Армянский легион – история доблести, чести, долга и жертвенности

17 апреля, 2014 - 13:12

Большинство армян мало знают об истории Армянского легиона, сражавшегося с османской армией на стороне Антанты. А ведь Легион (Legion d’Orient) вписал немало героических страниц в историю Первой мировой войны. Легион сражался под флагами Франции и Великобритании и сделал очень много для победы союзников в Леванте.

 В статье Геворка Готикяна «Восточный легион и французский мандат в Киликии» («La Legion dOrient et le Mandat Français en Cilicie») история легиона делится на три периода: формирование и экипировка добровольцев - с сентября 1915 года  до ноября 1916 года, организация подразделений - завершившаяся в октябре 1918 года и период разочарования, отчаяния и недоверия - закончившейся в сентябре 1920 года расформированием  легиона. За помощь в борьбе с Османской империей Франция обещала предоставить автономию армянам Киликии. Армянский легион не был единственным армянским воинским соединением, участвующим в борьбе против Османской империи в годы первой мировой войны, кроме него существовали части армянских добровольцев и армянская милиция. Однако Франция отказалась от мандата над Киликией и все жертвы, понесенные легионом, оказались напрасными.

Формирование Армянского легиона не может быть понято, если не вернуться к Геноциду армян, в частности, в Киликии. История формирования легиона связана с героической обороной  Муса-дага в августе 1915 года. В черные дни этого лета, когда армяне Киликии изгонялись из родных мест, оборона Муса-дага стала для 4-х тысяч армян альтернативой смерти. Их спас французский крейсер «Гишен», на котором мусадагцы были переправлены в Порт-Саид в Египте. На старом армянском кладбище в Каире похоронен один из руководителей обороны Муса-дага Амбарцум Оганджанян.  

Первые бои с участием Армянского легиона состоялись 19 сентября 1918 года в Палестине, в дальнейшем, в составе англо-французских войск легион участвовал в боях за Сирию и Ливан.

История Первой мировой войны на ближневосточном фронте неразрывно связана с участием армянских легионеров. После катастрофического поражения в Галлиполи (апрель 1915 - январь 1916 г.г.),  страны Антанты пришли к выводу, что военные маневры и операции на новой территории будут чрезвычайно важными. Хотя Франция и Великобритания были военными союзниками в то время, и были вместе в борьбе с Османской империей, которая была на стороне Центральных держав (Австрия, Германия, и Болгария), между ними была острая конкуренция за контроль над Левантом. Армянский легион насчитывал 5 тыс. легионеров и действовал на различных участках и направлениях Ближневосточного фронта. 28 октября 1917г. подразделения Легиона находящиеся на Синае участвовали в контрнаступлении на позиции германо-турецких войск по линии Газа - Беершеба, после чего противник был вынужден отступить и, понеся большие потери, оставил ряд населенных пунктов. В ходе контрнаступления бойцами легиона были взяты в плен германские и турецкие офицеры.

31 октября 1917г. в ходе ранее начатого наступления батальоны Арабского и Армянского Легиона вошли в Беершебу. С 17 ноября 1917г. бойцы Легиона начали продвижение в направлении Иерусалима с целью занять город.

К 9 декабря 1917г. подразделения Армянского Легиона в составе англо-французских войск выбили с боем турецкую группировку из Иерусалима, по случаю чего наиболее отличившиеся легионеры были награждены, а в армянской церкви Армянского квартала состоялась служба в память погибших бойцов. В конце ноября 1918 г. батальоны Армянского Легиона, прорвав оборону турецкой армии, вступили и полностью заняли Киликию.

А началось все за год до Геноцида армян. В феврале и марте этого года Микаэл Варантян предложил сформировать 15.000-20.000 отряд из армянских добровольцев из США и Балкан. Запрос был послан от имени Западного бюро АРФ Дашнакцутюн послам России, Великобритании и Франции в Софии.  После военной подготовки на Кипре, они должны были  прибыть в Киликию и продолжать войну против Османской империи.

