Нагорный Карабах: выборы во время пандемии

4 апреля, 2020 - 15:58

В последний день первого месяца весны в Республике Арцах прошли очередные президентские и парламентские выборы, Нетривиальность этого события в том, что это были уже 6-е по счёту как президентские, так и парламентские выборы в регионе неурегулированного конфликта, где противоборствующие стороны не разделяют миротворцы.

Кроме того, выборы прошли во время эпидемии COVID-19 и её активного PR-сопровождения.  Некоторые из кандидатов в президенты предложили отложить выборы не только из-за потенциальной опасности заражения и угрозы безопасности армии, но и по причине невозможности приезда в непризнанную республику полутора сотен наблюдателей почти из 40 стран, в том числе и из стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ (России, США и Франции). Как известно, руководство НКР традиционно уделяло данному вопросу повышенное внимание. И всё же в итоге выборы решили не откладывать. Что касается коронавируса, по состоянию на день голосования в Нагорном Карабахе инфицированных не выявлено. Армия, де-факто, была изолирована от гражданского населения, в то время как власти Арцаха обустроили на границе с Арменией контрольно- пропускные пункты с дежурным медицинским персоналом. На выборы были допущены лишь несколько сот наблюдателей из Армении, журналисты (всех их вынудили сдать тест на коронавирус), а также граждане, имеющие право голоса на выборах, но временно проживающие в Армении. Справедливости ради, следует отметить, что один участок был открыт в Ереване, и на нем проголосовало свыше 700 избирателей.

Сам процесс голосования был достаточно хорошо организован. Исходя из сложившейся в мире эпидемиологической обстановки, принимались впечатляющие меры предосторожности: все члены более чем 280 избирательных комиссий были в масках и медицинских перчатках. Каждый избиратель при входе на участок мог получить маску, перчатки и воспользоваться антисептическим раствором.

Уровень конкуренции на выборах был, без преувеличения, запредельный. В борьбе за президентский мандат участвовали 14 кандидатов, а за 33 места в парламенте соревновались 10 партий и два избирательных блока (выборы в парламент проходили только по пропорциональной системе). В центре участников выборной кампании были социально-экономическая ситуация и перспективы развития страны; вопросы социальной справедливости; безопасность и возможные системные изменения; политическое будущее страны, переговорный процесс, отношения с официальным Ереваном (с новой властью в Армении, которую впервые с 1998 года не возглавляют  выходцы из Нагорного Карабаха) и пр.

Согласно конституционным изменениям, одобренным в феврале 2017 года, НКР является президентской республикой,  т.е. главой правительства является не премьер-министр (должность упразднена), а президент, так что стремление различных политических сил завоевать этот главный политический трофей – вполне естественно. Кандидаты давали множество обещаний, от дельных и вполне реализуемых до совершенно экзотических. Так, один их кандидатов в президенты заявил, что организует в Карабахе… первоклассный пляж.

Отметим также, что впервые за долгие годы, официальный Ереван никоим образом не обозначил прямо своих предпочтений в этой борьбе, так или иначе отвергая только лишь бывшего секретаря Совета национальной безопасности НКР, генерал-майора, героя войны 1990-х годов Виталия Баласаняна. В 2012 году он уже участвовал в президентских выборах, набрав треть голосов избирателей и заняв второе место. В течение длительного времени Баласанян резко критиковал действующего главы правительства Армении Никола Пашиняна, обвиняя его в пораженчестве, в намерении «сдать земли» (речь идет о территориях т.н. называемого пояса безопасности за пределами границ бывшей Нагорно-Карабахской области Азербайджанской ССР) и пр. Также Баласанян пользовался поддержкой экс-президента Армении Роберта Кочаряна (1998-2008 гг.), находящегося сейчас под судом и под стражей.

Некоторые из армянских изданий и представителей экспертного сообщества, близких к окружению второго президента, пытались представить дело так, что якобы Баласанян является именно тем кандидатом на пост президента НКР, на которого делает ставку Москва. В действительности, сколь-либо достоверная информация о возможных предпочтениях российской стороны среди многочисленных кандидатов в карабахские президенты отсутствует.

Вместе с тем, поговаривают, что в команде Баласаняна работали московские политтехнологи с неясными источниками финансирования. И вполне возможно, что именно они и предложили сделать в его предвыборной кампании ставку на образ героя войны, жесткого и непримиримого к возможным уступкам и компромиссам Баку в рамках урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Однако избирателей больше интересовали социально-экономические вопросы (прежде всего, возможность открытия рабочих мест с относительно высокой заработной платой). Жёсткая риторика Баласаняна в адрес нынешних властей Армении, которую он всё же несколько смягчил, также не произвела на избирателей должного впечатления. Как результат – почётное третье место, депутатский мандат и небольшая парламентская фракция.

Другим ключевым кандидатом, борющимся за президентский мандат, стал экс-премьер – министр страны Араик Арутюнян (2007-2017 гг.), возглавляющий партию «Свободная Родина»,  составляющую вместе с партией «Единый гражданский альянс» один избирательный блок. Доминирующее положение в блоке, понятное дело, занимает партия Арутюняна, который изначально считался одним из основных претендентов на победу как самый «ресурсный» кандидат. Осенью прошлого года его партия уверенно выиграла выборы в органы местного самоуправления, взяв по республике более 70 % мест.

