Станислав Иванов: Может ли Сирия вновь возродиться без курдов?

18 августа, 2019 - 10:45

В Сирии и вокруг нее складывается парадоксальная ситуация. Внесшие свой решающий вклад в разгром бандформирований ИГИЛ (запрещено в РФ), сирийские курды остаются как бы на обочине переговорного процесса по будущему государственному устройству страны. Их делегации не приглашаются в Женеву, Астану или Сочи, их представителей не включают в списки комитета по выработке будущей конституции Сирии.

Чем же так провинились эти 3 млн полноправных сирийских граждан, которым не находится места в будущем сирийском государстве?

Асад и его окружение по-прежнему считают, что в унитарном сирийском государстве все этнические меньшинства должны быть растворены в титульной арабской нации и служить ее интересам. Никаких автономий или федеральных округов в стране быть не должно. Примерно также считает и арабо-суннитская оппозиция с примкнувшими к ней туркоманами. Поэтому курды не принимают участия в гражданской войне в САР ни на чьей стороне и выражают готовность сотрудничать с любым режимом в Дамаске, который будет учитывать их законные национальные права и свободы.

Эрдоган и его приспешники в правящей Партии справедливости и развития (ПСР) вешают на сирийских курдов ярлык террористов, якобы за то, что у ведущей курдской партии Демократического союза (ПДС) идеология и символика близки к запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана (РПК). И хотя за годы гражданской войны в Сирии ополченцы ПДС ни с кем, кроме как с ИГИЛ, не воевали и границу с Турцией никогда не нарушали, турок не обстреливали, Анкара смогла убедить многих за рубежом, в том числе и в Москве, что сирийские курды угрожают ее национальным интересам. Российские власти отвели свои подразделения военной полиции в административном районе Африн провинции Алеппо и дали возможность турецким войскам не только оккупировать эти курдские территории, но и провести там этнические чистки. На место погибших ополченцев или бежавших семей курдов заселяются представители арабо-суннитской оппозиции, радикальные исламисты и туркоманы. Эрдоган при этом гордо заявляет, что эти земли он никогда Асаду не отдаст. На заявления Дамаска о нарушении Анкарой суверенитета страны Россия внимания не обращает.  

Придерживаясь ярко выраженной антикурдской политики, Эрдоган, выступает категорически против участия сирийских курдов в переговорном процессе по Сирии, причем не только против ПДС, но и против вполне легального Курдского национального совета (КНС), который вообще никакого отношения к РПК не имеет. В то же время он пытается легализовать многие радикальные исламистские группировки типа ИГИЛ и «Джабга ан-Нусра» (запрещены в РФ), сменив им названия и черные флаги на зеленые. 

Примерно также относятся к сирийским курдам и в Тегеране, только уже исходя из своих эгоистических интересов. Загнав своих курдов (свыше 8 млн человек) в резервации вдоль границ с Турцией и Ираком, иранские аятоллы считают, что будущая Сирия должна быть под их протекторатом и править ею должны представители арабо-алавитского клана Асада и шиитской общины. Арабы-сунниты, туркоманы и курды должны лишь обслуживать интересы этого клана.

Стремясь сохранить видимость единства раздираемого внутренними противоречиями триумвирата в астанинском формате (Россия, Турция, Иран), Москва закрывает глаза на эту, явную несправедливость, а где-то и преступную активность Эрдогана и иранских аятолл по отношению к сирийским курдам. В качестве оправдания или аргумента такой политики иногда звучит тезис, что курды действуют в союзе с США и не хотят уступать освобожденные от ИГИЛ территории правительственным войскам. При этом забывается о том, что войска Асада ушли из курдских районов и всего северо-востока страны добровольно, панически бежав от боевиков ИГИЛ. Сегодня у Асада осталось не так много военнослужащих, чтобы направить их вновь на север страны и взять под контроль всю сирийско-турецкую и сирийско-иракскую границы. Из 320 тысяч военных на начало войны сегодня у Дамаска остается лишь около 100 тысяч войска. Остальные погибли, ранены, дезертировали, перешли на сторону оппозиции. К тому же, Асад по-прежнему игнорирует курдов и не хочет вступать с ними ни в какие переговоры. Ведь по просьбе центрального правительства курдские ополченцы могли бы сами, как в соседнем Ираке, прекрасно охранять государственные границы и постепенно интегрироваться в ВС САР. 

Общеизвестно, если завтра курдские отряды и поддерживающие их спецназ и армейская авиация США уйдут с северо-востока Сирии, то их место попытаются занять КСИР Ирана со своими шиитскими наемниками (ливанская «Хизбалла», афганцы, пакистанцы, иракцы, йеменцы, прочие) или турецкие войска с сателлитами из вооруженной сирийской оппозиции и радикальных исламистских группировок.

Пора бы и Москве повернуться лицом к курдам – законным представителям сирийского народа, которые тысячи лет проживают на этих землях. Дальнейшее заигрывание с Эрдоганом и иранскими аятоллами в ущерб сирийским курдам – это путь в никуда. Расколотая сегодня на враждебные анклавы (турецкий, иранский, курдско-американский) Сирия, вряд ли сможет встать с колен без участия одной из своих наиболее активных частей – Сирийского Курдистана. В отличие от сирийских арабов-алавитов и арабов-суннитов, курды не стремятся к захвату власти в Дамаске и не зависят от региональных держав (Турции и Ирана). Их союз с США носит вынужденный характер, поскольку они оказались со всех сторон окружены врагами.

Не надо забывать и о том, что большая часть сирийцев сегодня проживает не на асадовских территориях, а в лагерях беженцев за рубежом, на турецком северо-западе и курдском северо-востоке. Поэтому, если формировать действительно авторитетный конституционный комитет, то в него надо включать не только представителей наспех сколоченных с помощью спецслужб Асада, Тегерана и Анкары так называемых «карманных» партий, но и делегации сирийских курдов и 8-миллионого населения сирийских беженцев. Вернуть Сирию к модели правления 2011 года баасистско-фашистского типа – это утопия. Надо предоставить возможность самим сирийцам (арабам-суннитам, арабам-алавитам, курдам и туркоманам) без вмешательства региональных хищников в лице Турции и Ирана строить будущее государство. Каким оно будет: унитарным, федеративным, конфедерацией - решать сирийцам, причем не только тем, кто сидит сегодня на иранских штыках в Дамаске, но и тем, кто страдает в лагерях беженцев. А чтобы окончательно покончить с терроризмом и гражданской войной в Сирии было бы целесообразно убрать оттуда все иностранные вооруженные силы, включая наемников. Наибольшую угрозу Сирии сегодня представляют 80-ти тысячный иностранный шиитский легион под руководством иранских аятолл и оккупационные войска Турции. Бесноватый Эрдоган продолжает опираться на террористические группировки исламистов типа «Братьев-мусульман» и «Гейят тахрир аш-Шам». При необходимости России и США можно было бы инициировать миротворческую или гуманитарную операцию в Сирии под эгидой Совета Безопасности ООН. 

Ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, кандидат исторических наук Иванов Станислав Михайлович

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.