В чем призналась мать Тереза Католикосу Всех Армян Вазгену

31 октября, 2019 - 14:56

Исполнилось 110 лет со дня рождения всемирно известной миссионерки

Женщину, покинувшую наш грешный мир в сентябре 1997 года, звали Агнес Гондже Бояджиу. Имя ее отца – Никол Бояджиу, что в оригинале могло звучать как Никогoс Бояджян, а вот мама Агнес – безусловная албанка. Короче говоря, Агнес Гондже Бояджиу, известная миру как мать Тереза – армянка, о чем в Первопрестольном Святом Эчмиадзине было сделано чистосердечное признание Католикосу Всех Армян Вазгену I. До этого национальность матери Терезы как-то не афишировалась, пусть даже слава о ее делах шла по всему миру.

В Армению мать Тереза прилетела, чтобы своими глазами увидеть ужасы Спитакского землетрясения 1988 года. Для нее это была обычная работа: сперва самой увидеть, оценить последствия бедствия, а затем решать, чем можно помочь.

Женщина в неизменно белом одеянии с голубой каемкой стоимостью в один доллар с копейками (на вручение Нобелевской премии она придет в том же наряде и в деревянных сандалиях на босу ногу) на развалинах Спитака была не одна: с ней приехали сестры “Ордена Миссионерок любви”, помогали раненым, распределяли медикаменты, занимались любой посильной работой.

Мать Тереза тоже не стояла в стороне: обмывала раны, сидела с детьми, утешала пострадавших, но суть ее миссии состояла в другом – магией своего имени подталкивать сильных мира сего к благотворительности.

Отсюда мы встаем на скользкий путь, где сомнительные предположения сталкиваются с очевидными фактами. Предположения трудно обойти, поскольку чем дальше, тем вопросов к святости матери Терезы больше. Но ведь возможен и случай, когда дым есть, а огня нет – различные пересуды о великих людях в порядке вещей.

Тем не менее… О матери Терезе и Спитакской трагедии некоторые СМИ писали и так: “Можно найти подробнейшие описания ее посещения Армянской ССР после землетрясения в Спитаке, но нельзя найти информацию, сколько и кому денег фонд тогда выделил”.

Или: “В дни армянской трагедии всем пациентам госпиталей, волонтерам, врачам сестры Ордена раздавали маленькие овальные кулончики с символом ордена. Загляните в свою шкатулку, возможно, такой есть и у вас”.

Что было, то было — такой кулончик от матери Терезы был и у меня. Что касается денежной помощи от Ордена миссионерок страждущим Спитака и Ленинакана, здесь мы молчим, потому что цифр не знаем. Но знаем то, что заставлять раскошелиться мать Тереза умела, а если вдруг не получалось, то по этому поводу вот какая история.

Однажды Маргарет Тэтчер, наобещав с три короба, пожертвовала спустя год удивительно скромную сумму. Тогда мать Тереза в беседе с высокопоставленными политиками воскликнула: “Люблю Англию! Одна леди – Дарчер? Дечер? – даже помогла мне купить несколько табуретов для больницы”.

Зато к Гаити, одной из самых бедных стран мира, мать Тереза питала самые добрые чувства. “Нигде в мире я не видела такой близости между бедняками и руководителем государства”, — сказала она о стране, где правил диктатор Жан-Клод Дювалье, получивший власть от отца-диктатора, известного миру как “папа Док”. Известно, папа с сыном, не поперхнувшись, уничтожили десятки тысяч своих соотечественников.

Что в ответ матери Терезе от Дювалье-младшего? Два с половиной миллиона долларов в копилку для творения блага и высшая награда страны – орден Легиона славы.

При всем при том сама она по-прежнему ходила в купленных за грош белом одеянии и башмаках, замков на Лазурном берегу не строила и называть ее коррупционером мог только сумасшедший. Женщина продолжала создавать школы для бедных, приюты для сирот, дома для обездоленных и больницы для неизлечимо больных, где однажды случился странный диалог.

— Вы страдаете, как Христос на кресте. Так что Иисус должен целовать вас, — сказал она умирающему в страшных мучениях больному раком.

— Тогда, пожалуйста, скажите ему, чтобы он перестал меня целовать, — ответил несчастный.

“Я думаю, что это очень красиво для бедных, принять их долю и разделить страдания вместе с Христом. Полагаю, что миру очень помогает страдание бедных людей”, — любила говорить мать Тереза.

Но сказать, что бедные и страждующие думают точно так, как доктор богословских наук и кавалер золотой медали “Борцу за мир” Советского комитета защиты мира Агнес Гондже Бояджиу, было бы преувеличением.

Шли годы, к моменту приезда матери Терезы в Армению ей уже было семьдесят восемь, стали возникать серьезные проблемы с сердцем, обнаружилась пневмония, были еще и малярия, и сломанная ключица, после чего она решила лечиться. Правда, не в одной из сотен открытых ею больниц для бедных, а в хорошо оборудованной клинике в американской Калифорнии. Ничего предосудительного – имела и возможность, и право.

…Скончалась мать Тереза в сентябре 1997 года в восемьдесят восемь лет от роду, оставив после себя свыше четырех тысяч миссионеров, работающих на более чем 600 представительств в 123 странах.

Три года тому назад Римско-Католическая Церковь причислила ее к лику святых, на что итальянец Джорджио Бруско, отбывающий наказание за мафиозные проделки, сказал: “Если она святая, то я – Иисус Христос”.

Что ж, каждый имеет право на мнение…

Сергей Баблумян

Комментарии

Извиняюсь, но статьи Баблумяна не нравились ещё с Советских времён в бытность его корреспондентом «Известий». Слишком пессимистично писал; республику представлял, можно сказать, «на грани».
Вот и в этой статье - к чему это высказывание итальянского мафиози?

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.