямую касается всех областей естественных наук , а также исторической науки.

Мы привыкли говорить как о доказанном факте: «Волга впадает в Каспийское море» даже те из нас кто знает, что это не так. Ведь, строго говоря, Кама впадает в Вишеру, Вишера впадает в Чусовую, в которую вливается и Волга, а дальше Чусовая впадает в Каспийское море и при этом вод принесенных Волгой в Каспий по объему намного меньше, чем вод других рек с которыми она соединилась перед впадением. Но… выражение уже стало стойким оборотом и мы повторяем не задумываясь. Или еще более одиозный пример : «Земля вращается вокруг Солнца»… Те, кто не прогуливал уроки физики в школе хорошо знают, что и это не так Более правильным было бы утверждение, что система Земля-Солнце вращается вокруг общего центра масс.

Но почему-то этим пренебрегают даже те, кто учил предмет и как результат – помнят об этом факте лишь единицы. Опять же, вернемся к мировой истории, ибо в этой дисциплине как раз и сосредоточено огромное количество лжи, принимаемой за непреложную истину вольно или невольно. Всегда отсутствие объективных данных способствовало полету фантазии. К сожалению, принцип бритвы Оккама никогда не действует в этом случае потому, что куда же девать полет фантазии? Конечно , можно легко объяснить шум в лесной чаще бегом стада оленей, но куда интереснее и романтичнее сказать, что это бегут грациозные единороги. И мы обладая этой фантазией украшаем как нам кажется былое или даже серую действительность и плодим и плодим эти сущности без надобности, придумывая все новые и новые сказки.

Если уж вспомнили Оккама ( Уильяма Оккамского) – монаха францисканца, то стоит припомнить еще и другого его средневекового собрата по имени брат Бернард. Каким-то образом ему удалось совершить путешествие в Египет, откуда он вернулся, твердо убежденный в том, что пирамиды первоначально предназначались для хранения зерна. В доказательство брат Бернард приводил строки из Книги Бытия: Иосиф Прекрасный предрекает Египту голод и советует фараону построить башни, чтобы можно было хранить в них продовольственные припасы… Хранилища зерна! Вот уж точно весьма прозаическая теория происхождения пирамид и до сих пор как ни странно остается очень популярной в ряду с такими как : энергетические центры, дома атлантов, маяки для пришельцев, и т.д. А теперь нас ошарашивают даже тем простым фактом, что и сфинкса построили гораздо раньше эпохи фараонов, т.е. Рамсес 2 как бы и рядом не лежал не смотря на его вещие сны (как будто раньше этого не знали) .

Это было просто размышление на тему, а теперь вернемся вновь к нашим баранам, то есть , я хотел сказать, к Каспийскому морю, а точнее на Апшерон.

Как известно символом, гордостью и самым загадочным (хотя не один десяток диссеров уже написан в НАНА) сооружением в городе Баку является Девичья Башня.

Конечно кто же не знает ее … всем все понятно

- Башня чья?

- Да девичья, разве не понятно?

А всем кто сомневается, предлагается к рассмотрению куча легенд , правда, пытливому исследователю говорящих лишь о том, что, как и в случае с пирамидами, теперешние хозяева башни настолько далеки по времени и культуре от ее создателей, что и представить себе не могут ее назначение.

Если в случае с пирамидами все было очень давно и фараоны были скорее всего хоть и не строителями Великой Пирамиды и скульпторами Сфинкса, но по крайней мере подражателями, построившими много похожих, пусть и менее грандиозных пирамид. Таким образом, они все были преемниками тех зодчих, что воздвигли Сфинкса и Пирамиду. Но к теперешнему населению Баку и всего Апшерона и даже к их предкам, что пришли на эти земли, башня имеет такое же отношение как развалины хеттской столицы - Хатуссы или статуи Немрут Дага к современным туркам.

И все же в отличие от Египетских сооружений у башни есть доподлинно известная история ( как ни замазывай) и даже сохранились осколки культуры этноса , создавшего ее. В верхнюю часть башни справа от входа вмонтирована каменная плита с двухстрочной куфической надписью. Надпись гласит: «губбе (купол, свод) Масуда ибн-Давуда». Опираясь на этот факт, до сих пор многие азербайджанские исследователи называют временем постройки XII век, а зодчим ибн Дауда ( про которого ничего более не известно). Ведь это так удобно: сам построил и сам ярлык налепил.

А главное, башня сразу становится объектом наследия мусульманского мира. Но история не дышло, и эта плита явно появилась на башне миннимум на тысячу лет позднее, так как она случайно и неаккуратно вделана в кладку, не над главным входом, а где-то сбоку, на высоте 14 метров от земли. Скорее всего, это надгробная плита, которой во время ремонта заделали окно в башне .

