Вторая карабахская война и энергетический передел на Каспии

30 октября, 2020 - 19:11

Ещё в июле, в период обострения ситуации на армяно-азербайджанской границе, ведущие турецкие и азербайджанские СМИ обвиняли Россию в стремлении «руками армян» вывести из строя газопровод TANAP, «ослабляющий хватку Москвы на энергетическом рынке». После начала активных военных действий против Нагорного Карабаха (а теперь уже и против Армении) консорциум British Petroleum не замедлил выразить поддержку «территориальной целостности Азербайджана». Информации о предполагаемых ударах Вооружённых сил Армении по трубопроводу Баку – Тбилиси – Джейхан в Twitter-аккаунтах официальных лиц Азербайджана предполагалось проверить на слово.

Изначально всё это выглядело не более чем неуклюжими операциями пропагандистского прикрытия, призванными закамуфлировать подлинные цели и задачи Анкары (и стоящих за нею сил) по экономическому и геополитическому переформатированию не только Кавказа, но и Центральной Азии. Уже совсем скоро, в ноябре, должен заработать Трансадриатический газопровод, являющийся, вместе с 1878-километровым Трансанатолийском газопроводом (тот самый TANAP) составной частью так называемого «Южного газового коридора» с берегов Каспия в Грецию и на юг Италии. Предполагаемый объем внутреннего турецкого потребления – 6 млрд. кубометров ежегодно, в то время как транзит в страны Южной Европы должен будет составлять примерно 10 млрд. кубометров в год. Проект, нацеленный на снижение зависимости «Старого света» от российского «голубого топлива», поддерживается Европейской Комиссией и финансируется Всемирным Банком, Европейским Банком реконструкции и развития и Азиатским банком инфраструктурных инвестиций.

Однако главным выгодоприобретателем в случае его реализации становится Турция, претендующая на роль «главных газовых ворот Европы». Получив в своё распоряжение относительно дешёвый газ с берегов Каспия, Анкара получает широкие возможности для игры на дальнейшее понижение цен на российский и иранский газ. Долгосрочный тренд на снижение цен на «голубое топливо» поспособствует оживлению энергетического сектора и росту коллапсирующей турецкой экономики (1), что объективно будет работать на действующего лидера и его команду. Однако их амбиции простираются куда дальше, захватывая государства Центральной Азии, которые должны стать ключевой составляющей сплошного тюркоязычного пояса от Эгейского моря до границ Китая, о чём пишут поддерживающие Эрдогана турецкие СМИ. Разумеется, реализация пантюркистских планов не может не опираться на военно-политическую, равно как и  на экономическую базу.

Выход турецкой армии на западный (Азербайджан), а затем и на восточный берег Каспия (Туркменистан) следует рассматривать как часть последовательно реализуемого плана по превращению Турции в ведущую энергетическую сверхдержаву Евразии. В этой связи, вполне возможно, что новый импульс получит строительство подпитывающего «ЮГК» из Туркменистана «Транскаспийского газопровода», сдерживавшееся до последнего времени опасениями Ашхабада относительно возможной реакции со стороны Москвы и Тегерана. Идея подводной трубопроводной связки возникла ещё в 1990-х годах и до последнего времени связывалась с американской энергетической стратегией в Евразии, предполагающей максимальный обход ключевыми экспортными магистралями российской территории.

Впрочем, до настоящего момента не всё складывалось гладко: уговоры Анкары и Баку участвовать в «транскаспийском» проекте наталкивались на сомнения и скепсис Ашхабада, связанные как с его рентабельностью, так и с некоторыми субъективными обстоятельствами. Несмотря на неоднократные призывы Дональда Трампа в поддержку проекта, с 2019 года Туркменистан прекратил транспортировку нефти в Азербайджан для дальнейшей поставки на глобальный рынок по трубопроводу Баку – Тбилиси – Джейхан, отдавая предпочтение порту Махачкала, и далее через Новороссийск уже на мировой рынок. Однако вероятное водворение по берегам Каспия турецких воинских формирований – к примеру, под флагом «армии Великого Турана», к созданию которой активно призывают некоторые СМИ, а также активная деятельность частных военных кампаний (таких, как SADAT), вполне возможно, изменят ситуацию.

