Азербайджанские легионеры фюрера, или Что скрывает Ильхам Алиев

20 октября, 2019 - 21:20

Предстоящее празднование 75-летие победы Советского Союза в Великой Отечественной войне рискует превратиться в объект непристойного пропагандистского хайпа со стороны официального Баку и Ильхама Алиева лично. Площадкой для очередных демагогических спекуляций был избран Ашхабад, где 11 октября состоялось очередное заседание Совета глав государств СНГ: азербайджанский лидер вновь заговорил о Гарегине Нжде, обвинив армянские власти в мифической «героизации нацизма».

 Тема эта не нова, более того, она активно раскручивается различного рода бакинскими подпевалами наподобие Сергея Маркова, чему ранее сайтом russia-armenia.info была посвящена отдельная статья. Там же приведён фрагмент из большого письма Гарегина Нжде Клименту Ворошилову, достаточно полно характеризующий отдельные аспекты его политической и военной деятельности, как в период противоборства турецкой агрессии в Закавказье в 1918-21 гг. (1), так и в последующем.

В отличие от некоторых других бывших советских республик, после 1991 года в Армении не переписывают историю Великой Отечественной войны, развивая в чём-то дополняя советское историографическое наследие. Здесь же поговорим о том, о чем Ильхам Алиев в своём несуразном и не выдерживающем ни малейшей критики спиче предпочёл деликатно умолчать, а именно – об отдельных аспектах героизации нацистских коллаборантов в современном Азербайджане.

Начнём, конечно же, с одного из отцов-основателей «Азербайджанской Демократической Республики», идеолога и практика национал-гитлеризма Мамеда-Эмина Расулзаде, коего можно лицезреть и на национальных банкнотах в 100 манат, и на почтовых марках, и на памятниках с мемориальными досками, и в активно популяризируемом «творческом наследии».

Как пишет в изданной в 2009 году в Москве биографии этого деятеля Айдын Балаев,

«…в отличие от правой азербайджанской политэмиграции накануне Второй мировой войны, М.Э. Расулзаде и его соратники делали ставку на Польшу, которая, по их мнению, должна была стать главной опорой их борьбы за восстановление независимости Азербайджана. Немаловажное значение в подобном выборе имело то обстоятельство, что многие эмигрировавшие за границу после падения АДР в апреле 1920 года офицеры-азербайджанцы служили в польской армии, часть из них работала в Генштабе. Кроме того, азербайджанские эмигранты поддерживали связь со своими сторонниками в Азербайджане с помощью польских спецслужб. Учитывая, что поляки усиленно готовились к войне, азербайджанские эмигранты жили в ожидании того, чтобы выступить вместе с польской армией против СССР».

Однако противопоставление Расулзаде и его группы «прогерманским» Х. Хасмамедову, Ш. Рустамбейли, Н. Шейхзаманлы, Ф. Эмирджану и прочим выглядит во многом искусственным, так как именно «прометеевские» наработки активно использовались нацистами в их «восточной политике». Впоследствии на первые позиции в среде азербайджанской эмиграции вскоре выдвинулись такие личности, как А. Атамалибеков, Ф. Эмирджан и А. Фаталибейли-Дудангинский, которые, согласно А. Балаеву, «выразили готовность к сотрудничеству с немцами не из любви к Гитлеру, в отношении которого не питали особых иллюзий, а из ненависти к Сталину и большевистскому тоталитарному режиму. Ими двигало чувство стремления к освобождению родного Азербайджана от большевистского ига. В этом отношении такое сотрудничество в значительной степени было вынужденным с их стороны шагом, продиктованным суровыми реалиями жизни. Ведь в тогдашних условиях именно Германия была единственной на мировой арене реальной силой, способной сокрушить советский режим. К тому же им удалось добиться освобождения многих тысяч азербайджанцев из лагерей для военнопленных в Германии». Интересно, будет ли Ильхам Алиев отрицать общераспространённый характер подобного рода воззрений для бакинской историографии и официоза? Как и исчезновение из учебников истории понятия «Великая Отечественная война», заменяемого на «Вторую мировую войну»?

На фоне десятков тысяч героев и орденоносцев Советского Союза, представляющих в том числе народы Кавказа, имелись и те, кто по разным причинам был недоволен советской властью, мечтая о создании с помощью рейха и прогерманской в тот период Турции националистических государств под опекой Берлина. Если подобного рода настроения были весьма распространены в среде азербайджанской эмиграции, то среди военнопленных нашлось немало тех, кто возлагал ответственность за тяжелейшие поражения и потери 1941-42 годов на советское руководство, чем не преминули воспользоваться главари гитлеровского режима.

