Марага: неосужденный кровавый апрель

9 апреля, 2014 - 17:10

Накануне 100-летия Армянского геноцида в Османской Турции официальный Баку туманит мировое общественное сознание различными «геноцидами» азербайджанского  народа, пытаясь выставить себя жертвой в навязанной им же самоопределившемуся Нагорному Карабаху кровопролитной войне. Между тем широкая мировая общественность мало информирована о трагедии в селе Марага Мартакертского района Нагорно-Карабахской Республики. По степени жестокости марагинская трагедия занимает особое место в череде преступлений азербайджанских властей против карабахских армян – этнических чисток того периода (1991-1992гг.) в Геташене, Мартунашене, Бузлухе, Эркедже и других населенных пунктах на севере НКР.

Национальное собрание и другие государственные структуры НКР регулярно выступают с заявлениями в связи с массовой резней в Мараге, квалифицируя ее как геноцид и требуя осудить и наказать  организаторов и непосредственных участников преступления. Решительно осуждая кровавые события и рассматривая их как очередное  проявление армяноненавистнической политики властей Азербайджана, карабахская сторона акцентирует внимание на то, что наступление на Марагу не было продиктовано военной необходимостью.

В самом деле, события в Мараге нельзя назвать военной операцией, так как в данном населенном пункте не было военных баз – здесь жили одни мирные граждане, ставшие главной мишенью агрессии. Председатель постоянной комиссии по внешним отношениям Национального собрания НКР Ваграм Атанесян отмечает, что преступления Азербайджана против мирного населения Мараги преследовали цель лишить людей возможности жить на родной земле.

Приграничное с азербайджанским Мир-Баширским районом армянское село Марага  длительное время подвергалось интенсивным артобстрелам, в результате чего еще до событий 10 апреля в селе имелись значительные разрушения. Некоторая часть жителей села, где согласно советской переписи 1989 года проживало 4660 человек, вынуждена была покинуть места постоянного проживания и найти пристанище в других районах НКР или за пределами республики. Большая же часть жителей спасалась от обстрелов в вырытых во дворах земляных укрытиях-блиндажах.

Анализ событий в Мараге показывает, что уничтожение мирных марагинцев носило характер спланированной военной операции. Примерно в 5 часов утра 10 апреля 1992 года начался артиллерийский обстрел села, который последовательно нарастал. Ближе к полудню подразделения регулярной армии Азербайджана двинулись в наступление со стороны Мир-Башира и вторглись в Марагу.

«За несколько дней до нападения на Марагу со стороны соседнего Тартара (Мир-Башир) слышались беспрерывные выстрелы и взрывы снарядов, – рассказывала впоследствии, чудом уцелевшая очевидица событий, Седа Погосян. – Женщины, старики и дети прятались в подвалах и блиндажах. На третий день, 10 апреля 1992 года, азербайджанцы вошли в Марагу. Несколько человек подошли к блиндажу, где находились и я с невесткой Марине и двумя малолетними внуками – 4-х летним Кареном и 2-х летним Вигеном. Азербайджанцы приказали выходить. Первым по ступенькам поднялся седой старик Саша, за ним Ася, Забел... Как только человек показывался из блиндажа, его тут же убивали-резали. Невестка Марине, оставив детей мне, также поднялась по ступенькам. Азербайджанец, занесший нож для удара, остановился и начал срывать с нее драгоценности. Затем разорвал платье на молодой женщине. Она бросилась бежать, азербайджанец – за ней. Выход из блиндажа был свободен. Люди кинулись наверх. Их заметили азербайджанцы, занятые грабежом, и кинулись убивать – топорами, ножами, косами…»

Спустя 2 недели Марага подверглась повторному нападению, и вернувшиеся на родное пепелище люди были вынуждены навсегда покинуть село.

По разным данным жертвами резни стали до 100 человек – в основном женщины, старики и дети. Десятки людей были взяты в заложники, некоторые в дальнейшем были обменены, но судьба многих до сих пор не известна.

         «Они не из человеческого рода, – так отозвалась о совершивших резню  азербайджанских военных вице-спикер Палаты лордов парламента Великобритании баронесса Керолайн Кокс, побывавшая на месте трагедии  несколько дней спустя. – То, что мы увидели там, не поддается описанию. Деревня была абсолютно разрушена, точнее – разгромлена. Люди хоронили погибших – вернее, то, что можно было хоронить: останки разрубленных и распиленных на куски тел, сожженных заживо и замученных. Некоторые были похоронены накануне, и мы произвели эксгумацию для того, чтобы заснять их на фотопленку, хотя понимали, как это трудно для армян. На кадрах, сделанных в те дни в Мараге, запечатлены свидетельства происшедшей здесь ужасной резни: обезглавленные и расчлененные тела, останки детей, окровавленная земля и куски тел в тех местах, где азербайджанцы распиливали живых людей. Мы видели острые серпы с запекшейся кровью, которые использовали для расчленения... Убив таким образом жителей Мараги, азербайджанцы затем разграбили и подожгли село. Кстати, нам рассказывали, что после солдат сюда заявились и гражданские лица с чемоданами, завершившие грабеж, – мы увидели валявшиеся на земле некоторые из этих набитых добром сумок, которые мародерам не удалось унести».

Леди Кокс не только зафиксировала все это на фото- и видеопленку, но и описала в своих многочисленных интервью и в книге «Этнические чистки продолжаются».  Видеоматериалы свидетельствуют о глумлении над убитыми, как до момента наступления смерти, так и после смерти.

