Что предлагают посредники? Ничего нового

14 мая, 2014 - 17:32

Недавно американский посредник Джеймс Уорлик вновь поднял на поверхность принципы урегулирования Карабахского конфликта.

Начнем с того, что нам представлены так называемые Мадридские принципы, которые примерно в этом виде появились в 2007 году, а общественности стали доступны в 2008-ом. В действительности, эти принципы намного старше. Еще в 2005 году они были «слиты» через Международную кризисную группу - якобы как результат мыслительных актов МКГ - тогда зондировалось обшественное мнение. И уже тогда эти принципы попали под град критики как азербайджанцев, так и армян.

Что в этих принципах для нас неприемлемо? По большому счету, они опасны тем, что готовят почву для новой войны. Пройдемся по пунктам и это станет очевидно.

Согласно первому и второму пункту предлагается согласованное и имеющее правовую силу волеизъявление с введением промежуточного статуса в пределах НКАО. Одним словом, речь идет о референдуме и окончательном решении статуса Карабаха (до этого регион будет иметь некий промежуточный статус под международные гарантии). С референдумом ситуация довольно сложная. Понятно, что речь не может идти о референдуме на всей территории Азербайджана (в противном случае данный пункт вообще был бы лишен смысла). Однако проведение референдума только на территории Карабаха (здесь также есть неопределенность - какую часть Карабаха здесь надо учитывать - НКАО? Современную территорию? Кто должен голосовать - те, кто в 88-ом жили, или также и дети беженцев?) имеет одну очень большую проблему. Имя этой проблемы - Конституция Азербайджана. Она запрещает проводить этот референдум:

Статья 3. Вопросы, решаемые путем всенародного голосования - референдума.
I. Народ Азербайджана путем референдума может решить любой вопрос, затрагивающий его права и интересы;
II. Нижеперечисленные вопросы могут решаться только путем референдума;
1. принятие Конституции Азербайджанской Республики и внесение в нее изменений;
2. изменение государственных границ Азербайджанской Республики.

То есть, надо сначала изменить конституцию. А это надо делать на референдуме. Готово ли азербайджанское общество своими руками изменить конституцию, чтобы официально закрепить независимость Карабаха (потому что очевидно, что даже если будет возвращение беженцев, азербайджанцы будут в меньшинстве - если речь будет идти о жителях НКАО)?

Вряд ли. А подписывать документ при современной конституции Азербайджана совершенно беспеспективно. Представьте ситуацию - армяне отводят войска, приезжают беженцы, а Азербайджан оказывается не в состоянии провести легитимный референдум. Либо проводят референдум по изменению конституции, и это становится поводом для свержения власти со стороны ультранационалистов - вполне возможный сценарий, за которым следует неминуемое начало новой войны с худшими для нас условиями, о которых далее по тексту.

Пункты 3 и 4 говорят о возвращении территорий (неважно, как их сейчас называть - оккупированными, освобожденными, или буферной зоной) и формировании коридора. Отметим сначала, что посредники постояно «забывают», что около 20% территории НКАО оккупированы Азербайджаном. Проблема с территориями - вне зависимости от исторического контекста - в том, что именно эти территории вместе с армией являются единственными гарантами безопасности Карабаха.

Сдача Агдама и прилегающих территорий приведет сразу к двум серьезным последствиям:

а. нарушится связь Север-Юг между районами Карабаха;
б. Степанакерт «оголяется» и становится крайне уязвимым не только для бомбардировок, но и для стремительных танковых атак противника.

Сдача южных районов:

а. лишает нас равнинной границы с Ираном;
б. полностью «оголяется» Сюник, который оказывается под угрозой удара с двух сторон - Нахичевана и Азербайджана;
в. резко увеличивает длину линию обороны.

Сдача Карвачара (Кельбаджара) лишает Карабах доступа к своим водным ресурсам (именно здесь берут начало основные водные ресурсы как Арцаха, так и частично Армении). Кроме того, Карвачар стратегически настолько выгоден, что позволяет армянской стороне удерживать высоты минимальными силами. Потеря района станет серьезнейшей брешью для безопасности Арцаха. В принципе, по многим параметрам Карвачар можно сравнить с Голанскими высотами, которые Израиль ни при каких условиях не готов вернуть Сирии. Не будем забывать, что в Кельбаджаре погибло больше военнослужащих с обиех сторон, чем во всех других районах вместе взятых.

Одним словом, сдав районы, мы будем вынуждены иметь существенно больше войск для их защиты и держать уже круговую оборону.

Это мои доводы могут быть оппонированы тем, что в 6-м пункте посредники предлагают международные гарантии безопасности и миротворческую операцию.

Начнем с того, что на примере Украины, вернее - Крыма, мы можем в прямом эфире наблюдать, как действуют международные гарантии безопасности. Пока что наиболее мощными методами воздействия на продвижения российских войск в Крыму были гневные послания глав МИД стран Евросоюза в Твиттере. Думаю, армяне не готовы подставить свои головы под защиту Твиттер-аккаунтов. Даже если они будут усилены фейсбуковскими страницами международных организаций.

Что касается миротворческих операций, то опыт международных операций показывает, что они действены лишь в стадиях замороженных конфликтов, наподобие Кипра. Серьезные конфликты практически всегда заканчиваются полным и катастрофическми провалом миротворцев, часто заканчивающихся геноцидом. Примеров десятки - Сербская Краина, Сребреница, Дарфур, Конго и т.д. А то, что нынешние власти Азербайджана готовы как минимум к этническим чисткам, не вызывает сомнения только у наивных.

С миротворцами есть и другая беда - вряд ли посредники в состоянии договорится о составе миротворцев. Нужны миротворцы, которые удовлетворят и Россию, и США, и Европу. И кроме того не надо забывать об Иране - границы с Арменией и Карабахом для Ирана - единственные, где нет угрозы внешнего военного воздействия. В 2006 году Тегеран через одну из армянских газет слил угрозу - если на границе будут размещены миротворцы, то Иран форсирует Аракс. И кроме того, эти миротворцы должны быть хоть как-то мотивированы защищать гражданское население, а не себя в случае горячей фазы конфликта.

И, наконец, о беженцах. На первый взгляд, пункт вполне понятный. Однако, опыт других конфликтов показывает, что практически никогда при долгоиграюших конфликтах дело не доходит до возвращения беженцев. Кроме того, есть очень интересная проблема, о которой мало говорится. В 2010 году Европейский суд по правам человека вынес прецедентное решение по кипрскому вопросу. Греки-киприоты требовали свое имущество у Северного Кипра. ЕСПЧ принял решение о том, что за  35 лет сменилось поколение, утерянная собственность тем или иным способом по меньшей мере раз сменила владельца. И как вердикт: «Устранение несправедливости не должно проводиться ценой создания новой несправедливости».

Одним словом, Мадридские принципы представляют из себя лишь благие намерения, которые не имеют серьезной правовой почвы. А в случае силового их внедрения ситуация очень быстро выйдет из под контроля и мы окажемся в худшей ситуации, чем сегодня.

Самвел Мартиросян – медиа-эксперт.

Высказанные в колонке мысли принадлежат автору и могут не совпадать с точкой зрения Медиамакс.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.