Парк советского периода

21 октября, 2019 - 14:24

Несмотря на то, что пресса не раз писала об уникальном ереванском «парке советского периода», тем не менее в последние годы у музея появились проблемы с площадями, где можно было бы комплексно показать собранные за 15 лет артефакты. По словам фотографа, коллекционера и создателя ретрогалереи Айка Бианджяна, концепция проекта заключается не в точечном воспроизведении отдельных эпизодов истории, а в целостном воссоздании быта и духа ушедшей эпохи.

В довершении ко всему осенью в торговом центре «Малатия молл», где располагались склады музея, случился пожар повышенной степени сложности. И хотя, как сообщили в МЧС республики, с ним боролись 19 пожарных расчетов, здание все же выгорело почти дотла. «Но то ли по случайному стечению обстоятельств, то ли по божественному провидению огонь остановился в метре от нашей двери. Поэтому ни один экспонат не пострадал. А это значит, что нашему проекту дан еще один шанс на жизнь», – говорит собеседник, в доказательство показывая вздыбленную перед порогом черную массу из спекшихся сгустков картона, пластмассы, полиэтилена и прочего строительного материала.

А начиналось все лет пятнадцать назад, когда проживающий в центре Еревана молодой фотограф начал снимать дома, улицы и проспекты любимого города. В основном это были постройки дореволюционного периода. Однако позже, при строительстве Северного проспекта он понял, что теряется история, дух армянской столицы. «Лично для меня уходило в небытие мое счастливое детство с потайными закоулками, где мы, детвора, весело проводили время в незатейливых играх. Поэтому снос каждого старого дома с деревянными балконами и резными балюстрадами я воспринимал особенно остро, – вспоминает он. – В итоге получилась печальная коллекция снимков уходящей эпохи. Чуть позже я снял документальный фильм «Исчезающие воспоминания», который в 2011 году демонстрировался на стене одного из зданий вновь отстроенного проспекта». Как-то в поисках истории молодой фотограф забрел в заброшенный дом на улице Бюзанда, носившей в прошлой жизни имя Свердлова.

Именно там он обнаружил забытый фамильный архив документов и фотографий, рассказывающих о незнакомой семье из далеких 70-х. Впрочем, это были не просто кадры семейной хроники, поскольку, рассматривая их, можно было многое узнать о быте, моде, отдыхе или работе советских людей. Находка превратилась в идею создать музей того счастливого времени, которое старшему поколению запомнилось стабильностью, устремленностью, искренностью. Теперь в поисках интересных экспонатов Бианджян не только фотографировал, но и спасал старинные артефакты, причем зачастую на строительных площадках из-под ковша экскаватора или ножа бульдозера. Несколько позже он с единомышленниками спасет от утилизации еще и последний городской автобус «Икарус», которых когда-то было много на ереванских улицах. Всего же в его «советском автопарке» насчитывается 14 единиц машин, среди которых автомобили «Волга» и «Москвич-408». Эта модель была показана в известной советской кинокомедии «Бриллиантовая рука», и, видимо, по ассоциации с фильмом после ремонта машину тоже покрасили в красный цвет. А еще здесь имеются «Жигули» в заводском исполнении для правоохранительных органов – с милицейскими мигалками, сиреной и соответствующей раскраской, а также рижский «РАФ-977» и ереванский «ЕрАЗ» с пробегом всего 20 км. Его выкупили в очень плохом состоянии. Из-за сильной влажности на заводском складе крыша автомобиля сильно проржавела, и потому срочно требовалась реставрация. Кстати, содержать старые автомобили в рабочем состоянии сегодня довольно дорогое «удовольствие»: трудно найти детали к старой автотехнике, да и стоят они недешево.

