Спасение лидеров «Большой Тройки» в Тегеране: Кто такой Мамедгусейн Асадов?

22 июня, 2020 - 21:50

Азербайджанская пропаганда, в запоздалой попытке скрыть непредусмотрительную пассивность АзССР в годы Великой Отечественной войны, приписывает себе небывалые заслуги.

Каждая советская республика, в той или ной степени принимала участие в этой всенародной войне. Кто больше, кто меньше — не суть, здесь важен факт участия, а не количественное проявление вклада. И только Азербайджан, стремясь заскочить в уходящий поезд, пытается посчитать сколько же они «вложили» и совершенно не аргументированно обосновать, что эти «многие вклады» беспрецедентны и без них победа не состоялась бы.

Причем, в ход идут абсолютно все средства и методы: фальсификация и приписки списков участников и героев войны, новоявленные партизаны и разведчики, у которых «низовые, рядовые» армяне украли заслуги, переоценка собственной исключительности, без оглядки на реально существующее положение вещей и возможность проверки, присваивание чужих заслуг и так далее.

В числе прочего ревизия коснулась сферы, которая до определенного времени оставалась вне сферы интересов азербайджанских пропагандистов — разведки.

Согласно мнению ряда военных историков, Вторая Мировая Война была преимущественно войной разведок, и во многом, поражение нацистской Германии было обусловлено недостаточным вниманием к этому вопросу и его недооценкой.

Советский Союз же придавал этому огромное значение и, несмотря на тотальные чистки и обескровливание разведывательных органов и репрессий 30−40-х годов, дал миру целую плеяду гениев разведки. Но здесь Азербайджану похвастать, увы, нечем. Если не считать уроженца Баку немца Рихарда Зорге, которого частенько в тех или иных публикациях причисляют к великим азербайджанцам-героям.

Понимая, насколько нелепо выглядит словосочетание «великий азербайджанец Рихард Зорге», азербайджанской пропаганде следовало во что бы то ни стало найти героя-разведчика «этнического азербайджанца».

Вот уже много лет в информационном поле Азербайджана гуляет история о «подвиге азербайджанского разведчика и крахе еще одной армянской лжи»[1]. Кричащий заголовок 2015 года предполагал, что за заголовком последуют революционные открытия доселе неизвестных страниц истории войны, новые имена, свидетельства, аргументы, которые, почему нет, вгонят последний гвоздь в гроб «армянской лжи». Но годы идут, а текст безо всяких изменений повторяется из года в год, кочует с ресурса на ресурс, не меняясь и не обогащаясь новой информацией.

Так, после штампованных дифирамбов самое себе, следует рассказ о герое-разведчике Мамедгусейне Асадове из торгового представительства СССР в Иране и его исключительном вкладе в дело спасения Большой Тройки в Тегеране в 1943 году. На протяжении всей публикации у читателя формируется впечатление, что если бы не М. Асадов, то операция «Длинный прыжок» — инициированный Кальтенбруннером заговор по убийству лидеров СССР, США и Великобритании — имела бы иной исход.

Что ж, вероятно, так оно и было. Учитывая, что все архивные дела, касающиеся «Тегеранского досье», давно рассекречены и находятся в открытом доступе, то перепроверить хронологию «краха армянской лжи» не представит труда.

Для начала следует дать действительный ответ на вопрос, которым задается азербайджанская пресса: «Кем же был Мамедгусейн Асадов»?

Согласно бакинской интерпретации: «Когда Мамедгусейну Асадову исполнилось 19 лет, он начал службу в одной из частей особого назначения Красной армии. После начала Великой Отечественной войны Главное разведуправление командировало Асадова в Иран, так как он отлично владел оперативной обстановкой, хорошо знал несколько иностранных языков и располагал широкими разведывательными возможностями. В 1942—1947 годах Мамедгусейн Асадов занимал пост руководителя торгпредства СССР в Иране»[2].

К слову сказать, части особого назначения Красной Армии — это «коммунистические дружины», «военно-партийные отряды», создававшиеся при партийных ячейках различного уровня для оказания помощи органам Советской власти по борьбе с контрреволюцией. Инициатива подразумевала появление у большевиков собственной вооруженной силы для выполнения любых заданий партии, в том числе на таких направлениях, где военнослужащие Красной армии могли испытывать сомнения — например, по поводу моральной подоплеки дела. Части особого назначения широко использовались во время Гражданской войны и далее в 1920-х годах для силовой поддержки продотрядов в период продразверстки, подавления крестьянских восстаний и выступлений в регулярных войсках[3].