При осмотре можно заметить, что на этом месте была квадратная ниша или окно. После установки плиты, в верхнюю часть ниши был вставлен случайный камень, а зазоры заделаны раствором, который не использовался при строительстве. То, что на месте плиты было окно, косвенно подтверждается и его расположением — ниша находилась почти на одном уровне с главным окном башни, но на противоположной от него стороне. То, что башня относится к доисламской эпохе в мире ни у кого не вызывает сомнения, но какова история ее возникновения и кому она принадлежала, чем была?

Географическое положение Апшеронского полуострова в Каспийском море, его изолированность, вызванная примыкающими полупустынными пространствами, изобилие природного строительного камня и специфические исторические условия наложили определённый художественно-эстетический отпечаток на его архитектуру. Залежи нефти и свободный выход на поверхность земли нефтяного газа послужили причиной возникновения ещё в глубокой древности самобытных памятников культуры. Естественные огни по берегам Каспия в те отдалённые времена считались священными и привлекали множество верующих. Крупное поселение, возникшее вокруг одной из групп естественных огней, постепенно переросло в город. Как говорил М. Ж. Сен-Мартен, французский востоковед начала XIX в.:

«Город Баку издревле почитался… персами как священное место ввиду наличия многочисленных источников нефти и свободных выходов на поверхность земли газов, пылавших естественными огнями. Во многих местах эти «вечные» огни поддерживались огнепоклонниками, создававшими целую группу алтарей и храмов огня.

Город Баку был превращён своими правителями и их подданными в место служения огню». С. Ашурбейли усматривает этимологию «Баку» от др.-иранск. «бага» («Бог»). Город Багаван, где горели неугасимые огни и находились храмы огнепоклонников, упоминается армянскими летописцами Мовсесом Хоренаци (V в.), Ананией Ширакаци в (VII в.) и Гевондом (VIII в.), который упоминает его как Атши-Багуан.

С. Ашурбейли считает, что Атши – это искаженное «Атеш» («огонь»), а Атеши-Багуан – «место священных огней».

Кесреви Тебризи также отождествлял Багаван и Атеши-Багуан с древним Баку. Низами Гянджеви в своей поэме «Искендер-наме», говоря о Ширване, писал:

«Был тут некий огонь, а вокруг него камень,

«Худи-сузом» в народе звался этот пламень.

В золотых ожерельях склонялись перед ним сто эрпатов

Неверными он был ценим…»

«Худи-суз» – букв. «сам по себе горящий» – речь идёт о горящей нефти или газе. «…склонялись перед ним сто эрпатов» – склониться перед священным огнём столько человек смогли бы только в большом храме.

Большим храмом, поярусно расположенные помещения которого были в состоянии легко вместить сто и более человек, мог быть бакинский башенный храм как раз известный как Девичья Башня (Гыз галасы).

Это можно предполагать из следующих строк: «Был тут некий огонь, а вокруг него камень», т. е. огонь, сам по себе горящий, а вокруг него камень – круглые каменные стены башни. С глубокой древности Девичью башню окружал ореол легендарных сказаний. Наиболее популярна следующая легенда: в древности один овдовевший старик решил жениться на молодой девушке. Та, придя в ужас от предстоящего брака, поставила условие – построить для неё башню. Когда башня была построена, то она, в одном варианте, заперлась в ней, а в другом бросилась с её верхней площадки в море. Отсутствие мусульманских наслоений позволяют отнести эту легенду о Девичьей башне к глубокой древности. Ближайшее рассмотрение конструкции башни показывает, что она построена по принципу строительства архаических монументальных сооружений.

Об этом говорят редкая толщина стен (5 м у основания) и большая высота (117 ступеней от отметки второго этажа до верхней площади кровли). Данный тип башенных храмов, судя по ассирийским рельефам из Дур-Шаррукина, зародился и развивался в Мидии, где основным строительным материалом был сырец – глиняный кирпич, высушенный на солнце. Археолог Д. Стронах (David B. Stronach) открыл на территории Мидии башнеобразный храм огня, где по лестнице огонь доставлялся на крышу храма, откуда он был виден издали. Для того чтобы строить из сырцового кирпича высокие полые внутри башенные постройки, необходимо было для прочности принимать значительную толщину стен и предусматривать массивный выступ – контрфорс.

Башня, согласно обмерным чертежам имеет внутреннюю высоту, равную от пола первого этажа до пола верхней открытой площадки 28,0 м. Внешние размеры башни со стороны входа, с учётом цокольной части и парапета, примерно равны 32 м, а со стороны моря за счёт резкого падения уровня скалы высота доходит до 35,0 м.

