Судьбоносный февраль 1988-го

14 февраля, 2020 - 14:15

Отправной точкой современного этапа Карабахского (Арцахского) национально-освободительного движения считается февраль 1988 года. Именно события второй декады февраля предопределили проведение 20 февраля исторической сессии, ознаменовавшей собой успех Движения в целом и достижение арцахцами долгожданной свободы. И именно в эти дни репрессивная махина Азербайджана предприняла политический штурм Степанакерта с целью подавления народной воли...

«Почти весь 1987-й год карабахцы собирали подписи, –  рассказывает активист освободительного движения, депутат арцахского парламента нескольких созывов Максим Мирзоян. – Толчком к этому стали появление в одной из азербайджанских республиканских газет изображения герба Армении без Арарата (Масиса); серия провокаций со стороны азербайджанцев, в том числе отправка в Степанакерт на футбольный матч «Карабах» – «Кяпаз» (Кировабад) более 200 накачанных наркотиками и алкоголем юнцов, которые самым непристойным и агрессивным образом выражались в адрес армянского населения и руководства области, пытаясь спровоцировать беспорядки с явной целью перевода их в плоскость выяснения межнациональных отношений; ну и, наконец, известные события в селе Чардахлу, жители которого на протяжении нескольких месяцев систематически терроризировались властями Шамхорского района АзССР. Об этом, кстати, 24−25 февраля 1987 года подробно писала российская газета «Сельская жизнь»».

Эти провокации привели к сбору подписей, а затем и исторической декларации о воссоединении НКАО с советской Арменией. Народ искренне поверил в провозглашенную Михаилом Горбачевым перестройку и надеялся на скорое справедливое решение назревавшей десятилетиями проблемы. Но если «перестройка» в понимании карабахцев означала представившуюся, наконец, возможность освобождения из-под диктата Азербайджана, то в бакинской трактовке она, наоборот, подразумевала изгнание карабахцев с родной земли и окончательную азербайджанизацию края.

«День 12 февраля стал апогеем в скрытой конфронтации между желанием Баку уничтожить Карабах и мечтой Карабаха избавиться от ига Азербайджана – подавляемые до этого эмоции выплеснулись наружу, – продолжает Максим Мирзоян. –  Надеясь на собственную мощь и поддержку союзных властей, Азербайджан предпринял решительный шаг к достижению своей цели. Стремясь придать своим действиям видимость цивилизованности, Баку попытался добиться санкции у народа на подавление «экстремистско-сепаратистского» движения. С этой целью было решено организовать в Степанакерте и райцентрах партийно-хозяйственные активы, а обобщив результаты на областном партийно-хозяйственном активе, приступить к конкретным практическим действиям. У руководства Азербайджана, по всей видимости, не было сомнений, что протоколы активов дадут желанный результат – остальное считалось делом техники, которым тогдашний административно-репрессивный аппарат республики владел в совершенстве».

Накануне, 11 февраля, в Степанакерт приехала большая делегация представителей высшего руководства Азербайджана. Делегацию возглавлял второй секретарь ЦК КП Азербайджана Василий Коновалов. Вместе с ним в областной центр явились заведующий отделом административных органов ЦК КП Азербайджана М. Асадов, все вторые лица силовых структур Азербайджана – КГБ, МВД, прокуратуры, Верховного суда, а также более 200 сотрудников спецслужб. В ночь с 11 на 12 февраля в областном центре состоялось решающее заседание бюро обкома партии, которым практически командовали «хозяева» из Баку. После резкого осуждения процессов в Нагорном Карабахе участники бюро приняли решение о проведении 12 февраля партийно-хозяйственных активов в Степанакерте и во всех райцентрах.

Делегаты из Баку в своих угрозах и попытках «образумить» карабахцев не стеснялись в выборе средств и выражений. Характерны угрозы Асадова: «Мы превратим Карабах в армянское кладбище». Забегая вперед, отметим, что Карабах стал кладбищем для самого Асадова – 20 ноября 1991 года в воздушном пространстве над селом Каракенд потерпел крушение вертолет, в котором летели он и другие высокопоставленные партийные чиновники Азербайджана.

Утром 12 февраля степанакертский горком партии собрал партийно-хозяйственный актив города: были приглашены первые лица предприятий, парторги и профкомы всех организаций. Здания горкома и обкома партии были оцеплены сотрудниками спецслужб в гражданской форме. Актовый зал горкома партии был переполнен. А в президиуме разместились все еще мнящие себя хозяевами гости из Баку во главе с Коноваловым, представители бюро обкома партии во главе с первым секретарем Борисом Кеворковым и бюро горкома во главе с первым секретарем Завеном Мовсесяном…

Впоследствии выяснилось, что в ночь с 11 на 12 февраля от имени «активистов» было подготовлено свыше десяти однотипных, «идеологически выдержанных» выступлений против народного движения. Однако реальным активистам удалось перехватить инициативу у президиума и повернуть развитие событий в свою пользу.

«В те исторические дни мы поверили в возможность достижения цели и, объединив усилия, сумели осуществить наши вековые чаяния, – вспоминает один из активных участников Карабахского движения Павел Наджарян. – Именно 12 февраля произошел взрыв в нашем самосознании, предопределивший все последующие действия».

13 февраля народ собрался на массовый митинг в Степанакерте и со всей решимостью выразил свою волю. Тем временем по всему Азербайджану была дана команда о готовности №1. В Агдаме собрались руководители всех прилегающих к Нагорному Карабаху районов, а также высшее партийное и административное руководство республики. На помощь были призваны муллы, усилились угрозы в адрес карабахцев: «100 тысяч азербайджанцев готовы в любое время ворваться в Карабах и устроить здесь кровавую бойню». Как показало время, эти угрозы оказались не пустыми словами…

По вине Баку Карабахское движение приняло характер открытой конфронтации, переросшей вскоре в продолжительное и кровавое вооруженное противостояние. Однако сама судьба была на стороне справедливого и бесповоротного решения арцахцев, которые ценой беспрецедентного героизма и стойкости сумели предотвратить угрозу своего физического уничтожения и твердо встать на путь реализации исконного права на самоопределение в соответствии с основополагающими международными нормами.

Ашот Бегларян, Степанакерт

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.