ПОЧЕМУ БЕЗ АРЦАХА?

18 ноября, 2019 - 19:17

14 ноября со ссылкой на бакинское агентство "Туран" СМИ сообщили о том, что в ближайшие дни ожидаются взаимные визиты армянских и азербайджанских журналистов соответственно в Баку и Ереван. 17 ноября Азербайджан посетит группа журналистов из Армении, затем состоится ответный визит журналистов, говорилось в информации. Отмечалось также, что договоренность о визитах была достигнута на уровне глав государств. При этом сообщение было опубликовано всего на паре сайтов как нечто весьма будничное, хотя неординарность события очевидна.

СОВЕРШЕННО непонятным образом отреагировал МИД Армении, который не подтвердил, но и не опроверг информацию. Да и в целом проект по обмену журналистами окружает непонятная секретность: информация крайне скупая, не сообщаются ни имена журналистов с обеих сторон, ни программа визитов, ни точные сроки. Ничем не объяснимая и не обоснованная таинственность вызывает закономерные вопросы, тем более что подготовка к данному проекту велась в принципе открыто, о ней не раз заявляли посредники - буквально неделю назад это сделал в Ереване Сергей Лавров, как уже ясно, анонсировав поездки. И хотя "Туран" писал, что визиты состоятся один за другим, "ГА" стало известно, что они пройдут практически параллельно и стартуют 17 ноября.

Однако секретность, окутавшая общественную по характеру инициативу (хотя понятно, что все организовано на высшем уровне при активном участии сопредседателей Минской группы), далеко не единственный и не главный вопрос. Почему речь идет о журналистах двух стран, почему в проекте не участвуют представители СМИ Арцаха? Вопросы, естественно, адресованы в первую очередь армянским властям: почему, настаивая на необходимости возвращения Республики Арцах за стол переговоров в качестве полноценной стороны процесса урегулирования, Ереван соглашается на двусторонний проект с участием представителей общественности, конкретно - СМИ, не настаивая на вовлечении арцахских журналистов? Тем самым лишь укрепляя сформировавшийся после 1998 года официальный двусторонний формат, на сей раз - отсутствием Арцаха на уровне общественных контактов.

КРИТИКУЯ первого и второго президентов Армении за стремление представлять сразу два армянских государства, сегодняшние власти сами открыто соглашаются на устранение представителей Арцаха из процесса, как заявляется, "подготовки к миру". Хотя понятно, что именно Арцах и его народ более всего заинтересованы в мире и именно арцахцы потенциально станут, так сказать, основными потребителями гипотетического мира в регионе конфликта. Потому что именно Арцах и армянский народ более всего пострадали в ходе длящегося уже более 31 года противостояния, заплатив колоссальную, невероятно дорогую цену даже за сегодняшний очень хрупкий и нестабильный мир.

Но вместе с тем Арцах отсутствует в планах инициаторов и спонсоров миротворческих программ, взамен вовлекаются люди, не живущие в зоне непосредственного противостояния, не чувствующие ежедневно и ежечасно угрозы и дыхание новой войны, а значит, вряд ли способные оценить значение мира в той же мере, как те, кто в буквальном смысле слова живет на передовой.

Между тем вся история миротворческих программ и инициатив за 25 лет после окончания первой Карабахской войны наглядно свидетельствует, что с самого начала в процесс были вовлечены три стороны - как следствие подписанных в мае 1994 года трехсторонних документов. Здесь не место обозревать все проекты   такого характера, ограничусь лишь теми, в которых довелось принимать участие лично, а также наиболее известными. Стоит отметить, что на всех этапах процесса именно представители СМИ были наиболее активно вовлечены в такого рода проекты, хотя в них участвовали и эксперты, и общественные деятели.

Первая после распада СССР и окончания войны в Арцахе встреча журналистов Южного Кавказа состоялась в Кобулети в апреле 1995 года под эгидой ОБСЕ. В ней участвовали наряду с журналистами из Армении, Азербайджана и Грузии и представители СМИ Нагорно-Карабахской Республики. Причем тогда это воспринималось абсолютно адекватно даже представителями Азербайджана, хотя после окончания жесточайшей войны прошло менее года.

Впоследствии такие программы осуществлялись при спонсорстве различных организаций и в рамках разного рода программ, однако вплоть до начала 2000-х четырехсторонний формат четко сохранялся. Затем, с приходом к власти Ильхама Алиева в 2003 году, прямые контакты между общественностью Армении, Арцаха и Азербайджана были резко прекращены, хотя журналисты продолжали встречаться на нейтральных площадках. В памяти осталась, к примеру, встреча в грузинском курортном городке Гудаури в ноябре 2004 года, в которой также принимали участие двое журналистов из Арцаха. Таких примеров наверняка можно привести еще немало.

