Страна с открытым сердцем, или Правдивый рассказ о приключениях русской в Армении (Продолжение)

7 августа, 2019 - 21:25

За яркие впечатления об Армении, за радушие и гостеприимство  я искренне благодарна: Вазгену,  Кристине, Ашоту, Акопу, Артуру, Вагану, Каринэ, Марии, Альберту, Максиму, Лорису, Тиграну, Анаис, Левону, Авитису, Гаянэ, Люсинэ, Анаит, Анне, Акобу, Валентину, Грайру, Самвелу.

 Мы на озере Севане, кушали форель…

 Детские воспоминания. Мне лет семь. У родителей гости. Играет портативный катушечный магнитофон «Комета». Слова одной песни, которую слушали взрослые, почему-то запомнились:

На базаре в Ереване тихо льёт свирель,

Мы на озере Севане кушали форель,

И коньяк армянский  пили, сладкий  там и тут-

Голова у нас в порядке, ноги не идут.

Думаю, что песня запомнилась своей нелогичностью. Коньяк, это скорей всего такой лимонад, потому что он сладкий. Но почему  от него не идут ноги? Повзрослев, я поняла фигуру речи,  про сладкий коньяк, а  слова песни помню до сих пор.

 И вот, я еду на Севан.  Озеро находится в горах, на высоте почти двух тысяч метров,  в 70 километрах от столицы. Чем ближе машина подъезжает к месту назначения, тем  комфортнее   погода, жара отступает, дышать становится легче. Чуть больше часа пути и передо мной раскинулась многокилометровая бирюзовая водная гладь. Да, это красиво, но я не сказала «ах!» Меня, значительную часть сознательных лет прожившую на Камчатке, трудно удивить природными красотами. Я видела много такого, от чего действительно дух захватывает. А Севан, это просто много воды, окружённой горами.

Церкви, стоящие над Севаном, вот ради чего сюда стоило ехать. Это  два храма монастыря СеванавАнк.  Их строгие, без причуд очертания представляются  естественным продолжением скалистого полуострова. Чтобы оказаться рядом с этим чудом простоты и лаконичности нужно подняться по каменным ступеням метров 200.

На Севан меня повёз мой друг Вазген, поэтому, всё, что я узнала о монастыре, я узнала с его слов. А у него есть очень веская причина хорошо знать историю этих мест. Средний сын моего друга — Лорис, священник, он учился  в духовной семинарии, которая находится здесь же на Севанском полуострове, и «практику проходил» в одной из церквей Севанаванка.

История не простая, довольно запутанная, расскажу, что помню, — начал Вазген, когда мы оказались на монастырском дворе, который одновременно является и смотровой площадкой на Севан. – Сейчас, место где мы находимся — полуостров, к сожалению, Севан мелеет. А раньше это был остров, здесь в 305 году  на месте языческого капища основали скит и построили церковь Святого Воскресения. Монастырь был основан  в 874 году женой Сюникского князя  — Мариам. В это время были построены церкви Сурб АракелОц (Святых Апостолов) и Сурб АствацацИн (Святой Богородицы), было основано монашеское братство и открыта духовная школа. В это время у монастыря появилось название Севанаванк. В переводе с армянского  означает  Чёрный монастырь. Все церкви здесь из чёрного туфа. Видишь, каким разным бывает наш главный строительный камень. Ереван построен из розового, а здесь он чёрный.

— А ереванский «Каскад»  из молочного туфа, — хвастаю я своими познаниями.

Сиванаванк вошёл не только в духовную историю Армении, но и в военную. В 921 году, в монастыре некоторое время жил царь Армении Ашот II — ЕркАт, по-русски — Железный. Рядом со стенами обители он дал сражение арабским воинам, которые подошли к берегу Севана. В битве участвовали и монахи Севанаванка.  Битву назвали  Севанским сражением, оно стало решающим в 7-летней войне, с него началось освобождение Армении от арабских захватчиков.

— За все столетия своего существования  монастырь только один раз перестал действовать. В 1930 году монахи покинули монастырь. Сейчас монастырь опять действует. 1990 году здесь открыли Севанскую семинарию, а 1994 ей дали имя «Вазгенян» в память о Католикосе Вазгене I. Здесь учился мой Лорис и служил в  Сурб Аракелоц.

Мы входим под тихие каменные своды. Я скептически отношусь к таким понятиям, как «дух времени», «аура места», но в этих стенах, которым больше  тысячи лет! меня охватил священный трепет, как бы пафосно это ни звучало.

