Саркис Овсепян: «Душой я постоянно с зенитовскими болельщиками!»

28 мая, 2020 - 19:25

Обладатель Кубка России, серебряный и бронзовый призер чемпионата страны в составе «Зенита», бывший главный тренер сборной Армении Саркис Овсепян в интервью «ПД» рассказал о зенитовском этапе карьеры.

– Какая сейчас обстановка в Армении?

– Думаю, так же, как и во всем мире: люди ходят в масках, избегают лишних контактов, дистанцируются друг от друга, в гости не ходят. Кто-то верит в угрозу, кто-то – нет, но в основном относятся с пониманием. В Ереване очень красиво, все зеленое, но на улицах пусто. Мы привыкли, что в городе много людей, открыты кафе, люди улыбаются, но сейчас все по-другому. Непривычно.

– Вы лично как себя чувствуете?

– Спасибо, все нормально, слежу за футболом. Чемпионат Армении возобновился на прошлой неделе. Без болельщиков на трибунах футбол не смотрится, но такова необходимость. Матчи показывают только по телевидению, видно, что команды не вполне готовы, потому что за 15 дней сложно набрать форму.

– С командой «Пюник», в котором вы закончили карьеру игрока и возглавляли до 2016 года, сейчас работает ваш бывший одноклубник Роман Березовский, а за команду играет воспитанник петербургского футбола Артем Симонян. Следите за своим бывшим клубом?

– «Пюник» – моя родная команда, с которой я связан с первых дней ее основания. Раньше клуб назывался «Оменентмен», а нынешнее название получил в 1995 году. Понимаю, что сейчас трудные времена, но я не могу оставаться в стороне.

– Что, на ваш взгляд, ждет болельщиков при возобновлении чемпионата России?

– На примере чемпионата Армении заметно, что в сложившихся условиях нормально подготовиться к возобновлению сезона очень трудно, поэтому надо быть готовым к футболу не самого высокого качества. Будет такой полуфабрикат. Понимать это должны все: болельщики, тренеры, руководители. Однако чемпионат все равно надо заканчивать, на полпути не остановишься.

– Вас всегда тепло вспоминают болельщики «Зенита». Убежден, эта любовь взаимна.

– В «Зените» у меня было очень много хорошего: Кубок России, третье и второе место. Классные ребята, замечательные тренеры, великолепные болельщики – мне по-настоящему повезло! Я искренне благодарен поверившему в меня Анатолию Федоровичу Бышовцу. Когда приходишь в команду, сложно сразу показать все свое мастерство, но хороший тренер всегда разглядит изюминку игрока. Федорович был именно таким. На первых порах я сам прекрасно понимал, что не полностью раскрылся в «Зените», но Бышовец поддерживал меня, давал время на адаптацию. Вы не поверите, но с первых дней в «Зените» было легко: меня тепло приняли, в команде была великолепная атмосфера. Именно Федорович создавал такую ауру, чтобы вновь пришедшие футболисты чувствовали себя в «Зените» как дома. Мы не могли разочаровать тренера, были благодарны ему за внимание и доверие, по максимуму выкладывались в каждой тренировке и каждой игре. Помню, с поля буквально уползали, поскольку вообще не оставалось сил! Но мы знали, ради чего трудимся, за какой клуб и город играем. У «Зенита» великая история, замечательные болельщики, которые летом и зимой приходили на «Петровский» и ездили за нами на выезды. Как можно было плохо играть при такой поддержке?

– В 1999 году «Зенит» завоевал Кубок России. Это была очень важная победа для нашего города.

– Да, перед игрой мы знали, что последний раз «Зенит» выигрывал Кубок в 1944 году. Когда все время побеждаешь, испытываешь немного другие эмоции, нежели после победы, которую в Петербурге ждали 55 лет. Для нас большая честь войти в историю петербургского футбола. Помню, как встречали «Зенит» на Невском проспекте и на Дворцовой. «Зенит» вообще искренне любили в Петербурге: нам говорили теплые слова даже тогда, когда мы проигрывали – мол, ничего страшного, мы верим, что вы победите в следующей игре. В этом отношении Питер ни с кем не сравнится.

– Ждали вас в прошлом году на праздновании 20-летия завоевания Кубка!

– Очень хотел приехать, но, увы, не позволили дела. Однако душой и в те дни, и сейчас я постоянно с вами. Поддерживаю связь с Денисом Угаровым, получаю весточки от знакомых. Словом, в курсе, что происходит у вас.

– С Юрием Андреевичем Морозовым у вас тоже были теплые отношения?