В этой связи отметим проводившиеся с 16 по 20 октября 2020 года учения кораблей Каспийской флотилии и авиации ЮВО с артиллерийскими и ракетными стрельбами на фоне сообщений о переброске через акваторию Каспия боевиков и вооружения из Афганистана и Пакистана для участия в карабахском конфликте на стороне Баку. Вместе с тем, как, очевидно, рассчитывают в Анкаре, в случае захвата Нагорного Карабаха Азербайджаном позиции России и Ирана значительно ослабнут, причём отнюдь не только на Кавказе. Не встречающая противодействия политическая, экономическая, информационная и культурно-идеологическая экспансия Турции, подкрепляемая кочующими бандами террористов (с паспортами, к примеру, той страны, где они сегодня замечены) неизбежно породит новые проблемы и обострит существующие, не исключая деятельность сепаратистских, экстремистских и террористических структур.

Возможно, изменению позиции руководства Туркменистана (до 80 % газовых ресурсов которого отправляется по долгосрочным контрактам в Китай) в сторону большей диверсификации энергетических поставок будет способствовать активная деятельность небезызвестного Ахмета Чалыка (Ahmet Çalık). Один из крупнейших турецких олигархов, приближённый к Эрдогану главы многопрофильного Çalık Holding (2), в 1990-е годы он проживал в Туркменистане, где получил должность государственного министра, был представителем президента С. Ниязова по вопросам реализации природного газа, нефти и электроэнергии на рынках Турции. Не терял он связей с закаспийской страной и в последующий период бурного роста капиталов при режиме Эрдогана, о чём прямо свидетельствует текущая деятельность Celik Holding в Туркменистане, включая динамично развивающиеся энергетические проекты. Так, в начале 2018 года министерство энергетики Туркменистана и турецкий холдинг подписали Меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в реализации проекта ЛЭП Туркменистан – Афганистан – Пакистан, в который предполагается инвестировать 1,6 млрд. долларов. Силами Celik Holding модернизируется нефтеперерабатывающий кластер в городе Туркменбаши и достраивается одноимённый крупнейший порт в точке предполагаемого выхода Транскаспийского газопровода. К слову, геологоразведка в Восточном Средиземноморье и строительство трубопроводов в Турции во многом «завязаны» на холдинг Чалыка, опирающегося на поддержку главы государства и связанные с этим возможности.

Таким образом, успех турецко-азербайджанского наступления против Нагорного Карабаха и Армении с неизбежностью потянет за собой кардинальные изменения в расстановке сил не только на Кавказе (это гарантировано) но также на Каспии и в Центральной Азии. А Турция ощутимо приблизится к столь заманчивой для неё цели – обрести положение новой энергетической сверхдержавы (вероятно – газораспределительного хаба номер один в мире), способной контролировать региональные энергетические потоки. В том числе – вооружённой силой, способной решать на евразийском пространстве вопросы не только геополитического, но и сугубо экономического свойства.

Дмитрий Нефёдов

Примечания

(1) Очередная, уже третья (после Сирии и Ливии, не считая «игры нервов» в Восточном Средиземноморье») рассматривается некоторыми наблюдателями как единственное спасение рейтингов правящей коалиции на волне патриотической истерии и словесного противоборства с Западом при неважных делах в экономике. Так, лира в очередной раз девальвировалась до более чем 8 за доллар, обвалившись с начала года на 37 (относительно 2015 года – в 3,5 раза). Несмотря на повышенное внимание к золоту, катастрофически истончаются валютные запасы. В качестве источника кредитования рассматривается Китай, что вынуждает прикрутить демагогию относительно «страдальцев»-уйгуров и «концентрационных лагерей для мусульман в Синьцзяне». В сентябре международные агентства понизили и суверенный рейтинг Турции до «супермусорного» B2, предупредив, что страну ждет «масштабный кризис платёжного баланса». Иностранные инвесторы с начала года избавились от турецких активов на $13,3 млрд. – наибольшую за 15 лет сумму.

Безработица достигла 13%, и будет расти и дальше из-за обвала туристического рынка. (2) Выручка предприятий этого холдинга с активами в строительном, энергетическом, текстильном, логистическом, финансовом и медийном бизнесе со штаб-квартирой в Стамбуле достигла в 2018 году почти двух миллиардов долларов США.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Тест для фильтрации автоматических спамботов
Target Image