Использование египетских армян в качестве боевых единиц стало результатом усилий армянской национальной делегации, которая была сформирована в Египте  во главе с Погосом Нубар-пашой. Нубар-паша был готов обеспечить значительные объемы продовольствия, оружия, и боеприпасов для киликийских армян. В депеше Католикосу Всех армян 27 июля 1915 года Нубар-паша писал, что «к тому времени, пока мы ждем падения Константинополя и высадки союзных войск на киликийском побережье, в Киликии не останется ни одного армянина. Предотвращение убийств и депортации киликийских  армян для нас вопрос жизни и смерти». Увы, призыв Погоса Нубар-паши так и остался гласом вопиющего в пустыне.

Тем не менее, решение о создании Армянского легиона во французской армии все же было принято в 1916 году, после катастрофы в Галлиполи. Посол Франции в Лондоне Поль Камбон вместе с английским генералом Клейтоном, находящимся на Кипре, принял решение, которое было одобрено армянской делегацией. Погос Нубар-паша принял это решение исходя из побед русской армии на восточном фронте, в которой воевали семь армянских добровольческих отрядов. 

Формирование  армянских подразделений было, некоторым образом, аналогом российско-армянских батальонов,  которые  и будут воевать с  Османской империей в южной части Киликии. Армянская делегация одобрила предложение при условии, что предполагаемый Армянский легион будет бороться только в Киликии.

15 ноября 1916 года  легион был окончательно сформирован. Для маскировки, а также предосторожности он назывался «Восточным легионом», однако всем было ясно, что это именно Армянский легион. Правда, в его составе воевали и сирийцы-христиане. С самого начала армянские легионеры были поставлены в неравные условия с французскими солдатами, несмотря на официальные заявления французских властей по формированию Легиона. Они  были признаны вспомогательными  силами и не были включены во французскую армию.

После успешных переговоров, британские власти дали свое согласие на создание военного лагеря на Кипре. Хотя британцы с подозрением относились к французскому присутствию в регионе, особенно в Сирии, верховный комиссар Кипра, сэр Джон Клаузен  дал свое согласие на лагерь. Он находился в Монарге, в 24 км. от Фамагусты. Лагерь был готов к приему  новобранцев к 1 января 1917 года.

Лагерь был расположен в трех местах из-за отсутствия воды. Первый лагерь был расположен в центре и был построен мусадагцами и назывался Суэдия. Второй был на севере и назывался Monarga, поскольку он охватывает город  Монарга - он был зарезервирован для офицеров. Третий лагерь был безымянным и он был построен около новой скважины, чтобы удовлетворить потребности легионеров в воде. Было существенно, что состоит из сирийцев. Нехватка воды была проблемой для всего легиона. Расходы легиона были оплачены французским правительством. Что касается военного руководства, команда была возложена на французских генералов и офицеров, которые выбрали армянских адъютантов среди легионеров. Младшие офицеры штаба  также были армяне:  Джим Чанкалян (США), Джон Шишманян (США), Саркис Погосян (офицер османской армии). Легионеры перед зачислением проходили строгое  медицинское обследование. Хотя в предварительных переговорах, было решено, что Легион будет участвовать в боях только на киликийской территории, к 1917 году стало ясно, что солдаты могут быть задействованы на палестинском фронте, где французская армия была очень слаба. Словом,  формирование легиона преследовало военные и тонкие политические интересы.

Но особо отличился Армянский легион в сражении при Арара, в Палестине. Фактически, своим участием он обеспечил полную победу британскому экспедиционному корпусу под командованием генерала Алленби.

В общей сложности  легионеры захватили 212 пленных, в числе которых 16 офицеров. Армянский легион потерял 22 человека, 80 было ранено и четверо пропали без вести. В депеше армянской делегации 21 октября 1918 года, генерал Эдмунд Алленби высоко оценил доблесть легионеров на поле боя: «...Горд сообщить, что ваши соотечественники приняли действенное участие в наших боях и победе. Французский командующий «Восточным легионом» также отмечает стойкость и пыл армянских воинов, чья преданность союзникам выше всяческих сомнений».  9 декабря 1917 года подразделения Армянского легиона выбили османские подразделения из Иерусалима. В армянской церкви Иерусалима прошла панихида в память о погибших бойцах. На протяжении месяца Армянский легион, без какой-либо поддержки союзников, контролировал всю Палестину. Армянские легионеры приняли участие в боях за Сирию и Ливан, вместе с силами союзников двигаясь к Дамаску, Алеппо, затем через Палестину к Бейруту, где после отделения сирийских частей «Восточный легион» был переименован в «Армянский легион» (Legion Armenienne).