Внутри церковь  столь же аскетича, как и снаружи. На каменных стенах минимум  убранства. Армянские священники говорят так: мы иконы не почитаем, но уважаем. Почитают в Армении кресты.  Исторически так сложилось, что молились здесь крестам, выдолбленным в камнях — хачкарам (хач — крест, кар — камень, прим. редактора). Григорий Просветитель ставил кресты там, где ему удавалось язычников обратить в новую веру.  И по сей день каменных крестов везде и всюду очень много, как старинных, так и современных. У входа в церковь Святых Апостолов целый музей под открытым небом. Многие из  крестов гораздо старше самой церкви. Рассматривать их можно часами, витиеватые узоры не повторяются ни на одном из крест-камней.

Глядя на причудливость этих предметов религиозного культа, я вспомнила, что впервые увидела хачкар далеко от Армении. В церкви Казанской иконы божьей матери в Вырице. На столетие Казанского храма в Вырицу приезжали делегации христиан со всего мира. Армяне привезли в подарок довольно большой хачкар. Установили его во дворе храма у источника, который прихожане считают святым.

— У Армении нет моря, но есть Севан! — говорит мой друг, глядя на лазурный простор, и глаза его влажнеют.

И я думала, что Севан  это что-то вроде тёплого моря, именно поэтому надела купальник, разочек-то уж точно окунусь.  Но не тут-то было, в июне вода в озере не бывает теплее 12 градусов. А   более-менее комфортной для купания  становится только в августе, да и то, температура  не поднимается выше 21-23 градусов.

На обратном пути Вазген читал мне стихи о Севане на армянском языке. А я, отыскав в интернете Расула Гамзатова, читала в ответ  на русском:

 К Севану подойдём в вечерний час

И постоим у волн, их зову внемля:

«Взгляни, как хороша земля сейчас!

Люби её, свою родную землю!..»

 Эчмиадзин = Вагаршапат

 У каждого из нас для любой страны есть список главных достопримечательностей, которые нельзя не посмотреть. Для Армении  это, в том числе… да, нет же, это прежде всего — Эчмиадзин.

Из школьной истории помню: Армения — первая христианская страна. Именно здесь в 301г. впервые христианство приобрело статус государственной религии. Это событие связано с именами царя Трдата III и первого патриарха христианского мира Григория Просветителя. А произошло всё  в Эчмиадзине.

Больше моя память на сей счёт ничего не выдавала. Но, побывать в этом городе хотелось. Тем более  что добраться сюда проще простого. От столичного автовокзала каждые 15 минут ходят маршрутные такси. Расстояние от Еревана до Эчмиадзина около 20 километров.

В маршрутке  узнала, что еду я, оказывается, не в Эчмиадзин, верней не совсем в Эчмиадзин. По многолетней привычке этот город именно так и называют, хотя, на самом деле он — ВагаршапАт. Основан был в 140-х гг. царём Великой Армении Вагаршем I, это одна  из античных столиц Армении. В 1945 году Вагаршапат  переименовали в Эчмиадзин  по названию находящегося в нём Эчмиадзинского монастыря  — резиденции  Католикоса всех армян. В 1992 году городу вернули прежнее имя, но в бытовую речь название никак не возвращается.

К слову сказать, название  «Петербург» в Армении  тоже как-то не приживается. Во всяком случае, почти все с кем мне приходилось разговаривать  называли его Ленинградом.

Остановился автобус прям у стен монастыря. Попутчики объяснили, что я должна пройти вдоль стены метров 100 и там будет центральный вход на территорию. Но, выйдя, я сразу увидела вход. На центральный он не был  похож, но точно вёл в монастырь. Войдя «со спины»  я обнаружила уже знакомую мне неухоженность и некоторое запустение. Некошенная и высохшая трава, старые некрашеные скамейки, лежащая посреди тротуара огромная ветка дерева, и запах (прошу меня простить) отхожего места.  Вдруг, посреди этого «благолепия» я увидела памятник «Верховному патриарху. Католикосу всех армян Вазгену Первому. Большому другу России. С благодарной памятью. Н. И. Рыжков (председатель Совмина СССР, возглавивший комиссию по  спасательным работам при землетрясении 1988 года, прим. редактора) Ф.М. Согоян (советский и российский скульптор, прим. редактора)».