…В 1942 году Расулзаде прибыл в Берлин, где встретился с чиновниками Министерства иностранных дел Германии, о чём пишет, в частности, польский историк Тадеуш Свентоховский в своей книге Russia and Azerbaijan: A Borderland in Transition. Но уже в конце ноября 1941 года Гитлер распорядился о формировании в г. Едлино на территории Польши «Кавказско-Магометанского национального легиона», состоящего в основном из азербайджанцев и выходцев из Дагестана. А 15 апреля 1942 года «фюрер» разрешил использование «легионеров» в борьбе против партизан и на фронте в качестве «равноправных союзников». Соответствующий статус был закреплен «Положением о местных вспомогательных формированиях на Востоке» (1944 г.). В связи с увеличением в 1942 г. количества эмигрантов и пленных, возжелавших служить в легионе (их число в общем реестре вермахта к ноябрю 1944 года доходило до 40 тысяч), «Кавказско-Магометанский легион» ещё осенью 1942 года был переименован в «Азербайджанский» (Der Aserbaidschanische Legion). Представители других «советских национальностей были из него выведены и оформлены впоследствии в «свои» формирования.

Центрами комплектации «легиона» сперва был польский Едлино, а с осени 1942 года – Прилуки в Черниговской области, и формировался он с содействия так называемого «Азербайджанского национального правительства», созданного эмигрантами-мусаватистами в Берлине весной 1943 года. Верховодили в этом марионеточном «правительстве» Халил Хасмамедов, Мамед Эмин Расулзаде, Шафи Рустамбейли, Наги Шейхзаманлы, Фуад Эмирджан, рассматривавшие, как было указано выше, участие в войне на стороне Германии как реальную возможность восстановления «АДР» 1918-20 годов.

Кстати, в Ашхабаде Ильхам Алиев напомнил о торжественном дарении Гитлеру, в его день рождения 20 апреля 1942 г., от имени германского генштаба огромного торта, выполненного в форме Кавказского региона. «Die Deutsche Wochenschau», т.е. германская официальная кинохроника того времени, сохранила сюжет, где главарь нацистов действительно отрезает крупный кусок торта, на котором глазурью крупными буквами выведено (на немецком) слово «БАКУ», что связано с прицелом рейха на прикаспийский нефтяной район. При этом Алиев опять-таки предусмотрительно умолчал о присутствии на этом мероприятии (согласно той же кинохронике), «активистов» пронацистской эмиграции из бывшей «АДР».

С весны 1942 года в Берлине регулярно издавался прогерманский, антисоветский и протуранский еженедельник «Азербайджан», редактором которого был бывший майор Красной Армии Меджит Карсаланы (расстрелян в СССР в 1947 году). Это был главный рупор «Азербайджанского легиона» и нацистских планов относительно восточной части советского Закавказья. Примерно с этого же времени в Берлине и Мюнхене выходят также лояльный нацистским идеям еженедельник «Хюджум» («Атака») и ежемесячный журнал «Милли Бирлик» («Национальное Единение»). А в 162-й «тюркской» дивизии вермахта выходил на турецком и азербайджанском языках еженедельный бюллетень «Бизим Доюшимиз» («Наша битва»), пропагандировавший идеи пантюркизма под нацистской эгидой.

 С весны 1942 года азербайджанские соединения всё чаще участвовали в боях на Восточном фронте. Так, 804-й батальон с сентября действовал на Северном Кавказе в составе 17-й армии группы армий «А». Данное соединение под командованием майора вермахта А. Фаталибейли (уничтожен советской разведкой в 1954 г.) участвовал в 800-километровом наступательном марше от Таганрога до Псебайской (юго-восток Краснодарского края).

«В начале февраля 1943 года 804-й батальон под командованием майоров Глогера и А. Фаталибейли (Дудангинского) отличился в боях в районе станицы Старокорсунская на Кубанском предмостном укреплении. Здесь азербайджанцы нанесли существенный урон советским 40-й и 119-й стрелковым бригадам 153-й стрелковой дивизии. Позднее за боевые отличия на Кубани 804-й батальон получил название «Аслан» («Лев»)»,

читаем у С. Чуева в работе «Проклятые солдаты. Предатели на стороне III рейха». На Северном Кавказе, на Украине, в Крыму, Белоруссии, а также в Польше, Дании, Франции, Бельгии, Люксембурге воевали не менее 10 «азербайджанских» соединений.

Оценивая опыт использования частей восточных легионов на Кавказе, начальник штаба группы армий «А» генерал-лейтенант В. Грайфенберг особенно высоко оценил действия 804-го и 805-го азербайджанских батальонов, отмечая что они «...активно действовали в крупных лесных районах часто полностью самостоятельно, успешно боролись с бандами и отрядами противника, и внесли большой вклад в дело обеспечения умиротворения этих районов». В свою очередь, командующий германскими войсками в Варшаве генерал СС Э. Бах-Зелевски в депеше Гиммлеру (8 октября 1944 г.) отмечал важную роль I/111-го азербайджанского пехотного батальона в подавлении Варшавского восстания.

