ГЕНЕРАЛ МЕХМАНДАРОВ ОБ АРМИИ НОВОСОЗДАННОГО АЗЕРБАЙДЖАНА

8 июня, 2020 - 08:56

Из воспоминаний Бориса Байкова, деятеля русского Национального Совета Баку в 1918-19 гг.

На мѣсто ушедшихъ изъ Баку англійскихъ войскъ въ него стали вступать новь сформированныя Азербайджанскія части; если не обманываетъ меня память, пришли въ Баку одинъ пѣхотный полкъ, двѣ конныя сотни и 4-хъ орудійная батарея. Войска эти, дефилировавшія по городу съ хоромъ музыки, производили довольно комичное впечатлѣніе: солдаты были разныхъ возрастовъ отъ малъчишекъ до глубокихъ стариковъ, плохо одѣтые и еще хуже обутые, безъ всякой военной выправки, они даже и шли не въ ногу; кавалерія на плохенькихъ, не убранныхъ лошадяхъ и также плохо одѣтая и не съѣзженная. Внѣшній видъ этихъ войскъ даже на татаръ производилъ крайне невыгодное впечатлѣніе.

Газеты были полны воинственныхъ выкриковъ, и тонъ ихъ былъ опредѣленно-шовинистическій и явно-угрожающій по адресу сосѣдей.


Къ тому же времени относится и прибытіе въ Баку представителей Горскаго Правительства Дагестана: Тапы Чермоева, Коцева, Ах. Цаликова, А. Кантеміра (Кантемирова) и др. Господа эти, сами себя выбравшіе и создавшіе государственную власть отъ имени не существовавшаго государства Горской республики и вынужденные, вслѣдствіе враждебнаго настроенія къ нимъ народныхъ массъ, покинуть предѣлы Дагестана и территорію Горскихъ народностей, вступили въ соглашеніе съ Правительствомъ Азербайджана, ведя опредѣленную агрессивную политику противъ Добровольческой арміи. Азербайджанское правительство выдавало имъ деньги и на агитацію, и на ихъ собственное существованіе, а Азербайджанскій Парламент ассигновалъ кредиты на созданіе Горскихъ добровольческихъ отрядовъ, которые должны были вступить въ борьбу съ арміями А. И. Деникина.

Намѣчавшаяся со стороны Азербайджана враждебность по отношенію къ задачамъ Добровольческаго командованія и склонность его къ включенію Дагестана въ свою орбиту и рождавшаяся отсюда опасность для ближайшаго къ Закавказью тыла Добровольческой арміи была парализована распоряженіями союзниковъ о томъ, что границей Азербайджана на сѣверѣ является рѣка Самуръ, за которой начиналась уже зона вліянія Добровольческой арміи и такимъ образомъ г. г. Дербентъ и Петровскъ-Дагестанскій со всей прибрежной полосой Каспійскаго моря отошли къ Добровольческой арміи, что для послѣдней составляло не маловажную услугу, такъ какъ Петровскъ являлся базой для возрождавшагося Добровольческаго флота, который долженъ былъ сыграть не послѣднюю роль въ дѣлѣ предполагавшагося овладѣнія Астраханью и въ борьбѣ съ большевиками.

Тотъ имперіализмъ, который является отличительной чертой внѣшней политики всѣхъ государственныхъ новообразованій, возникшихъ на пространствѣ бывшей могущественной Россіи, толкнувшій Грузію на овладѣніе Самурзаканью и Абхазіей съ г. г. Сухумомъ и Сочи, несмотря на то, что ни въ прошломъ, ни въ настоящемъ народъ Грузіи не имѣлъ тамъ никакихъ интересовъ и грузины составляли тамъ лишь незначительное меньшинство, толкнулъ и Азербайджанъ на предъявленіе Грузіи требованія о включеніи въ территорію Азербайджана Закатальскаго округа, на который Азербайджанъ не имѣлъ положительно никакихъ правъ: Закатальскій округъ, расположенный на южномъ склонѣ Главнаго Кавказскаго хребта, населенный лезгинами, издавна въ административномъ отношеніи былъ присоединенъ къ Тифлисской губерніи, составляя тѣмъ не менѣе отдѣльную ея часть, находившуюся въ административномъ отношеніи въ подчиненіи Главнаго Кавказскаго военнаго командованія; такимъ образомъ, Закатальскій округъ не входилъ ни въ составъ Дагестана, ни въ составъ Грузіи; тѣмъ менѣе было основаній считать его частью никогда не существовавшаго исторически Азербайджана.

Притязанія Азербайджана на Закатальскій округъ покоились съ одной стороны, на томъ, что населеніе его составляли, главнымъ образомъ, мусульмане и, съ другой стороны, что это населеніе были лезгины, то есть, одна изъ народностей, населявшихъ Дагестанъ.

На примѣрѣ притязаній Азербайджана на Закатальскій округъ наглядно вырисовывается то вліяніе, которое играла Турція въ политикѣ Азербайджана. Турція опредѣленно толкала Азербайджанъ не только на полное отдѣленіе отъ Россіи, но и на выполненіе болѣе широкаго плана централизаціи всѣхъ окраинъ, населенныхъ мусульманами, въ одно государственное тѣло, обособленное отъ Россіи и союзное съ Турціей.

Притязанія Азербайджана на Закатальскій округъ привели къ обостренію отношеній съ Грузіей. Началась таможенная война, крайне тягостная для бѣдной во всѣхъ отношеніяхъ Грузіи, вынужденной ввозить къ себѣ чуть ли не всѣ предметы первой необходимости и, въ первую голову, Бакинскую нефть и керосинъ, и хлѣбъ съ Сѣвернаго Кавказа, шедшій черезъ Баку.

