Баку – Степанакерт: арьергардные бои / Станислав Тарасов

8 мая, 2014 - 14:08

Исполняется 20 лет со дня подписания под эгидой Межпарламентской ассамблеи СНГ в столице Киргизии Бишкекского протокола, что позволило 12 мая 1994 года прекратить боевые действия в зоне азербайджано-карабахского конфликта. Под этим документом стоят подписи глав парламентов Армении, Азербайджана и Нагорного Карабаха.

Не будем сейчас вдаваться в подробности того, почему и как это произошло. Причин объективного и субъективного свойства - множество. Истинную историю карабахского конфликта еще предстоит написать. Отметим только зафиксированную Бишкекским протоколом геополитическую реальность: Карабах и ряд районов Азербайджана были выведены из-под контроля Баку.

В дальнейшем Бишкекский протокол утерял дипломатическую перспективу. Как писал в своих мемуарах первый посол России в Армении Владимир Ступишин, под давлением США и при согласии Европы из диалога по карабахскому урегулированию был выведен Степанакерт. Устраивала ли Баку такая комбинация - вопрос дискуссионный. На наш взгляд, в результате он вступил в многолетний период «упущенных возможностей» по достижению карабахского урегулирования. Кстати, лица из ближайшего окружения тогдашнего президента Азербайджана Гейдара Алиева рассказывали автору этих строк, что Алиев был уверен в предстоящем развале России и появлении реальной возможности осуществить карабахский реванш. Но даже уже с учётом дальнейшей исторической перспективы можно констатировать: события в регионе могли бы развиваться по иному сценарию, если бы не давал о себе знать политический синдром необольшевизма, прочно засевший в ментальности почти всех закавказских политиков: от России - к Западу, но никак не к новой независимой политике.

В частности, к примеру, если бы в своё время президент Грузии Михаил Саакашвили решился бы на федерализацию страны, как это ему рекомендовали многие западные и российские эксперты, не исключено, что удалось бы избежать кавказской войны августа 2008 года и выведения в статус независимых государств Абхазии и Южной Осетии. Нечто подобное сегодня происходит и на Украине. До так называемого «евромайдана» даже создатель Руха украинский националист Вячеслав Чорновил открыто ставил вопрос о новой Конституции страны, в которой выстраивалась бы новая модель отношений между столь разными - в историческом, ментальном и экономическом плане - частями страны. К этому голосу в Киеве не прислушались. Сейчас после воссоединения Крыма с Россией на Украине всё дело идёт к тому, что отказ Киева вести диалог с восточными и юго-восточными регионами выдавливает их в сторону процесса формирования своей государственности.

С одной стороны, Парламентская ассамблея Совета Европы заявляет о неприемлемости федерализации Украины, а США объявили о непризнании готовящихся там референдумов по этой проблеме. С другой, как недавно признал заместитель главы администрации президента Азербайджана, завотделом внешних связей Новруз Мамедов, «более 15 лет Евросоюз признавал нашу территориальную целостность, но в последнее время не хочет принимать это». Поэтому ставка Баку, Тбилиси и Киева - через ориентацию на Запад добиться сохранения своей территориальной целостности - очень зыбкая. В то же время они сделали максимум для того, чтобы проблемы Карабаха, Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья, потенциально Гагаузии, а теперь и федерализация Украины выстроились в единый геополитический ряд.

Теоретически каждый из этих вопросов можно решать с использованием индивидуальных политико-дипломатических технологий. На практике же речь идёт уже о согласовании норм и стандартов поведения государств в условиях нового геополитического статус-кво и ввода этого фактора в систему европейского международного права, которое существует и действует после Косово. Вот почему все действия Азербайджана, Грузии, Молдавии, а сейчас и Киева в аспекте сохранения своей территориальной целостности приобретают характер не продуманной стратегии, а всего лишь арьергардных боёв.

Это можно продемонстрировать на примере Карабаха. Напомним, что на днях Баку выразил политическое недоверие сопредседателю Минской группы ОБСЕ от США Джеймсу Уорлику по причине того, что он предложил ввести Степанакерт в качестве одной из сторон в переговорном процессе Баку-Ереван по карабахскому урегулированию. Ранее из-за так называемой «проармянской позиции» Баку уже выражал такое же недоверие сопредседателю от России Владимиру Казимирову. Затем спикер Милли Меджлиса (парламента) Азербайджана Огтай Асадов раскритиковал деятельность сопредседателей Минской группы ОБСЕ за то, что «они пытаются представить сепаратистский режим Нагорного Карабаха в качестве «стороны» переговоров». В свою очередь министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров, выступая на 124-й сессии Комитета министров Совета Европы, заявил, что «визиты представителей Совета Европы и его мониторинговых механизмов в конфликтные зоны могут осуществляться только по прямому разрешению соответствующего государства», и что «в противном случае, эти визиты будут противоречить нормам международного права». Налицо, с одной стороны, явный дрейф «в сторону от Запада».

С другой, как стало очевидно в результате состоявшегося в Тбилиси саммита президентов Грузии, Азербайджана и Турции, азербайджанская сторона ни на йоту не продвинулась вперёд в сторону переоценки ситуации, по-прежнему делая ставку на «игру» с Западом со своим участием по диверсификации поставок энергоносителей в Европу из-за осложнений отношений России с Западом вокруг Украины. В то же время, как заявил азербайджанский вице-премьер Али Гасанов, «США, Европа пользуются нашими энергоресурсами, тогда почему же они не отстаивают справедливую позицию в нагорно-карабахском вопросе... не оказывают нам реальной поддержки?». Действительно, почему? Может быть потому, что у Азербайджана, даже при выстраивании альянса с Грузией и Турцией, не хватает энергетических мощностей для крупной «игры», или потому, что альянсу Баку-Анкара-Тбилиси противостоит блок Москва-Ереван-Тегеран?  Кстати, на днях министр нефти Ирана Биджан Намдар Занганех заявил о том, что «Тегеран не намерен ослаблять роль России в качестве крупного поставщика газа». К тому же он не исключает возможности экспорта природного газа в Европу по трубопроводу через Армению, а не через Турцию. Но как бы то ни было, в Закавказье обозначаются контуры нового конфронтационного сценария.

Вот почему сегодня самое время вспомнить о Бишкекских протоколе. Когда зимой 1993-1994 годов Азербайджан развернул масштабное наступление на всём протяжении карабахского фронта, именно Межпарламентской ассамблеи СНГ, а не европейским структурам или США, удалось помешать армянским войскам выйти в район Куры и поставить вопрос вообще о сохранении азербайджанской государственности. В этой связи следовало бы вспомнить изречение одного известного русского учёного: «История ничему не учит, но жестоко наказывает за незнание её уроков». Не хотелось бы, чтобы эта истина нашло своё очередное подтверждение в Закавказье.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.