Что касается других креативных идей, то здесь хотели воссоздать экспресс-кафе, которое когда-то курсировало по городу в красочном трамвайчике. Но, как выяснилось, на лом пустили не только рельсы, но и сами ереванские трамваи вместе с дребезжащими звоночками. Однако для тех, кто вольно или невольно с грустью вспоминает времена «доисторического материализма» в музее создан действующий сервис Soviet Taxi, где можно заказать напрокат желтую «Волгу» с классическими черными шашечками по бокам. Эти музейные уникумы можно увидеть в клипах и фильмах местных режиссеров, а также на улицах города в череде свадебных кортежей. Очень часто клиентами такси становятся гости столицы, для которых родственники или друзья, решив сделать сюрприз, подкатывают ретроавтомобиль почти к трапу самолета, а вернее, к аэропорту Звартноц. Уже в салоне, придя в себя, пассажиры с ностальгией вспоминают какие-то свои истории из прошлой жизни и даже цитируют киноклассику: «Такси на Дубровку заказывали?», «Наши люди на такси в булочную не ездят», «А в соседнем колхозе жених члена партии украл». Как-то группа немецких туристов, увидев в аэропорту желтую «Волгу», окружила ее со словами: «О! Совьет такси!». И конечно (куда сегодня без этого!), начали делать селфи на фоне советской экзотики.

Айк Бианджян затрудняется ответить на вопрос, кем больше себя ощущает: фотографом или коллекционером исчезающих артефактов. Признается, что сказывается генетика: ведь дед по отцовской линии, имея на Кипре собственное ателье «Левон», был прекрасным фотографом. А вот коллекционирование он считает своей кармой, судьбой. Но никак не хобби, поскольку отдает любимому детищу под названием «Чао, СССР» почти все свое время. В планах у него ряд проектов: уютные кафе и ресторанчик в интерьерах 70-х годов, где основными штрихами были бы граненые стаканы, стопки для водки, гречневая каша в меню, кассетные магнитофоны с голосами звезд советской эстрады. Рядом предполагалась зона игровых автоматов с «однорукими бандитами» того времени, где можно сыграть в «Морской бой», «Снайпер», ручной «Хоккей» и «Футбол» за настоящие 15 копеек, которые выдавались бы игроманам вместе с входным билетом. Дизайнерские эскизы открывали фантастические перспективы для этого необычного музея, тем более если учесть, что здесь собрано 14 тематических архивов из Парка Победы, старого цирка, гостиницы «Двин», шелкового комбината им. Ленина, часового завода, аэропорта и кинотеатра «Звартноц»… А из частных схронов выкуплены винтажные предметы советского быта, редкие старые открытки, в том числе с видами Еревана, различные значки и вымпелы, интерьерные аксессуары, выполненные в стиле советского модернизма, большая коллекция детских диафильмов и многое другое. Со временем здесь планировалось создать павильоны промышленных цехов, например Иджеванской фабрики ковроткачества или разданского завода «Шушан» по производству электротехники. А еще кинотеатр с киномехаником и пленочными лентами. Специально для этого в одном из отдаленных сел был приобретен совершенно новый кинопроектор для 35-мм пленки.

По словам собеседника, у коллекционеров ценятся раритеты в заводском исполнении и желательно неиспользованные. Он с гордостью показывает кассовые аппараты, арифмометры, легендарные автоматы газированной воды, радиолы, ламповые телевизоры, радиоприемники, проигрыватели, грампластинки на 78 и 33 оборота, бюсты вождей мирового пролетариата, телефоны различных марок и поколений. «Недавно у нас были ребята из Центра креативных технологий «Тумо». Больше всего их удивил дисковый аппарат из таксофона. Они никак не могли понять, как же можно звонить по этому железному ящику, – со смехом рассказывает коллекционер. В продолжение беседы показывает массивную люстру, которую ему удалось выкупить в одном из севанских отелей. – Больше всего меня привлекли авторские рисунки ручной работы, выполненные в армянской тематике на каждом плафоне отдельно. К сожалению, я не знаю, кто автор, потому что не сохранилось ни эскизов, ни фотографий. Но после реставрации она станет одним из лучших экспонатов нашей коллекции».