– Если честно, в начале не очень! И это нормально – игроку и тренеру всегда необходима притирка. Но потом, видимо, Юрий Андреевич тоже почувствовал, что для меня футбол был и остается на первом месте. Мы начали понимать друг друга, он стал доверять мне. Бронзовые медали 2001 года стали для нас большим успехом. Основу команды составляли молодые питерские ребята. Да, тогда Юрий Андреевич мог что-то нам громко сказать, но мы всегда воспринимали его критику, потому что она была абсолютно по делу. Морозов никогда никого не обижал, и, повторюсь, если и общался на повышенных тонах, то всегда к месту. Тогда же никто не верил, что «Зенит» способен замахнуться на бронзу, да что греха таить, даже мы в этом сомневались! Но Юрий Андреевич вселял в нас уверенность в своих силах, а победы доказывали, что мы не зря так много работаем на тренировках.

– Главное разочарование эпохи Морозова лично для меня не столько поражение в финале Кубка России 2002 года от ЦСКА, сколько неудача в финале Кубка Интертото с испанской «Сельтой». Ваше мнение?

– О, это очень обидное поражение! Мы выигрывали 2:0, выглядели очень хорошо, но… Голы, которые нам забивали, мы могли не пропускать. Помню, незадолго до конца встречи отличился Карпин, потом «Сельта» сравняла счет… Что поделать, это футбол, его и любят за непредсказуемость.

– Можете рассказать правду о своем уходе из «Зенита» в 2003 году? Почему у вас не сложились отношения с Властимилом Петржелой?

– Честно говоря, чисто по-человечески я его так и не понял. Вначале Петржела буквально молился на меня: «О, Саркис, ты мой самый лучший игрок!» И вдруг в его отношении ко мне что-то поменялось. Возможно, он захотел привезти другого футболиста на мою позицию, может быть, его перестала устраивать моя игра. Не знаю. В моей работе ничего не поменялось, я как выкладывался, так и продолжал на тренировках, однако Петржела без объяснений причин перестал ставить меня в состав. А самое обидное, что он мне ничего толком не объяснил. У нас состоялся разговор, но он был неприятный, неконструктивный, для меня абсолютно не прояснил ситуации. Да вы знаете, я и не хотел вникать глубоко: не подошел тренеру, ушел и ушел, такова футбольная жизнь. Осадок остался только из-за того, что расставание прошло плохо. Петржела, на мой взгляд, мог прямо сказать, что его не устраивало в отношении человека, который, мне кажется, немало сделал для «Зенита». Игроки всегда уважают честный, пусть даже и нелицеприятный диалог, тренер должен объяснить свое решение, а тут... 

Мне было очень грустно уходить из «Зенита». Я полюбил город, команду, думал, поиграю еще пару лет, а получилось, что уехал из Петербурга, когда мне было всего 30. В «Зените» было очень много хороших моментов, оставлено много сил, заслужена любовь болельщиков, выигран Кубок и медали. Повторюсь, я не хотел уходить, еще раз подчеркну: можно не вписываться в схему нового главного тренера, не устраивать его отношением к делу, но наставник обязан найти правильные слова и объяснить мотивы своих решений. А просто так взять и вышвырнуть – это некрасиво.

Петржелу спрашивали, почему он отчисляет Овсепяна, и, насколько я знаю, он так и не смог прояснить ситуацию. Но вы знаете, никаких обид у меня не осталось. Мне было приятно играть за «Зенит», я знал, что болельщики ценят мою любовь к клубу и самоотдачу на поле. Можно не быть суперталантливым, не обладать техникой Месси, но если ты выкладываешься в каждом игровом эпизоде, отдаешь своему клубу всю душу и здоровье, люди это оценят. Я старался играть именно так.

– Вы закончили карьеру в 41 год в «Пюнике». Анатолий Викторович Давыдов играл до 44 лет. Не рано ли повесили бутсы на гвоздь?

– Нет! Конечно, можно было еще поиграть, но в Армении я выиграл все, что можно, стимула продолжать карьеру у меня не было. В сборной тоже надо было уступать место молодым, так что все было сделано вовремя.

– Что сейчас происходит со сборной Армении? Почему команде, в которой главным тренером работали и вы, раз за разом не удается преодолеть квалификацию чемпионатов мира и Европы?

– У нас происходит смена поколений – ушел Юра Мовсисян, другие известные футболисты. К сожалению, сейчас в Армении нет футболистов, способных выполнить такую задачу. Согласитесь, в России тоже были периоды, когда в сборной не было игроков, которые могли бы выиграть отборочный цикл. Поэтому какой бы тренер ни работал с командой, без игроков должного уровня ничего не добиться. Вы же не выиграете «Формулу-1» на «жигулях», верно? К тому же надо воспитать не одного игрока экстракласса, как Генрих Мхитарян, а целое поколение. А как этого добиться, если в чемпионате Армении выступает столько легионеров? Мне кажется, в этом отношении наши проблемы похожи, в России и в Армении мало доверия молодым игрокам. Раньше у нас было очень много талантливых игроков, сейчас же смотришь команду «Лори» и ловишь себя на мысли, что присутствуешь на чемпионате Африки. Но, надеюсь, когда-нибудь мы обязательно преодолеем отборочный барьер. Я верю в сборную своей страны!

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.