Интересна система членения фасадов храма по вертикали на три основные части: 1) основание из камней неправильной формы; 2) гладкая часть башни, решённая горизонтальными рядами аккуратно обтёсанных камней; 3) верхняя часть, решённая аккуратным чередованием попеременно выступающих и втопленных рядов каменной кладки с завершением в виде плоского валика и гладкого парапета, ограждающего верхнюю ритуальную площадку. На парапете до реконструкции возвышались семь тумб-горелок. В башне имеются узкие окна, слабо освещающие нижние площадки лестницы, колодец с питьевой водой. В стене башни с западной стороны проходила гончарная труба слабого обжига, частично сохранившаяся до настоящего времени в совершенно чистом виде, к которой в каждом этаже подходят ниши с молитвенными очагами.

Девичья башня имеет на первом этаже преддверие и семь этажей святилищ с алтарями огня в виде поэтажных ниш, где горели «вечные» огни. За нишами проходил в древности каменный газовый стояк.

От него специальные каменные выступы с отверстием подводили газ в нишу-алтарь. Поэтажные ниши, по всей видимости, являлись ритуальными очагами. Полутёмные, круглые в плане, без всякого оформления комнаты, перекрытые плоскими сферическими куполами, с круглыми отверстиями в центре, имели расположенные по одной вертикали ритуальные ниши-очаги, в которых горели неугасимые священные огни, одновременно освещавшие тёмные входы в ритуальные помещения.

В газовом стояке, видимо, на уровне поэтажных ритуальных ниш устанавливалась специальная гончарная секция, к сожалению, не сохранившаяся ни в одном этаже, имевшая небольшой отвод-горелку, направленный кверху, через который выходил газ, постоянно горевший во всех семи святилищах храма.

Этот газовый стояк, собранный из одинаковых по форме и размерам гончарных секций, согласно реконструкции, проходит от первого этажа до семи каменных труб, установленных по верху башни и к которым подходила труба, подводившая газ, постоянно горевший семиглавым пламенем, венчая храм яркой огненной короной. Обращённая на северо-восток, стена, благодаря правильной постановке самого сооружения и закруглениям с обеих сторон, легко обтекается северо-восточным ветром.

Узкие окна, решённые двумя рядами на разных уровнях благодаря расширению их внутрь и, особенно, к низу, слабо освещают нижнюю лестничную площадку, но не дают возможности увидеть основание башни. Это доказывает, что окна служили для вентиляции и освещения и не могли служить оборонным целям. Все окна расположены с подветренной стороны, защищены выступающим контрфорсом и обращены на юго-восток.

По-видимому, храм был реконструирован в эпоху Сасанидов. К этому периоду относится реконструкция, где в круглый газовый стояк, вытесанный из известняка и, видимо, сильно обветшавший, особенно на уровне ритуальных ниш, был установлен на чистом известняковом растворе гончарный газопровод.

Храм подвергался реставрациям и позже, о чём и свидетельствует вышеупомянутая явно позднего происхождения плита, неаккуратно вделанная в кладку, не над главным входом, а где-то сбоку, на высоте 14 м. Башня в очередной раз была реставрирована в XIX в. в верхней части русским военным ведомством, а в последний раз в 60-х гг. XX в. Отдельные архитекторы, не взирая на цельность объёмно-пространственной композиции и архитектурно-планировочного решения храма, продолжают без всяких доказательств утверждать, что башня строилась в два приёма: первые четыре этажа, как они утверждали, были древнего происхождения, а верхние четыре надстроены в XII в.

Неправильно обрисованная в конце 20-х – начале 30-х гг. конструкция гончарной трубы дала возможность некоторым исследователям, не проводившим ее лично, утверждать, что труба в башне была канализационной, а ритуальные ниши огня – поэтажными уборными.

Отдельные исследователи это сооружение башенного типа причислили к крепостным сооружениям. Почему-то явно культовое сооружение без единого оборонительного приспособления, было ими причислено к типу военных сооружений, а гончарная труба и алтарные ниши названы санитарными сооружениями для собиравшихся в ней, по фантазии авторов, во время осады 200 женщин и детей. Визуальное обследование внутренних стенок трубопровода показало, что он чист и не имеет грязных пятен и отложений солей.

Пол ниш не имел и не имеет уклона в сторону трубопровода. Стенки газопроводной трубы, имея один ровный бледно-розовый цвет гончарных изделий слабого обжига, не могли служить канализационными отводами и сохраниться в такой чистоте. Таким образом, никак нельзя предположить, что эти ниши могли служить «ретирадами» (санитарными узлами). Возводя башенные постройки, зодчие средневековья сооружали их с инженерной логичностью, придавая нижним этажам необходимую, с оборонительной точки зрения, толщину стен и сокращая её в верхних этажах, где эта толщина была излишней.

Как показывает анализ, толщина стен всех средневековых оборонительных башен на уровне первого этажа колеблется от 1,2 до 2,11 м, поскольку толщина в 2,0 м была более чем достаточна для прочности самой башни и устойчивости против таранов противника во время осады.