По поводу трагедии в Мараге выразила протест известная правозащитница Елена Боннер, которая также собрала уникальные документы, свидетельствующие о чудовищности преступления против мирного населения.  

В 1997 году ряд правозащитных организаций подготовил и отправил в Комиссию по правам человека ООН обширную справку о произошедшем в Мараге. Международная правозащитная организация Helsinki Watch официально подтвердила мученическую гибель десятков мирных жителей и взятие в заложники десятки женщин и детей.

Вот некоторые из леденящих душу свидетельств (показания взяты из обращений в The Human Rights Committee c/o Centre for Human Rights, United Nations Office at Geneva):

Елена Барсегян: «Я с соседкой, 70-летней Вардануш, спряталась в подвале. Азеры начали, стоя на пороге темного подвала, стрелять из автомата в дверной проем. Ранили меня и Вардануш. Мы закричали. Азеры вошли и, обнаружив нас, избивая прикладами автоматов, выгнали из подвала. Во дворе Вардануш, истекавшая кровью, упала и потеряла сознание. В это время из-за угла выехал танк и прошелся по телу Вардануш. Все, что от нее осталось – фарш из мяса, крови и земли».

Светлана Погосян: «Я спряталась в яме, а вечером бежала в деревню Мадагиз, затем снова вернулась в Марагу, где все было сожжено... Одну женщину зарубили и сожгли так, что я только по одежде узнала, что это Варя. Ее мужа убили недалеко от нее, убили и их дочь и ее свекровь, а двоих внуков угнали в заложники... Я искала свою дочь, а потом узнала, что ее – Погосян Карине с двумя детьми – двухлетним Нареком и грудной Лелей – взяли в заложники. Вторую мою дочь, Зарине, с двумя детьми – четырех и шести лет – тоже взяли...

Нушик Агаджанян: «Азербайджанцы в этот день убили в Мараге много невинных людей – стариков, женщин и детей, в их числе Розу Барсегян – 70 лет, Жору Степаняна – 70 лет, распилили глотку Борика, топором расчленили на куски Эдика Бадаляна, Зарю, убили Парандзем, Эвальда, Сержика, Баграта, Вардануш, Ваню Марутяна, его жену Раю, Алешу Овсепяна облили бензином и сожгли».

Лариса Бадалян: «10 апреля я находилась на картофельном поле. Узнав о нападении, пошла в деревню. Марага  горела. Подошла к дому дяди. Пятидесятилетний дядя лежал убитый. В соседнем доме столетней бабушки Ануш все было залито кровью. На полу валялись трупы женщин и стариков с открытыми глазами...»

Лариса находилась в заложниках у азербайджанцев с 10 апреля по 2 декабря 1992 года, о чем впоследствии свидетельствовала: «...Женщин из камеры выводили по очереди, приводили окровавленными и полуголыми: Зою, Машо, Тамару. Через час распахнулась дверь, ворвались вооруженные солдаты и начали срывать с женщин остатки одежды и насиловать. Через три дня нас привезли в тюрьму Кубатлы, где я увидела своего психически больного сына Апреса. Один глаз у него вытек, голова распухла. На полу валялся молодой армянин из Мардакерта, избитый до полусмерти... Сын работал пастухом, я по дому. Спали в бараке, питались объедками. Сына часто избивали на моих глазах. Однажды в деревню привезли азербайджанца и нас хотели зарезать на его могиле...»

Однако, несмотря на усилия правозащитников, чудовищным преступлениям против мирного населения Мараги, как и ряда других населенных пунктов Нагорного Карабаха, по сей день, не дана адекватная оценка со стороны мирового сообщества, что, по сути, является предпосылкой их повторения в будущем.

«На вашей стороне самое мощное оружие – правда,  – утверждала  баронесса Кокс. – Следует поднять в международных структурах вопрос о том, что Азербайджан попытался совершить геноцид в отношении населения Карабаха. Надо активнее представлять миру массовые преступления против армян в Мараге, Сумгаите, Баку и др. Это преступления против человечества. Я понимаю и поддерживаю армян Карабаха в том, что они больше никогда не смогут жить под азербайджанской властью, поскольку армяне, жившие в Карабахе под властью Азербайджана, прошли через многое».

Для полноты картины следует отметить, что те из марагинцев, которым удалось выжить, основали через год после заключения перемирия, в 1995 году,  деревню Нор Марага (Новая Марага) – на месте другой опустошенной и разрушенной азербайджанцами карабахской деревни. На сегодня здесь проживает около 550 человек. Правительство НКР обеспечило село электричеством и водой, действует школа, где обучается порядка 80 учеников. По словам сельского старосты Ромы Карапетяна, население стабильно увеличивается, за год здесь рождается до 20 детей.

И все же, «Марага» остается незаживающей раной: практически каждая семья здесь имеет свою трагическую историю. Так, 52-летняя Эльмира Саакян потеряла сына и мужа, Зоя Саргсян – троих сыновей, младший из которых считается без вести пропавшим… 10 апреля марагинцы проводят  траурные митинги, отдают дань памяти безвинно убиенным и требуют справедливого суда над организаторами и исполнителями зверств.

Они надеются, что мировое сообщество услышит их голос и осудит кровавый апрель 1992 года…

Ашот Бегларян, Степанакерт

Ваша оценка материала: 
Average: 3.7 (7 votes)

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.