Между тем, официальная и документально подтверждаемая биография Асадова начинается с 1936 года. Согласно базе данных «Кадрового состава органов государственной безопасности СССР. 1935−1939»[4] Асадов Мамед Гусейн Худад оглы действительно служил в рядах НКВД ЗСФСР (до 1936 года) и оперуполномоченным 3 отдела УГБ НКВД Азербайджанской ССР (до 1938 года). 28 декабря 1938 года согласно Приказу НКВД СССР № 1296 от 28.05.1938 г. М. Х. Асадов в звании старшего лейтенанта был уволен вовсе c исключением с учета согласно ст. 38 п. «в» «Положения о прохождении службы начсоставом ГУГБ НКВД»[5].

Пункт «в» статьи 38 «Положения о прохождении службы начальствующим составом Главного управления государственной безопасности Народного Комиссариата Внутренних Дел Союза ССР», в частности, гласит: «Кроме того, в отдельных случаях причинами увольнения могут быть: <> в) невозможность использования на работе в Главном управлении государственной безопасности»[6].

Отдельно отметим, награды, которых удостоился Мамедгусейн Асадов: знак «Почетный работник ВЧК-ОГПУ (XV)» (1937), «Орден Красного Знамени (планка)» (1945), «Орден Ленина» (1945).

На этом официальная биография бывшего разведчика заканчивается и с 1942 года начинается интерпретированная бакинской пропагандой жизнь Мамедгусейна Асадова.

Чем он занимался с 1938 по 1942 год не известно. Известно, что репрессирован он не был, поскольку его нет ни в одной из баз данных по репрессированным гражданам и военнослужащим СССР и АзССР.

Нет никаких сведений об М. Асадове и в 980-страничном справочнике Н. В. Петрова «Кто руководил органами госбезопасности, 1941 — 1954», в котором представлена наиболее полная информация в интересующий нас период с февраля 1941 г. по март 1954 г. о кадровом составе органов госбезопасности СССР и краткие биографии и послужные списки руководителей, в том числе резидентов, работавших в торгпредствах СССР.[7] Трудно представить, что в справочнике, где рассказывается о рядовых сотрудниках торговых представительств СССР А. М. Короткове, И. И. Агаянце, П. Н. Игнатове, которые на самом деле были руководителями нелегальных резидентур, не нашлось места для руководителя торгпредства СССР в Иране, ключевой на тот момент страны — через Иран шел Ленд-лиз и именно Иран являлся ключевым узлом связи между Союзниками и ареной борьбы разведок мира.

Теперь об операции по предотвращению террористического акта «Длинный прыжок» в Тегеране и его участниках. Азербайджанская версия гласит: «Накануне Тегеранской конференции Асадов получил информацию о подготовке немецкой разведкой покушения на глав СССР, США и Великобритании».

Трудно сказать, что означает в понимании Баку «накануне» и сколько понадобилось времени М. Асадову организовать спасение лидеров «Большой Тройки», но официально признанная история, со ссылкой на очевидцев, участников и архивную переписку выглядит совершенно иначе.

Согласно официальной историографии, за несколько месяцев до Тегеранской Конференции весной 1943 года из украинского города Ровно, назначенного германским командованием столицей оккупированной Украины, ставка получила радиограмму о том, что «немцы что-то планируют в Иране». Автором радиограммы был советский разведчик Николай Кузнецов из партизанского отряда «Победители», внедренный в тыл врага под именем лейтенанта интендантской службы Пауля Вильгельма Зиберта.

Пути получения этих сведений в различных источниках описываются по-разному. Согласно книге Д. Медведева «Сильные духом», об этом Зиберту-Кузнецову сообщил его друг и коллега штурмбаннфюрер СС Ханс Ульрих фон Ортель.[8] По другим источникам — информация была получена от связной Кузнецова Майи Микоте, которая, в свою очередь, получила ее от своего любовника, штурмбаннфюрера СС Ханса Ульриха фон Ортеля[9]. Случайно оброненная Ортелем фраза Майе Микоте «скоро привезу тебе в подарок сувенир из Ирана» навела на мысль, о том, что-то в Иране намечается какая-то акция. Совершенно не подозревая о планируемой осенью конференции, свои подозрения он передал в Москву, где поняли, что имела место утечка и немцы осведомлены о тайных приготовлениях к конференции. По третьим — задолжав Кузнецову, офицер немецкой спецслужбы Остер предложил расплатиться с ним иранскими коврами, которые собирался привезти в Винницу из деловой поездки в Тегеран. Это сообщение, немедленно переданное в Москву, совпало с информацией из других источников и помогло предотвратить акции в Тегеране против «Большой тройки».[10]

Все варианты пересказа этой истории и последующие книги, интервью, воспоминания, мифы и пропаганда были привязаны к имени разведчика Николая Кузнецова и отряда «Патриоты», возглавляемого Дмитрием Медведевым.