Де-факто, экс-премьер вёл предвыборную кампанию в течение последних 15 месяцев. Арутюнян считается кандидатом уходящей «партии власти» во главе с президентом Бако Саакяном, соответственно на его стороне был административный ресурс. Средства массовой информации в Ереване, близкие к политической команде экс-президента Сержа Саргсяна, также оказывали Арутюняну информационную поддержку. В отличие от Баласаняна, он не пошёл на конфронтацию с властями в Ереване, скорее наоборот – сделал все возможное, чтобы убедить их в своей лояльности и готовности к сотрудничеству в будущем.

Третьим основным кандидатом был глава МИД НКР Масис Маилян, для которого эти выборы – вторые (в 2007 году он занял второе место, набрав около 12 % голосов). Против него была развязана масштабная информационная кампания с упоминанием фигуры Дж. Сороса и его фонда. В ряде армянских СМИ некоторыми доморощенными экспертами М. Маилян характеризовался как «прозападный кандидат», дистанцирующийся от контактов с российской стороной, да ещё якобы не въездной в Россию на 5 лет. Интересно, что до выдвижения его кандидатуры, подобных обвинений в адрес министра иностранных дел не было. Неоднократные публичные опровержения со стороны Маиляна авторов сомнительных публикаций не останавливали.

Кандидатуру Маиляна, во многом неожиданно, поддержал бывший командующий Армией Обороны НКР (1993-1999 гг.), герой войны (1991-1994 гг.) Самвел Бабаян, что, по мнению наблюдателей, стало важным подспорьем для выхода Маиляна во второй тур. Глава МИД НКР хорошо владеет проблематикой урегулирования нагорно-карабахского конфликта (в частности, он является автором  сборника «Карабахский мирный процесс. Взгляд из Арцаха»), а в ходе предвыборной кампании предложил для республики программу перемен. Можно также констатировать, что Маилян, как и Арутюнян, является кандидатом, не склонным к конфронтации с официальным  Ереваном.

По итогам голосования выяснилось, что активность избирателей, несмотря на не самую благоприятную с эпидемиологической точки зрения обстановку, была достаточно высокой. В выборах приняли участие 76 712 человек (73,5%).  Голоса между тремя основными кандидатами распределились в процентном отношении следующим образом: Араик Арутюнян – 49,26 % (36076 голосов), Масис Маилян – 26,4% (19360 голосов) и Виталий Баласанян – 14,7% (10755 голосов).

Бросается в глаза, что Арутюняну до победы в первом туре не хватило совсем чуть-чуть. Очевидно, что перед вторым туром он является несомненным фаворитом. Однако мы бы не стали утверждать, что шансы Маиляна ничтожны. При должной мобилизации имеющихся ресурсов, соответствующей активности, поддержке выбывших из борьбы кандидатов он может повысить свои шансы.

Однако если даже предположить успех Маиляна во втором туре, ему придется осуществлять свою власть в режиме политической «коабитации» с Арутюняном, т.к.  избирательный блок экс-премьера «Свободная Родина»/  «Единый гражданский альянс» выиграл парламентские выборы, набрав  40,4% голосов избирателей. В Национальном Собрании новой легислатуры он будет иметь 16 мандатов. При проведении своей политики, президент, не имеющий должного уровня поддержки парламента, будет вынужден сотрудничать с лидером парламентского большинства.

Иные политические силы, прошедшие в парламент: партия «Единая Родина» – 23,63% (за ней маячит фигура Самвела Бабаяна) получит 9 мандатов,  партия «Справедливость» – 7,9% (Виталий Баласанян) получит 3 мандата, АРФ – Дашнакцутюн - 6,4% (3 мандата) и Демократическая партия Арцаха – 5,81% (2 мандата). Весьма вероятно, что последняя будет тесно сотрудничать с победившим блоком, т.к. сотрудничала с ним с 2007 года.

Если же втором туре победу одержит Арутюнян, то он будет контролировать законодательную и исполнительную ветвь власти, получив возможность исполнять свои многочисленные предвыборные обещания.

Такова диспозиция политических сил после первого тура и перед вторым. Второй тур пройдет 14 апреля и маловероятно, что к этому времени эпидемиологическая обстановка существенно изменится.

Армения официально приветствовала выборы в НКР.  МИД Армении отметил, что будущие власти Карабаха, которые в результате парламентских выборов уже получили, а по итогам второго тура президентских выборов получат мандат от народа, несут особую ответственность и роль в процессе мирного урегулирования карабахского конфликта. Естественно, что ЕС, Турция и тем более Азербайджан не признают эти выборы. Сопредседатели Минской группы ОБСЕ выступили с традиционным заявлением, в котором «приняли к сведению так называемые «всеобщие выборы», первый тур которых состоялся 31 марта». Игорь Попов (Россия), Стефан Висконти (Франция) и Эндрю Шофер (США) отметили, что в контексте всеобъемлющего урегулирования нагорно-карабахского конфликта они признают роль населения Карабаха в вопросе определения своего будущего в соответствии с принципами и элементами, содержащимися в заявлении сопредседателей от 9 марта.

Несмотря на важность внешнеполитической повестки и вопросов безопасности, следует подчеркнуть наличие в НКР собственной внутриполитической повестки, привязанной к вопросам, безопасности (здесь различия в позиции кандидатов минимальны), социально-экономической проблематике и пр. Разумеется, в Ереване с интересом ожидают второго тура выборов, полагая, что дальнейшее развитие выборной демократии в НКР также важно с точки зрения справедливого урегулирования нагорно-карабахского конфликта и обеспечения безопасности и стабильности во всем регионе бывшего советского Закавказья.

Давид Петросян, независимый журналист

2 апреля 2020 года

Фото: blognews

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.