ИЗ НАИБОЛЕЕ ЗНАЧИМЫХ последующих инициатив следует отметить две. Во-первых, это Дартмутская российско-американская экспертная конференция по Нагорному Карабаху, активно действовавшая в середине 2000-х: было проведено, насколько помнится, более 10 ее этапов. Отличительной особенностью конференции стал представительный уровень организаторов и участие известных экспертов из Армении, Арцаха и Азербайджана. В результате упорной работы в 2005 году участниками был разработан проект Рамочного соглашения по мирному процессу, который планировалось представить на обсуждение сопредседателей. Этого не случилось (почему - здесь не место разбираться), и конференция постепенно прекратила действовать.

Тем не менее факт остается фактом: трехсторонний формат проекта с участием серьезных региональных экспертов и ученых-политологов из России и США оказался достаточно продуктивным, выдав согласованный со всеми тремя сторонами документ, практически впервые после договоренностей 1994 года.

Стоит вспомнить также известную Инициативу послов, реализованную в 2007 и 2009 гг. Названная по имени послов в РФ Армении и Азербайджана - А. Смбатяна и П. Бюльбюльоглу, инициатива включила посещение за один день трех столиц - Еревана, Степанакерта и Баку - представителями интеллигенции трех стран, в том числе встречу с тремя президентами. В 2009 году этот формат был снова применен в тех же рамках, однако затем инициатива застопорилась. Как, собственно, и все иные миротворческие проекты в регионе конфликта.

Здесь не место оценивать успешность или, наоборот, отсутствие реальных результатов того или иного проекта. "ГА" неоднократно высказывал мнение о том, что позиция властей Азербайджана, для которых армянофобия стала главным структурообразующим компонентом как внутренней, так и внешней политики, делает бессмысленной любую миротворческую инициативу. Но если уж власти Армении соглашаются на тот или иной проект, то они обязаны настаивать на участии представителей Арцаха как полноценной стороны. В противном случае, в условиях отсутствия главного объекта, и без того не особо перспективные инициативы обречены стать не более чем мероприятиями для галочки. И свестись разве что к обсуждению чисто армяно-азербайджанских вопросов, не затрагивая собственно конфликт.

Кстати, в июне 2012 года в Москве состоялась встреча журналистов Армении и Азербайджана, организованная в рамках той же Инициативы послов. Как участница встречи, могу засвидетельствовать, что это было исключительно парадное мероприятие, так и не вышедшее за рамки тостов за мир и дружбу. Особенно красноречиво говорил об этом Полад Бюльбюльоглу, который спустя всего пару лет выступит с воинственным кличем к соплеменникам: на танках вторгнуться на территорию Арцаха.

НЕЛЬЗЯ ОБОЙТИ и последнюю по времени инициативу, угасшую, даже не начавшись, по вполне понятным причинам. Супруга премьер-министра Армении в прошлом году решила выступить в качестве миротворицы и привезла в Арцах группу известных российских деятельниц. Последние прямо с передовой выступили с призывами к миру, адресуя их "матерям Азербайджана". Эти голоса так и остались вопиющими в пустыне, итогом стало разве что включение очередной группы российских граждан в черный список МИД Азербайджана. Тем не менее у армянской стороны, судя по всему, было понимание того, что мир должен начинаться и заканчиваться в Арцахе, ибо именно здесь ему знают цену так, как, несомненно, не знают ни в Ереване, ни в Баку.

Тот факт, что именно журналисты, как правило, оказываются первыми участниками миротворческих проектов, легко объясним: они получают возможность увидеть ситуацию на местах своими глазами и затем рассказать десяткам тысяч людей. Излишне говорить, насколько важно в этом смысле представить реалии сегодняшнего Арцаха именно глазами азербайджанских журналистов на фоне тех небылиц и страшных сказок азербайджанской пропаганды, которые в массовом порядке тиражируются на страницах азербайджанской прессы и экспортируются на зарубежные информационные площадки с весьма конкретными политическими целями.

Правда, с учетом особенностей азербайджанской пропагандистской машины особых надежд на то, что они расскажут об увиденном честно и объективно, нет, об этом свидетельствует и опыт подобных визитов в прошлом. Но это уже другая сторона проблемы.

Как получилось, что армянские власти согласились на двусторонний формат журналистских встреч, можно лишь догадываться. И эти близкие к истине догадки не говорят ничего хорошего о принципиальности и последовательности официального Еревана в стремлении вовлечь Степанакерт в переговорный процесс, в том числе на уровне общественных контактов. А атмосфера таинственности и недосказанности, необъяснимым образом окружающая данную миротворческую инициативу, лишь усугубляет это ощущение.

Марина ГРИГОРЯН

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.