Но самое интересное то, что некоторые источники, утверждают, что никакой операции по ликвидации «Большой тройки» не планировалось. Это утверждение базируется на последнем интервью Юлиану Семенову самого Отто Скорцени. И вся эта операция по легендированию покушения, по мнению сына Лаврентия Берии Серго, работавшего на конференции в качестве специалиста по радиосвязи, была задумана всего лишь для того, чтобы «чтобы президент США Т. Рузвельт согласился переехать в целях безопасности в советское посольство»[11], а на самом деле, чтобы иметь возможность прослушивать его.

Как бы то ни было, с учетом всех вариантов истории «Длинного прыжка», ни один источник — ни официальный, ни маргинальный не упоминают имени разведчика из торгпредства Мамедгусейна Асадова.

Здесь азербайджанская пропаганда сама себя загнала в цугцванг:

Приписывает М. Асадову подвиги, которые не подтверждаются ни по одному источнику;

М. Асадов предотвратил террористический акт, которого не существовало;

Противопоставляет «руководителя торгпредства» воюющей державы в ключевой в регионе страны 19-летнему парню, который, якобы украл победу у Асадова.

Какой вариант бы не был выбран в качестве основного — все работает против азербайджанской пропаганды.

Что касается «укравшего у азербайджанцев победу» Геворга Вартаняна, которого азербайджанская агитмашина в статье про Асадова определила, как «низового, рядового агента, никакого отношения к серьезной агентурной сети в Иране не имевшего», то он действительно таковым и являлся. Он бы простым 19-летним подростком, который вместе такими же, как и он мальчишками на общественных началах помогал советской разведке, главным резидентом которой с сентября 1941 по июнь 1945 г. был Иван Иванович Агаянц, легендированный как советник посольства Советского Союза в Тегеране.

И именно И. Агаянц руководил мероприятиями по выявлению и ликвидации нацистской агентурной сети в Иране, курировал там резидентскую деятельность, в частности группу Геворга Вартаняна «Лёгкая кавалерия» (в числе многих). Уже неважно, в качестве кого начинающий разведчик Г. Вартанян с 16 лет служил под началом Агаянца, важно, что его не «пытались внедрить в британские разведшколы», а именно внедрили в нее, где он получил блестящее образование и навыки для своей последующей деятельности.

Независимо от того, как его квалифицируют на Апшероне и как пытаются умалить его достоинства и достижения, Г. Вартанян золотыми буквами вписал свое имя в историю Великой Отечественной Войны, в историю разведки, прослужив в ней более 60 лет и удостоившись серьезных наград.

Награждён советскими орденами Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны 2-й степени, Красной Звезды, российским орденом «За заслуги перед Отечеством» 4-й степени, медалями «За оборону Кавказа», «За победу над Германией», другими медалями, а также орденами и медалями иностранных государств.

Г. Вартанян — четвертый разведчик, удостоенный звания Героя Советского Союза после Николая Кузнецова, Рихарда Зорге и Льва Маневича (двое последних, кстати, из Баку).

И, возвращаясь первому и главному вопросу, зададим его еще раз: кто такой Мамедгусейн Асадов?

Служил ли в торгпредстве СССР в Иране или нет — трудно сказать. Совершенно очевидно, что вся история, рассказанная азербайджанским агитпропом «в пику армянам», может быть поставлена под сомнение.

В одном можно не сомневаться и быть абсолютно уверенным — Мамедгусейн Асадов, как и все граждане СССР принимал участие в Великой Отечественной Войне и совершил нечто очень выдающееся. В СССР просто так ордена не раздавали. И, если он удостоился Ордена Красного знамени, кавалерами которого в 170-миллионном Союзе стали чуть более полумиллиона человек, значит его в его послужном списке есть нечто очень героическое, чем можно и нужно гордиться.

Просто ему не повезло, что его соотечественникам нужна не правда, а повод поглумиться над историей.

[1] http://www.trend.az/azerbaijan/politics/2391599.html

[2] http://armiya.az/ru/news/145910

[3] https://www.gazeta.ru/science/2019/04/17_a_12305053.shtml

[4] https://nkvd.memo.ru/index.php/Асадов,_Мамед_Гусейн_Худад_оглы

[5] https://nkvd.memo.ru/index.php/Документ:Приказ_НКВД_СССР_№_1296_от28.05.1938

[6] https://nkvd.memo.ru/index.php/НКВД:Положение_о_службе_в_ГУГБ16.10.1935#p38

[7] https://fileskachat.com/view/26402_059f2d34b01ae66eff5187a5ceac0552.html

[8] http://militera.lib.ru/prose/russian/medvedev_dn/02.html

[9]http://www.readoz.com/publication/read?i=1016671&pg=60#page60

[10]http://demography.ru/xednay/demography/personalia/sdp/ch0603.html

[11]http://book.uraic.ru/project/conf/txt/015/voyna_v_pamyati.pdf

Эдгар Хачатрян

 

 

 

 

 

 

Комментарии

Здесь ответ однозначен - никто!

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.