Среди примеров подобного рода соединений – также 314-й пехотный полк, образованный в мае 1943 г. и вскоре вошедший в состав 162-й «тюркской» пехотной дивизии. Летом 1943 года он пополнился 804-м пехотным батальоном. Командовал полком бывший полковник Русской императорской армии Магомед Исрафилов, получивший вскоре чин штандартенфюрера СС. По окончании войны он был выдан американцами советским властям и военным трибуналом Бакинского военного округа в июле 1945 года приговорен к смертной казни. В целях усиления морально-боевого духа солдат «легиона»  каждому батальону были присвоены национальные имена:

– 804-й пехотный батальон – «Аслан» (Лев), оккупировавший, в частности, 10 августа 1942 года станицу Старокорсунскую;

– 806-й батальон — «Игит» (Храбрый);

– 819-й — «Джавад Хан» (имя национального героя);

– 1/111-й — «Донмез» (Неотступный);

– 2/111-й — «Горхмаз» (Бесстрашный) и т. д.

Не отрицается и факт существования боевой группы «Азербайджан» под командованием бывшего полковника Русской императорской армии  Исрафилбека Магомед Наби оглы в составе Кавказского соединения СС. Кроме того, в апреле 1945 года свыше 700 азербайджанских солдат участвовало в обороне Берлина от советских войск.

После войны национал-колаборационисты восточных воинских частей и находившейся в Германии эмигрантской среды массово сдавались в плен войскам западных союзников или частично переправлялись в нейтральную Швецию в надежде, что их не выдадут СССР или Польше. Тем не менее, по оценкам из архивов ФРГ и работавшего на деньги западных спецслужб Мюнхенского института по изучению истории СССР, не менее 70 % этого контингента было выдано в 1945-47 гг. советским и польским властям, понеся вполне заслуженное наказание. Уцелевшие стали по большей части большей агентурой разведок США, Великобритании, ФРГ и Турции (в ряде случаев – Франции, Испании и Италии).

Как и в случае других союзных республик, количество «легионеров» в несколько раз уступало тем, кто остался верен советской присяге. Однако именно «легионеры» зачастую удостаиваются, скажем так, комплементарных оценок, вот ещё несколько цитат. Так, «известный деятель азербайджанской общины России, бывший представитель МИД СССР в ЮНЕСКО Рамиз Абуталыбов» в статье под названием «Свои среди чужих, чужие среди своих» писал: «О тех, кто оказался по ту сторону передовой, или писались приговоры, смертные и на долгие сроки, или умалчивалось. Но они тоже наши соотечественники. Они тоже – часть нашей истории, поднявшие в 1943 году флаг первой Азербайджанской Республики. Жизнью и смертью своей, надеждами и страхами своими они тоже заслужили память о себе в дни торжеств и бед народных». А. Балаев называет коллаборационистов «национальной гордостью Азербайджана». По его словам, будучи истинными патриотами своей страны, они боролись не за фашизм и Гитлера, а за освобождение Азербайджана от «ига русского коммунизма». «Почему служить берлинскому режиму, который ни ему, ни его Родине ничего плохого не сделал – предательство, а московскому, который, наоборот, украл у них Родину, уничтожил весь цвет нации, хищнически эксплуатирует и насилует его землю – это героизм? Ведь по сути оба режима для азербайджанского солдата были иностранными», – вопрошает Мамед Джафарли в предисловии к книге Рустама Алескерова с символичным названием «Под своим знаменем: адъютант его превосходительства».

Особой гордостью считают попавшего в немецкий плен и ставшего там одним из руководителей национального азербайджанского движения вышеупомянутого Абдулрахман бея Фаталибейли-Дуденгинского, уроженца Шарура,  наряду с Расулзаде стоявшего у истоков «легиона. Этот «герой» «считал своим долгом» сказать, что «чего бы это нам ни стоило, мы отомстили за слезы наших матерей и сестер, жен и детей, за кровь наших отцов и братьев и наконец, мы горды тем, что сражались против бича человечества – коммунизма». По мнению же бакинского журналиста специального назначения Кямала Али, он «как и его собратья по оружию, – до последней минуты жизни сражался против советов – оружием или словом».

Всё это и многое другое не оставляет камня на камне от упражнений бакинского агитпропа, стремящегося спровоцировать в российско-армянских отношениях элементы конфликтности и недоверия. Усилия столь же очевидных, сколь и бесплодных.

Андрей Арешев, Алексей Балиев

Примечание

(1) В частности, в Зангезуре, претензии на который ещё раз Алиев-младший озвучил в ходе недавнего заседания «Тюркского совета», и здесь невозможно не усмотреть прямой связи.

Некоторые источники

Yaqublu N., «Əbdьrrəhman Fotəlibəyli-Dьdənginski», Bakı, 2009;

Cəfərli M., «Azərbaycan Legion Ədəbiyyatı», Baki, 2005;

Stein H., «The Waffen SS: Hitler’s Elite Guard at War, 1939–1945», New York, 1984;

Алескеров Р. Под своим знаменем. Записки адъютанта его превосходительства". Баку, 2012.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.