Къ границамъ Грузіи начала стягиваться Азербайджанская армія. Газеты подняли ожесточенную травлю на все грузинское и со дня на день ожидался отъѣздъ изъ Баку грузинской миссіи. Война была неизбѣжна, и лишь вмѣшательство Союзниковъ этому помѣшало, и пылъ воинственно настроенныхъ Азербайджанцевъ былъ ими въ должной мѣрѣ охлажденъ.

Въ то же время внутреннія дѣла Азербайджана съ каждымъ днемъ шли все хуже и хуже.

Страшное взяточничество было развито во всѣхъ учрежденіяхъ, какъ мѣстныхъ, такъ и центральныхъ правительственныхъ органовъ. За опредѣленную плату тому или другому всесильному чиновнику, вплоть до министра, можно было добиться всего, несмотря на тѣ или другія существовавшія запрещенія. Всякій дорвавшійся до власти, чувствуя опредѣленно всю эфемерность новаго строя и его недолговѣчность, торопился воспользоваться своимъ положеніемъ для того, чтобы навороваться и какъ можно скорѣе разбогатѣть.

Насколько вообще Азербайджанъ былъ бѣденъ людьми, видно изъ того, что въ этомъ кабинетѣ игралъ яркую роль сначала въ качествѣ министра труда, а впослѣдствіи министра юстиціи нѣкто Сафикюрдскій, бездарнѣйшій изъ помощниковъ присяжнаго повѣреннаго въ г. Елизаветполѣ, типичнѣйшій демагогъ изъ мартовскихъ соціалистовъ. — Наиболѣе отвѣтственную работу во всѣхъ законодательныхъ работахъ Азербайджанскаго Парламента несъ Бакинскій присяжный повѣренный С. А. Вонсовичъ, полякъ, представитель одного изъ національныхъ меньшинствъ, именно польскаго.

Своихъ мало-мальски грамотныхъ людей среди татаръ Азербайджана не было, если не считать ген. отъ артиллеріи (русской службы) Мехмандарова, военнаго министра. Однако, популярность Мехмандарова въ значительной степени упала послѣ его заявленій въ Парламентѣ о томъ, что вся Азербайджанская армія, числившаяся въ составѣ до 50.000 человѣкъ, не выдержитъ натиска не то что одного русскаго пѣхотнаго полка, но даже одной конной части — казачьяго полка, напримѣръ; Мехмандаровъ доказывалъ Парламенту, что созданіе арміи требуетъ долголѣтней работы, а боевыя ея качества создаются лишь въ результатѣ ряда войнъ, да и то побѣдоносныхъ. И, потому, Мехмандаровъ не рекомендовалъ Азербайджану задираться съ Добровольческой арміей, которая, какъ и всякая другая русская военная сила, могла прекратитъ независимость Азербайджана въ томъ моментъ, когда этого захочетъ или признаетъ нужнымъ.

Будучи націоналистомъ и любя свой народъ, Мехмандаровъ тѣмъ не менѣе рекомендовалъ оріентироватся на Россію, а не на Турцію, дни которой, по его мнѣнію, были сочтены; не придавалъ онъ большого значенія и признанію Азербайджана de jure даже и со стороны союзниковъ, указывая, что это признаніе нуждается главнѣйше въ санкціи со стороны будущей Россіи.

Повальное дезертирство, царствовавшее въ рядахъ вновь формируемой Азербайджанской арміи, доходило до такихъ размѣровъ, что изъ частей, введенныхъ въ Баку, въ теченіе мѣсяца не осталось на лицо и 10% состава; дезертиры уносили съ собою обмундированіе и вооруженіе. Понадобилось создать военно-судебную часть и для этой цѣли Мехмандаровымъ были приглашены русскіе военные юристы, оставшіеся не у дѣлъ, а законы примѣнялись, за отсутствіемъ своихъ (таковыхъ не было), русскіе (XXII и XXIV книги Св. Военныхъ Постановленій).

Невозможность создать наново все свое и необходимость прибѣгать къ прежнимъ русскимъ образцамъ, будь то порядки, навыки, правила или законы; отсутствіе нужныхъ кадровъ подготовленныхъ для государственной или административной работы людей и неизбѣжность, въ силу этого, прибѣгать къ работѣ бывшихъ прежде на россійской службѣ чиновниковъ и служебныхъ спеціалистовъ — приводили къ тому, что цѣлыя учрежденія (напримѣръ, Рыбное Управленіе, Контрольная и Казенная Палаты) были возстановлены цѣликомъ, въ прежнемъ ихъ составѣ, а многія другія были въ большинствѣ заполнены русскими чиновниками. При этомъ татары говорили намъ, русскимъ, что они очень насъ любятъ и не только не дѣлаютъ никакой разницы между своими и русскими, но даже предпочитаютъ русскихъ своимъ, а потому-де намъ, русскимъ, нечего тревожиться за свою судьбу.

Об авторе: Байков Борис Львович, окончил Училище правоведения (1889). Присяжный поверенный. В Вооруженных силах Юга России; в 1918—1919 гг. деятель Русского Национального Совета в Баку, в 1919 —1920 гг. в Осваге. В эмиграции. Умер до 1967 г.

Впервые опубликовано: Архив русской революции. Т. 9. Берлин, 1923.

Архив Русской революции. TERRA-Политиздат. Т. 9-10. Москва. 1991,

http://www.miacum.ru/docs/baikov/#g14

Подготовил Александр АНДРЕАСЯН

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.