Меня смутило такое непрезентабельное место для памятника. Как позже выяснилось, и горожане были недовольны тем, что памятник столь почитаемому человеку стоит «на задворках». Больше того, мои знакомые удивлялись, как я — туристка  смогла найти его, оказывается, далеко не все местные жители знают о его существовании.

Вазген I был духовным лидером армян  почти сорок лет, с 1955 по 1994 гг. Испытываемое к нему уважение перешагнуло границы Армении и распространилось далеко за её пределами. Когда Вазгена I  спросили: «Почему  русского патриарха называют „всея Руси“, а армянского католикоса — „всех армян“?» Не раздумывая, Вазген ответил: «Потому что „всея“ Армения географически раздроблена, а „все“ армяне живут на всех пяти материках».

От одиноко стоящего Вазгена I широкая аллея вела к центральной площади монастыря. И вот здесь уже всё было чинно-благородно, красиво и многолюдно. Воздух благоухал розами, в самом центе площади разбит огромный розарий. Толпы туристов, большинство из которых — китайские, входили на территорию монастыря, как и положено, через главные ворота.  Они представляют собой огромную арку,  совмещённую с открытым алтарём. Выполнено это грандиозное сооружение всё из того же розового туфа, в традиционной для Армении аскетично-прямолинейной манере. «Я с детства не любил овал! Я с детства угол рисовал!»  —  вспомнились мне стихи Павла Когана. И почерк архитектора  казался знакомым. Мне показалось, что  алтарь чем-то  напоминает  и здание мэрии Еревана, и «Каскад», и памятник Мясникяну. Я была права. Джим Торосян, которого считают главным архитектором Армении XX века, возвёл этот памятник в 2001 году в  честь 1700-летия принятия Арменией христианства. Тогда на нём отслужили совместную службу Католикос всех армян Гарегин II и Папа Римский Иоанн Павел II. Дорога к алтарю украшена древними хачкарами  привезёнными со всех уголков страны.

На территории Эчмиадзина есть ещё две работа великого армянского зодчего: церковь Святых Архангелов и стена в память репрессированных священнослужителей.  Это последние шедевры мастера. Их строительство  закончили  в 2013 году, когда Джиму Торосяну было 87 лет, в январе  14-го — он умер. Храм напоминает не то башню, не то маяк, а стена, в которую «вписаны» древние хачкары отделяет территорию монастыря от  города.  Но главное, что всё это органично вписывается в монастырский комплекс  не диссонируя  с его исторической частью, при этом всё остаётся  узнаваемым — «торосянским».  Этот стиль, который создал архитектор Торосян, теперь  называют армянским или барочный модерном.

Но как бы ни были  интересны и хороши произведения современной архитектуры, в Эчмиадзин все едут чтобы увидеть главную святыню христианства Эчмиадзинский кафедральный собор. К сожалению, я застала его в лесах. К сожалению, конечно, для меня, но к счастью для самого собора. В разные годы собор реставрировали,   однако полномасштабных работ по реконструкции ещё никогда не было.  Необходимость таких работ показали исследования, и с 2016 года начались реставрационные работы. Проходят они при строгом контроле ЮНЕСКО, поскольку, все исторические храмы Эчмиадзина занесены в список всемирного наследия.

Я устроилась на скамейке напротив входа в храм и рассматривала каменное кружево необыкновенной красоты, которым украшен фасад и своды над входом в собор. И удивлялась тому, что я видела. Здесь и  в помине не было той аскезы и простоты, которая так восхищала в меня армянских церквах. Всё причудливо и пышно, много цвета и золота. Объяснения такому «несоответствию» я надеялась услышать от своего экскурсовода, которого поджидала у собора.

Моим провожатым по Эчмиадзину должен быть сын моего друга — Лорис. Сейчас Лорис служит в армии в Нагорном Карабахе, но не простым солдатом, а капелланом. Раз в три месяца всех армейских священников собирают на несколько дней для беседы в Эчмиадзине. У Лориса получилось найти  немного времени для встречи со мной. Я была рада, что мой экскурсовод такой «подкованный» в религиозных делах человек. Думала увидеть серьёзного парня в сутане, а руку мне протянул улыбчивый очень молодой человек в красной футболке и джинсах.

— Здравствуйте, Алёна!

— Барэв дзез, Лорис!

Алёна РЫБАКОВА

 (Продолжение следует)

Комментарии

Все бы хорошо, да вот одно место и мне не понравилось

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.