ЮЖНЫЙ КАВКАЗ – США И НАТО: УРОКИ УКРАИНСКОГО КРИЗИСА

8 мая, 2014 - 14:18

Запад нагнетает напряженность вокруг России после возвращения в ее состав Крыма. Неудавшаяся попытка американской насильственной демократизации Украины испытанным средством очередной «цветной» революции привела к власти в стране коричневую хунту, объявившую войну своему народу. Восстание Востока Украины против прозападных властей Киева срывает все планы украинского членства в НАТО. Нельзя же принимать в военный блок Украину по частям, отдельными областями, в отсутствие единой государственности и перспективы победы на предстоящих президентских выборах проамериканского президента. Украинский козырь в игре против России в руках Белого Дома оказался блефом, однако от планов приближения натовской военной инфраструктуры к границам России Вашингтон не отказывается.

На очереди реанимация втягивания в НАТО Грузии, где Америка хотела бы взять реванш, а также вовлечение в военный альянс Азербайджана. Непослушную Армению Запад намерен и дальше прессинговать. Таков общий сценарий подчинения Закавказья и создания здесь плацдарма НАТО. По-американски это называется «превращение Южного Кавказа в зону партнерства и сотрудничества». Понятно, что Тбилиси и Баку дружить с американцами придется против Москвы, другие варианты Вашингтоном не рассматриваются. Президент Обама в этом категоричен: «если Запад, включая Турцию, хочет играть в стратегические игры на равных с Россией, он должен будет нести ответственность, а именно – быть готовым к военному союзу с Азербайджаном и Грузией против России, а не просто говорить об этом». Поэтому, когда Тбилиси и Баку инициируют свое членство в НАТО, то они поддерживают очевидно антироссийский стратегический план и по определению должны быть готовы к ответным мерам Кремля. Позиция бывших союзных республик вызывает у Москвы понятное сожаление, но не может оставаться вне поля жесткого реагирования.

Решительные меры России в отношении Грузии в августе 2008 года наглядно продемонстрировали, как Москва будет отвечать на военные вызовы своей безопасности. Тогда это стало холодным душем для НАТО, в руководстве которого решили поиграть «грузинскими бицепсами», оставаясь в стороне от военного конфликта. Грузия оказалась незащищенной, ни США, ни Европа не осмелились вмешаться в события. Запад решил откупиться. Так, после «пятидневной войны» на Кавказе в Брюсселе под эгидой Евросоюза и Всемирного банка состоялась международная донорская конференция по Грузии, в ходе которой ряд стран и организаций заявили о готовности выделить Тбилиси в 2008-2010 годах около 4,5 млрд. долларов на постконфликтное восстановление. Наиболее существенный вклад в реконструкцию экономики Грузии пообещали внести США (около 750 млн. евро), но свое обещание не выполнили. Статус самого ревностного и преданного союзника США на Южном Кавказе Тбилиси не помог, у Запада к Грузии есть свои интересы.

Грузию никогда не считали в НАТО полноценным партнером; другое дело – использовать её как инструмент достижения своих целей. Для Америки это территория, а не государство. Грузии отведена роль транзитной страны, коридора, по которому углеводороды поступают из Каспия на мировые рынки. Геополитическая значимость Южного Кавказа базируется на наличии здесь запасов углеводородов. Регион Каспийского моря (Южный Кавказ и Центральная Азия) располагает 3-4 % мировых запасов нефти и 4-6 % мировых запасов газа.

Сама по себе кавказская доля глобальных запасов нефти и газа незначительна. Но в свете стремления Запада сократить степень зависимости от ресурсов России и Ближнего Востока даже этими ресурсами Америка не пренебрегает. По крайней мере, США включили Каспий и Закавказье в зону своих жизненно важных интересов.

В этом контексте Азербайджан для американцев важнее Грузии. Сейчас в связи с кризисом на Украине Америка хотела бы видеть азербайджанский газ в качестве альтернативы поставкам голубого топлива в Европу из России. Однако Азербайджан не в состоянии соревноваться с Россией. Нужно признавать, что в долгосрочной перспективе, даже при условии успешной реализации проектов TAP и TANAP, Баку сможет удовлетворить потребности Европы в газе разве что на 4 %. То есть, заполнить европейскую экспортную трубу в одиночку он не сможет по определению. Азербайджан по запасам природного газа находится на 28-м месте, собственных ресурсов у него для подыгрыша европейцам против Москвы явно недостаточно, хотя желание угодить Западу у Баку есть. Недавно президент Ильхам Алиев даже иранцев попытался заинтересовать возможностью заработать на украинской трагедии, предложив посредничество в экспорте газа из Ирана по своим трубам. Не получилось, Тегеран своим суверенитетом не торгует, а альянсы выстраивает исходя из собственных национальных интересов. Действовать в ущерб России в пользу Америки иранцы не желают. Иранским руководством дрейфующий в сторону Запада Азербайджан рассматривается как потенциальный американский военный союзник.