Однако в конце 1920 года легион был расформирован, хотя он мог бы составить основу армянской национальной армии. Политические интриги Антанты не позволили возродить Киликию… 

Пишет Кнарик Авагян, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института истории НАН РА: «Заключенное 30 октября 1918г. между Великобританией и султанской Турцией Мудросское соглашение подтвердило капитуляцию Османской империи и, согласно 16 статье, турецкие войска должны были быть выведены из Киликии. 17-19 декабря 1918г. «Армянский легион» вступил в заветную Киликию для того, чтобы осуществлять контроль и оборону стратегических пунктов, армянонаселенных Адану, Айнтап, Мараш, Урфу, Аджн. В результате около 120 тысяч армян, депортированных из Киликии во время Геноцида, вернулись к своим родным очагам с надеждой на мирное восстановление жизни в Киликии под защитой англо-французских войск. Однако 1 ноября 1919г. английские, а 18 января 1920г. и французские войска покинули Киликию, предав армян в руки их заклятого врага.

В 1920г. в Мараше, Сисе,  Урфе, Айнтапе (с перерывом в 314 дней), Аджне (8-месячная битва) армянские воины и народ оказывали героическое сопротивление кемалистским ордам, однако число жертв было значительным. В соответствии с заключенным в Анкаре 20 октября 1921г. франко-кемалистским договором Франция официально закрепила свое отступление, оставив Киликию под турецким владычеством,  одновременно предоставив последней большое количество оружия, боеприпасов, снаряжения.

Опустошение Киликии вновь вынудило армян эмигрировать. Историк Лео по этому поводу писал: «Киликия лишается армян, как была опустошена собственно Армения».

Через 20 лет после героической битвы при Арара Франция передала Турции последний оставшийся под французским протекторатом оплот Киликии - Александреттский санджак.

Несмотря на то, что усилия по освобождению Киликии, в конечном счете, потерпели неудачу, тем не менее, неоспоримо значение участия добровольческой армянской молодежи из США в боевых успехах «Восточного легиона».

История Армянского легиона – это история доблести, чести, долга и жертвенности. И она показывает, как сотни армян различного происхождения могут объединиться для высшей идеи и благородной цели. И к столетию Геноцида армян нельзя забывать героические поступки наших добровольческих формирований, которые боролись, чтобы сохранить Армению.

Также нельзя забывать, что легионеры оставили свои дома, семьи, спокойную жизнь и отправились на войну в надежде вернуть хотя бы часть потерянной родины. Только из США в рядах легиона сражалось более тысячи бойцов. 400-500 человек приехали из Египта – это были спасшиеся с Муса-дага.

Каждый год в США армянская община делает выставки, посвященные героям – легионерам. Последняя выставка прошла 16 января 2014 года. Тогда армянский музей в Вашингтоне представил выставку «Забытые герои: Армянский легион в Первой мировой войне». На выставке были представлены фотографии, документы и книги из собрания музея. В экспозиции также представлены материалы про армянских добровольцев и милицию, воевавших против Османской империи.

Пишет Ара Агаронян в журнале La Lettre de lADL:

Джим Чанкалян получил звание капитана в армии Соединенных Штатов за его службу во время испано-американской войны в 1898 году, а позже с большим успехом и отличием служил в Демократической либеральной партии Америки, AGBU и армянской церкви, вплоть до своей смерти 10 мая 1947 года. Родившись в Тигранакерте под именем Бедрос Чанкалян, Джеймс (Джим) со своей семьей эмигрировал в Соединенные Штаты, окончил американскую среднюю школу, а затем поступил в военную академию, чтобы стать офицером США. Будучи уже опытным солдатом,  Чанкалян также стал известной фигурой в армянской общине Нью-Йорка. После ухода в запас, ему предложили важную должность в компании Powers & Company. Он умело выполнял работу, за которую взялся, что обеспечило ему комфортную жизнь. В 1915 году, партия Гнчак решила отправить Джима Чанкаляна со специальной миссией, сперва в Закавказье, а затем в Ван. Чанкалян с радостью принял предложение, отказавшись от своего высокого положения и удобного места в жизни. Взяв с собой группу опытных волонтеров, которые приехали из Западной Армении, он достиг Вана в назначенное время и был встречен там лидером  героической самообороны  Арменаком Егаряном. В 1917 году Чанкалян вернулся в США, полностью выполнив возложенную на него миссию. Но узнав о формировании  Армянского легиона во Франции, Чанкалян, пользовавшийся безоговорочным уважением и почтением среди американо-армянской общины и армянских политических партий, был назначен руководителем отряда, состоящего из добровольцев – армян из США, которые  должны была вступить в Армянский легион. Главной мечтой армянских солдат было формирование автономной Армении под французским мандатом. 9 июля 1917 года Чанкалян вместе с добровольцами под его руководством, взошли на борт французского корабля и направились в Марсель.

Убедившись, что план иметь Армянское государство в Киликии останется недостижимым, разочарованный Чанкалян вернулся в Соединенные Штаты, но не раньше того, как записал блестящие страницы в истории армянской освободительной борьбы и Первой мировой войны. Впоследствии, как один из ведущих деятелей Демократической партии Америки, Чанкалян объездил все города с большой армянской общиной, особенно Калифорнию, для того, чтобы организовать сбор средств в поддержку Первой Республики Армения.

И еще одна биография. Мовсес Тер-Галустян родился в аристократической армянской семье, его отец был видным и популярным писателем, активным членом различных армянских организаций. Мовсес также проявлял интерес к литературе, писал стихи. В школе любил математику и историю, однако с детства юный Мовсес мечтал лишь об одном – об освобождении своей родной земли.

30 июля 1915 года каймакам Антиоха отдал приказ о депортации мусалерцев, согласно которому жители Мусалера в течение 7 дней обязаны были покинуть деревню. Более 6000 тысяч человек приняли решение подняться на вершину Мусалера и подготовиться к вооруженному сопротивлению. Возглавил оборону самый юный фидаин – двадцатилетний Мовсес Тер-Галустян. Уже 21 июля турки решили атаковать армянские укрепления, однако были наголову разгромлены, из 200 турецких солдат выжили не более 80 человек.

Армяне сумели завладеть оружием и двумя пушками, что облегчило дальнейшую оборону. Меньше чем через три дня на подавление армян было отправлено более 3000 солдат регулярных армии. Мовсес Тер-Галустян собрал военный совет, на котором было принято, казалось бы, безумное решение: начать атаку на турок утром через лес, чтобы застать их врасплох. Утром отряд Тер-Галустяна атаковал турецкий лагерь и разгромил его, завладев турецким оружием. Оборона продолжалась вплоть до 12 сентября 1915 г., то есть пока французские корабли не вывезли державших оборону армян.

18 сентября 1918 года, у высоты Рафат-Арара, без артиллерийской подготовки батальону мусалерцев с минимальными потерями удалось сломить упорное сопротивление частей турецкой армии. После этой битвы Мовсес Тер-Галустян был возведен в чин подполковника. После окончании компании Мовсес Тер-Галустян стал единственным армянином легиона, получившим звание генерала. Однако союзники не сдержали своего обещания. Мовсес Тер-Галустян отказался от всех чинов и званий, полученных от Франции и Англии, и уехал в Сирию. В 1929 году он создает армянский центр в Дамаске, который занимался вопросами строительства армянских школ и церквей, к 1931 году армянские общины Сирии уже имел свои культурные и религиозные центры. В 1932 году Мовсес Тер-Галустян был избран в парламент, где отставил интересы армянского населения наряду с выдающимся генералом сирийской армии – Арамом Караманукяном. Тер-Галустян был членом парламента вплоть до 1936 года. Потом он уехал в Ливан и продолжил делать то, что делал в Сирии. И в Бейруте, в 1943 году  Тер-Галустян был депутатом ливанского парламента. Именно с Тер-Галустяна писал образ Габриэла Багратяна  Франц Верфель в романе «Сорок дней Муса-дага».

Примечание: В статье использованы материалы из mgfedayi.info, Armenian Global Community

Карине Тер-Саакян

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.