Планы спутал сильный пожар, который в буквальном смысле слова обнулил почти все проекты практически единственного в своем роде ретромузея на территории бывшего СССР. Павильоны пришлось освобождать по причине того, что выделенные площади сильно пострадали от огня и здесь начались ремонтные работы. Появились трудности и у инвестора. В настоящее время уникальный парк советских автомобилей вынужденно нашел приют на одной из автостоянок города под открытым небом. О проблемах, которые появятся с наступлением сезона дождей и снегопадов, Айк Бианджян пока даже не хочет думать. «У меня единственная проблема – не дать пропасть всему этому добру, которое собирал на протяжение 15 лет, – говорит он. – А ведь наш музей может стать золотоносным для государственного бюджета. В качестве примера могу назвать американский фильм «Чернобыль», который недавно вышел в прокат. В итоге туристический поток в зону отчуждения резко увеличился на 40 процентов. В тамошней столовой выдают даже дозиметры для определения уровня радиации в предлагаемых продуктах питания. Люди платят деньги за риск для собственного здоровья, за экстрим. У нас же очень добрый проект-воспоминание. Но как оказалось, он не нужен в собственной стране».

Сегодня единственной заботой коллекционера уникальных артефактов является их сохранение. Сейчас он проводит инвентаризацию и составляет опись музейных редкостей, упаковывает в ящики для транспортировки к себе на дачу. Одновременно ищет спонсоров или покупателей проекта. Кстати, заокеанские коммивояжеры от нескольких известных фирм уже предлагали перевезти музей в Америку, где советская экзотика, по их расчетам, вполне окупилась бы уже в ближайшее время. Но у Айка другие планы. Он верит, что проект может коммерчески состояться на родине, ведь на протяжении последних лет туристическая индустрия называется в числе приоритетных отраслей отечественной экономики. Однако за все эти годы никакой поддержки со стороны государства у него не было. Даже тогда, когда столичная мэрия объявила конкурс на лучшую идею для Еревана с призовым фондом в 500 млн драмов, Бианджяну просто намекнули, что его проект не нужен городу… И это притом что со всех высоких трибун продолжают декларативно говорить о третьей индустрии, об увеличении количества туристов, о создании новых направлений в этой сфере. Хотя до сих пор стандартными маршрутами для путешественников остаются Ереван, Эчмиадзин, Гарни, Гегард, Севан, Цахкадзор. А ведь альтернативой историческому туризму может стать музей советского периода, который будет интересен старшему поколению, зачастую с ностальгией вспоминающему Советский Союз, и одновременно познавателен для нынешней молодежи, которая называет ту огромную державу пренебрежительным словом «Совок». Именно им не мешало бы познакомиться с историей своей республики, когда Армения занимала передовые позиции как в научно-технических, так и в гуманитарных отраслях.

У Айка Бианджяна есть еще одна мечта. В диспетчерской башне «Ласточкино гнездо» аэропорта Звартноц он хотел бы разместить часть своего музея. В ожидании рейса авиапассажиры и гости столицы могли бы знакомиться с редкими музейными экспонатами. Но вряд ли эта идея осуществится. В силу известных причин один из архитектурных символов старого Еревана сегодня постепенно разрушается временным владельцем международного аэропорта Звартноц. И все же на одном из главных постеров автопарка Soviet Taxi запечатлен именно старый ереванский аэропорт. «Мы долго выбирали фон для рекламы наших такси. «Ласточкино гнездо» стало тем самым связующим звеном прошлого и настоящего, которое скрепило воедино нашу идею, советские «Волги» и знаменитую башню, – говорит Айк Бианджян, одновременно показывая чудом сохранившееся летное расписание за 1990 год. – Тогда действовали аэропорты в Степанаване, Кафане, Ленинакане, Джермуке». Трудно не согласиться с его мнением, что в музее собрана история большой страны, которой уже нет, но которую не вычеркнешь из жизни наших родителей. «Хочу сказать, что не стоит воспринимать музей как проект Айка или другого частного лица. Это наша общая история, которую нельзя переписать, – говорит собеседник. – Именно поэтому очень не хочу, чтобы музей покинул территорию нашей страны. Но ему нужна реальная поддержка. Даже складскими помещениями, где можно разместить собранные с таким трудом уникальные раритеты советской эпохи».

Наталья Оганова

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.