Поэтому если предположить, что в XII в. башня была бы надстроена новыми четырьмя этажами, то, конечно, средневековый мастер не продолжал бы невероятную для известнякового кирпича толщину, равную на уровне 4-го этажа примерно 4,5 м, а возвёл бы стены своих этажей в размерах от 1,2 до 2,0 м. Стены башни равномерно утончаются от 5,0 м на первом этаже до 4,0 м на последнем. Это лишний раз подтверждает, что Девичья башня была задумана и построена за один раз от начала и до конца. Строгая закономерность решения образа храма в целом и взаимосвязанность отдельных частей его между собой, полностью опровергают предположение о том, что башня строилась в два приёма – первая гладкая и вторая ребристая. Тем не менее версия о надстройке в средние века упорно продолжает муссироваться ( и даже описана как наиболее вероятная в Википедии) несмотря на очевидную несостоятельность. Это как с упомянутыми в начале статьи парадоксами про Волгу с Каспийским морем и Пирамиды.

Размеры сооружения объясняются некогда мощным напором естественных огней, горевших на этом месте. Для полноценного отвода продуктов сгорания углеводородов потребовалось возведение высокого аэродинамически продуманного сооружения, позволяющего отводить продукты сгорания с помощью морских ветров – никак иначе нельзя объяснить необычную планировку башни. Также были предположения, что башня была дахмой. Это гипотеза совершенно беспочвенна и не имеет под собой никаких аргументов. Сама архитектура Башни не соответствует принципам построения дахм.

Сооружая дахму, достаточно возвести круговое сооружение высотой 3-4 м, безо всяких многочисленных окон, газоотводных каналов и обтекателей. Тот факт, что башня сохранилась до наших дней и почему этот зороастрийский храм не разрушили арабы и не превратили в мечеть объясняется тем, что ко времени арабского завоевания естественные огни потухли и башня уже не использовалась как храм.

В 1925 г. Азербайджанскую ССР по приглашению «Общества обследования и изучения Азербайджана» посетил известный бомбейский учёный-зороастриец проф. Дж. Дж. Моди. Моди утверждал, что в древних парсийских текстах говорилось о храмах огня на побережье Хазарского (Каспийского) моря. Он посетил Девичью башню, которую он считал древним Аташкаде (храмом огня) и высказал предположение об архитектурном сходстве башни с храмом огня, обнаруженным при раскопках древнего города Таксилы, недалеко от Равалпинди (ныне Пакистан).

Следует отметить, что предположение Моди так и осталось непроверенным. То, что Девичья башня являлась частью культового комплекса, подтверждается наличием рядом с ней ещё одного ритуального сооружения.

В 1964 г. напротив Девичьей башни, в метрах пятидесяти к западу, археологи О. Исмизаде и Г. Джидди на глубине четырёх метров от существующей поверхности земли обнаружили и обмерили почти сохранившийся алтарь огня, который, к сожалению, вскоре был уничтожен.

Алтарь имел восьмигранное трёхступенчатое основание, каждая ступень была высотой 22-25 см, в центре верхнего основания была установлена восьмигранная колонна высотой 110 см и шириной 45 см. В верхней части колонны явно прослеживались следы огня и нефти. В колонне не было отверстия для газа – нефть горела в чаше, которая полностью не сохранилась. Местом опоры чаши служило неглубокое круглое сферическое углубление на верхней части колонны. Вся высота алтаря была примерно равна 225-235 см.

Алтари подобного типа был широко распространён в Мидии и Сасанидском Иране, где были невысокие алтари огня (ниже человеческого роста). Следует сказать, что хотя башня принадлежит к архаичной культуре Мидии она гораздо более архаична чем дахмы (башни молчания) эпохи Сасанидов, поэтому никак не может являться таковой. сама архитектура башни не соответствует принципам построения дахм. сооружая дахму достаточно возвести круговое сооружение высотой 3-4 м, безо всяких окон, газоотводных каналов и обтекателей. Устройство ее намного сложнее как следует из написанного и аналогично храму Таксилы.

Размеры сооружения объясняются некогда мощным напором естественных огней, горевших на этом месте. для полноценного отвода продуктов сгорания углеводородов потребовалось возведение высокого аэродинамически совершенного сооружения, позволяющего отводить продукты сгорания с помощью морских ветров. никак иначе нельзя объяснить необычную планировку башни, как с точки зрения аэродинамики Таким образом, ученым Моди наглядно доказано, что это достояние древней авестийской культуры. Культуры, у которой есть современные наследники. Это современные зороастрийцы – мобеды Ирана и Парсийский Анджоман. А Девичья Башня – это их древний храм и святыня, и аналоги её были не только в Таксиле, но и на всех территории от Северной Индии и до Восточной Анатолии.

Амаяк Вачеян,

ИАПС Антитопор

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.