Одной из причин стремления США обеспечить военное присутствие в регионе Южного Кавказа является желание иметь геостратегический плацдарм для контроля над Ираном. Тегеран и Запад, включающий Турцию, принципиально не сходятся в позициях относительно достижений в сфере безопасности трех стран Закавказья. Руководство Ирана последовательно выступает за недопущение внерегиональных сил на Южный Кавказ, поддерживает Москву в противостоянии расширению НАТО, отстаивает внеблоковый статус соседних кавказских государств. Иран готов расширять взаимное сотрудничество с Азербайджаном в различных областях, представляющих взаимный интерес, в том числе и по повестке региональной безопасности. Втянуть НАТО в конфликт с Арменией на своей стороне остается желанной целью Баку, но Иран подыгрывать этому замыслу не станет. Для Тегерана главную опасность представляет стремление определённых сил в Баку предоставить территорию Азербайджана для иностранных военных баз. Видят иранцы и то, что американцами Азербайджану отведена роль буферной зоны между Ираном и Россией. НАТО хотело бы разделить Москву и Тегеран, блокировав стратегически важное и чрезвычайно чувствительное морское пространство Каспия.

Наряду с американскими и европейскими притязаниями, на Южном Кавказе явно обозначено стремление Турции стать ведущей региональной державой в Закавказье. При этом Анкара проявляет готовность принять непосредственное участие в урегулировании карабахского конфликта, в том числе военными средствами. Данная перспектива угрожает возможностью столкновения стратегических интересов России и Ирана в Закавказье с интересами евроатлантического сообщества через натовскую Турцию. По мнению иранцев, Турция до сих пор воздерживается от агрессии лишь потому, что опасается ответной реакции России. Нельзя игнорировать того, что в результате конфликтов в Закавказье (Нагорный Карабах, Южная Осетия, Абхазия), российская сторона вовлечена в военно-политическое урегулирование данных кризисных процессов, стала одним из участников формирования системы региональной безопасности. У России есть на это очевидное преимущество перед США, речь идет о российских приграничных территориях, а не о Мексике или Канаде.

Национальным интересам России отвечает стабильное внешнее окружение, а американцы выстраивают на Кавказе санитарный кордон, всеми средствами поощряют местных прозападных политиков в Тбилиси и Баку к антироссийской политике. Поэтому приоритетное место в системе национальных интересов России на Кавказе занимают ее отношения со своим стратегическим союзником – Арменией. На первом месте стоят вопросы развития экономического сотрудничества. Однако Армения, как полноправный член Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), получит всю необходимую помощь в случае обострения карабахского конфликта. Разумеется, что возможность содействия ОДКБ в решении проблем региональной безопасности на Южном Кавказе Ереван вынужден рассматривать преимущественно в двустороннем армяно-российском формате. Рассчитывать, к примеру, на то, что Казахстан выступит с оружием против Азербайджана на стороне Армении, нет оснований. Вместе с тем, выход Узбекистана из состава ОДКБ упрощает задачу заручиться коллективной политической поддержкой в адрес Армении против Азербайджана. Основанная на идее «тюркской солидарности» позиция Узбекистана в карабахском конфликте была антиармянской, несмотря на то, что перед Ереваном у Ташкента существовали формальные взаимные обязательства в сфере обороны и безопасности.

Сейчас на фоне кризиса на Украине НАТО заявляет о намерении расширить сотрудничество с Арменией. Причем, для этой страны НАТО разработало специальную программу и считает приоритетным повышение квалификации личного состава вооруженных сил страны. Армения и НАТО имеют свой собственный формат сотрудничества, и в данный момент оно продолжается. Напомним, в конце апреля генеральный секретарь ОДКБ Николай Бордюжа заявил, что ОДКБ прекращает свое сотрудничество с НАТО. Значит ли это, что и Армения, как и другие участники ОДКБ, должны также отказаться от контактов с Североатлантическим альянсом на национальных уровнях? Возможно, частью ответа на этот вопрос является заявление МИДа Армении о том, что республика не собирается расширять форматы сотрудничества с Североатлантическим альянсом.

Как видно, наиболее антироссийской страной региона остается Грузия, продолжающая следовать в русле вашингтонской политики. Азербайджан балансирует между Вашингтоном и Москвой, проявляя особуюблизость к Турции и натянутые отношения с Ираном. Союзнические отношения развиваются с Арменией, занимающей взвешенную и прагматичную позицию, не ориентированную на антироссийскую волну Вашингтона.

Для России в отличие от Америки Южный Кавказ имеет не только геополитическое значение, здесь, как и в Крыму – в том числе и наши исторические корни, и нашим кавказским соседям не стоило бы в борьбе за сиюминутные и сомнительные стратегические выгоды пренебрегать вековыми традициями дружбы. США везде оставляют после вывода своих войск хаос и разруху, у американцев такая деструктивная историческая миссия. России в современных условиях нужно восстанавливать утраченное взаимопонимание с республиками Южного Кавказа, это станет наиболее адекватным ответом на политику Запада. На данный момент и у НАТО, и у Америки в отношении Закавказья больше воинственной демагогии, чем реальных дел. Нет у них здесь видимого влияния, есть отдельные местные марионетки. Главное для их кукловодов – досадить Кремлю, не заботясь о последствиях для тех стран, которые подаются на эти провокации. Украина в этом смысле сейчас – самый убедительный пример: после «Одесской Хатыни» и кровавых столкновений вокруг Краматорска и Славянска страна, как кажется, уже перешла грань гражданской войны и территориального раскола.

Николай Бобкин, политолог

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.