Ватикан и Ереван: возвратятся ли Армения и Эчмиадзин в Турцию

12 ноября, 2019 - 22:42

«Министр иностранных дел Ватикана», секретарь Святого престола по отношениям с государствами архиепископ Пол Галлахер совершил 9−10 ноября визит в Армению, побывав в Ереване и Гюмри. Он был принял на высоком правительственном уровне — президентом страны Арменом Саркисяном, премьер-министром Николом Пашиняном, министром иностранных дел Зограбом Мнацаканяном. И — хронологически — его визит перехлестнулся с вылетом в Ереван главы МИД России Сергея Лаврова. А в октябре 2018 года, буквально сразу же после возвращения в Ватикан архиепископа Галлахера из Грузии, в Тбилиси направился Джон Болтон, на тот момент помощник президента США по национальной безопасности. При этом Болтон вылетел из Москвы, где провел переговоры.

Что означают такие то ли предваряющие, то ли опережающие визиты ватиканского дипломата в Закавказье — случайность или интригу? Сказать сложно, поскольку информации о содержательной стороне бесед Галлахера с визави, как правило, дается мало, особенно со стороны Святого престола. Вот и сейчас во время его визита в Армении что-то можно почерпнуть в основном на сайтах армянских официальных органов. Во время приема у Саркисяна монсеньор поделился с ним «впечатлениями от визита», заявив, что «рад видеть страну, которая имеет древнейшие христианские традиции и, одновременно, очень современную и жизнеспособную общественность». В ответ президент «подчеркнул исторически важную роль Церкви в жизни армянского народа, отметив, что на протяжении веков, когда мы не имели государственности, Церковь была единственной прочной опорой нашего народа». С премьером Галлахер обсудил «дальнейшие шаги по укреплению и развитию отношений между Арменией и Святым престолом, они обменялись мнениями о международных событиях, в том числе о событиях на Ближнем Востоке, а также проблемах регионального значения., коснулись процесса урегулирования конфликта Нагорного Карабаха и последних событий». Во время переговоров в МИД Армении, по словам Мнацаканяна, «наша политическая повестка дня включала вопросы религиозных меньшинств, защиты христиан на Ближнем Востоке, сохранения христианского исторического и культурного наследия».

Негусто. Поэтому обратим внимание на контекст, в который погружена Армения и Ватикан. И начнем, во-первых, с религиозных меньшинств Ближнего Востока и защиты христианских общин. Дело в том, что это трудно назвать профильной темой для Еревана. Власти республики долгие годы предпочитали ориентироваться на север и запад, играя на линии Россия — Европа. И дистанцировались от ближневосточных проблем, включая угрозы здешним армянам-христианам, в том числе в Сирии. Эти заботы были переложены на Киликийский католикосат Армянской апостольской церкви и Армянскую католическую церковь. Что касается Католикосата Всех Армян, Эчмиадзина, то он регион затрагивал по касательной, в основном из-за вовлеченности в дела Константинопольского патриархата Армянской апостольской церкви. До сих пор защитой христиан, их физической безопасностью занимались немногие — военные контингенты России, США и ополчения курдов. Финансовую и политическую поддержку оказывает Венгрия.

Лишь в начале февраля этого года в Алеппо, где давно живет армянская община, появилась группа военнослужащих Республики Армения, что дало основания ряду экспертов говорить о «сирийском ходе Пашиняна». Загадочным было то, что в ответ не следовало «контрходов», хотя в Ереване предполагали их, рассматривая вариант, когда «весь исламский мир ополчится против армян, а сирийский кризис перекинется в Закавказье, в первую очередь именно на христианскую Армению». Однако буквально на следующий день после завершения визита архиепископа Галлахера в Армению страшная новость поступила из Сирии. Как сообщал портал Vatican News, два армяно-католических священника погибли 11 ноября на востоке от Дейр-эз-Зора, находящегося под контролем сирийских курдов. Террористы обстреляли автомобиль с духовным предводителем армянской католической общины Тер-Овсеп Петояном и его отцом Тер-Абраамом. Ответственность за покушение взяло на себя ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), рассказав в соцсетях об убийстве «двух христианских священников». Безусловно, еще нужно выяснить, является ли гибель отцов спланированным терактом против сирийских армян-католиков или это случайность, которой джихадисты решили воспользоваться. Но если первое, то проблема защиты христиан на Ближнем Востоке для Еревана способна перейти из абстрактно-дипломатической сферы в реальную жизнь.

Во-вторых, интерес для Армении и Святого престола сегодня не могут не представлять выборы предстоятеля Константинопольского патриархата Армянской апостольской церкви, престол которого освободился после смерти в марте сего года патриарха Месропа Мутафяна. Есть несколько кандидатов на его место. Одним из них является нынешний местоблюститель, епископ Саак Машалян. Судя по всему, ставку на него делает Эчмиадзин. 27 октября Машалян выехал из Турции в Армению, где впервые по приглашению католикоса всех армян Гарегина II принял участие в проходившем с 29 октября по 1 ноября заседании Высшего духовного совета Армянской апостольской церкви. Кстати, с членами его встретился и Пашинян. «В целом, конечно, как отметил католикос, дискуссии об отношениях между государством и Церковью очень важны, особенно в новой ситуации и новых условиях, которые мы имеем сегодня в Республике Армения, — отметил премьер. — Эти условия и отношения имеют много тонкостей, и я надеюсь, что сегодня (1 ноября — С.С.) мы сможем рассмотреть важные детали этих тонкостей».

Как позже заявляла информационная служба Эчмиадзина, «епископ Саак Машалян проинформировал членов Высшего духовного совета о проблемах, связанных с армянским Константинопольским патриархатом и процессом избрания патриарха». Следует сказать, что они вызваны не только вмешательством турецких властей, которые, например, запретили выдвигать свои кандидатуры епископам, которые проживают вне пределов Турции. Претензии к деятельности патриархии есть у западной диаспоры. Так, в середине октября портал Asbarez, издание армянской общины США, поставил несколько вопросов перед претендентами на патриарший престол: как они собираются контролировать деятельность армянских благотворительных фондов в Стамбуле, что будут делать с решившими выйти из подполья и присоединиться к общине «криптоармянами», каковы их планы о начале переговорах с турецким правительством по возвращению армянских церквей и школ, собираются ли они назначать священнослужителей за пределами Стамбула в районы с криптоармянскими общинами (например, Диярбакыр).

Учитывая заметно осложнившиеся отношения между Вашингтоном и Анкарой, что, среди прочего, выразилось в одобрении палатой представителей США резолюции о Геноциде армян, в перспективе роль ныне подавленного турецкими властями Константинопольского патриархата Армянской апостольской церкви может резко возрасти. И тогда он станет новым заметным центром церковного армянского влияния в регионе, может быть, значительнее даже Киликийского патриархата, который тоже претендует на реституцию имущества в Турции. А если так, то Эчмиадзин в альянсе с армянским Константинопольским патриархатом в Стамбуле в случае проведения своего кандидата на патриарший престол окажется для Ватикана очень интересным партнером. Не исключаем, что эта тема обговаривалась во время визита в Армению архиепископа Галлахера в ходе его встречи с католикосом Гарегином II.

Станислав Стремидловский

Комментарии

Ну и название статьи?!...

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.