Сотрудничество - Евразийскому союзу быть!

16 мая, 2014 - 20:24

Скоро Россия, Казахстан и Белоруссия подпишут соглашение о тройственном Евразийском экономическом союзе. Как заявил президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, документ будет подписан в Астане. Есть в этом определенная символика: договор будет заключен в год 20-летия идеи создания Евразийского союза, которую Назарбаев выдвинул в стенах Московского государственного университета в 1994 году. За двадцать лет наши государства прошли нелегкий путь перехода на рыночную экономику, поиска своего места в мировом народном хозяйстве и обретении новых торгово-экономических связей.

Пройден и длинный путь осознания, что государственный суверенитет и самодостаточная экономика сами по себе не обеспечивают ни экономическую свободу, ни – более того – экономическую независимость. Процессы глобализации довольно часто сопровождаются борьбой за новые рынки сбыта, расширение прежних. В поиске новых торговых ниш страны компании опираются как на свои естественные конкурентные преимущества, так и на вновь созданные в результате технологических прорывов. С одной стороны, практически все страны добиваются устранения барьеров в международной торговле. С другой – изобретают все более изощренные способы защиты собственного рынка. Понятно, что в таких условиях государства-одиночки не устоят, нужны экономические объединения. Создаются и укрепляются региональные блоки в той или иной форме, в их числе – ЕС, НАФТА, МЕРКОСУР, АСЕАН, АТЭС и т.п. союзы.
Всего в мире действует порядка 300 подобных торгово-экономических союзов, зон свободной торговли, общих рынков. Практически все страны в той или иной мере вовлечены в них. Теперь такое объединение появится и у нас.

«Мы создаем экономический союз для того, чтобы вместе совершить технологический рывок в XXI веке. Три страны интегрируются для того, чтобы помочь друг другу выдержать глобальную конкуренцию, в которую мы уже вступили. О том, что она будет жесткой – сомневаться не приходится. Я убежден, что в XXI веке другой стратегически выгодной альтернативы Евразийской интеграции нет», – считает Нурсултан Назарбаев.

Путь к союзу был непростым. Еще на мартовской встрече Назарбаева, Лукашенко и Путина было признано, что готовность договора достигла 70-80% и потребуется совсем немного для полного снятия противоречий. В частности, белорусский президент потребовал завершить работу по созданию Таможенного союза без каких-либо ограничений и изъятий, прежде всего по «весьма чувствительным товарам, включая алкоголь, табак, лекарства, нефть и газ». Со своей стороны Нурсултан Назарбаев возражал против того, чтобы ЕАЭС был самостоятельным субъектом международного права и мог заключать от своего имени обязательные для своих членов международные договоры. «Давайте мы отбросим разногласия и создадим экономический союз. Все остальное мы создадим потом», - настаивал он. Так каким же будет новый союз, который заработает с 1 января 2015 года?

По мнению чиновников, разрабатывающих основополагающие документы, трудно подыскать точную юридическую формулировку, поскольку он будет содержать в себе признаки и функции как международной организации, так и наднационального органа. При этом они ссылаются на Евросоюз, в деятельности которого есть аспекты международной организации и наднационального органа. Но главное в том, что формирование Евразийского экономического союза предполагает обеспечение четырех свобод: свобод перемещения капиталов, рабочей силы, услуг и товаров. Он должен стать наиболее продвинутой формой экономической интеграции трех государств, которые уже сегодня имеют общую таможенную территорию и чей суммарный ВВП составляет 85% валового продукта СНГ. Объем общего рынка стран Таможенного союза составляет 2 трлн долларов, человеческих ресурсов – 168 млн человек, общая территория – 20 млн квадратных метров, общий производственный потенциал – 600 млрд долларов.

Первым шагом интеграции было создание Таможенного союза, который резко активизировал внешнеторговые отношения трех стран. В частности, на фоне спада мировой экономики в прошлом году товарооборот в рамках Таможенного союза вырос до 64,1 млрд долларов. Но нельзя измерять все в деньгах. Скачкообразный рост товарооборота в первый год действия союза базировался на устранении административных барьеров. В целом же картина экономик практически не изменилась. Как писал один казахстанский публицист, опасения, что сильный российский конкурент задавит отстающего казахстанца, не оправдались. На рынках как торговали ширпотребом из Китая и Турции, так и торгуют. Понадобилось время и появление Единого экономического пространства, чтобы предприниматели изучили рынки друг друга и нашли свои ниши. И если промышленные, транспортные и строительные гиганты сохраняли кооперационные связи с советских времен и легко находили новые, то малый и средний бизнес потратил немало сил, чтобы включиться в теперь уже международную кооперацию. Помогла в этом приграничная торговля, которая переросла в межрегиональную. На этом уровне завязались прочные связи, не ограничивающиеся куплей-продажей, а включающие совместное производство – от проектирования до сбыта, совместную разработку новых продуктов, совместную подготовку кадров. Поэтому логичен и следующий шаг – создание совместных предприятий. А с появлением Единого экономического пространства наметилась и тенденция перемещения производств из страны в страну. Так, из России в Казахстан переехали сотни заводов, поскольку в последнем ниже налоги и лучше предпринимательский климат. С другой стороны, казахстанский капитал, которому не нашлось применения в своей стране, двинулся в Россию, стал инвестироваться в строительство, логистику, гостиничное дело. В новом союзе казахстанские предприниматели получат доступ к госзакупкам России и Беларуси, объем которых составляет около двухсот миллиардов долларов. Не сидят на месте и «новые белорусы», они вкладываются в российскую пищевую промышленность (переработка молока, рыбы и пр.), а в Казахстане строят заводы по производству медицинской техники, выпуску тракторов и автомобилей. В целом, как показал анализ, происходит любопытный процесс – во взаимном экспорте стран - членов ТС увеличивается доля готовой и обработанной продукции. Для России и Казахстана с их сырьевым экспортом – это качественное изменение.
Переход от Таможенного союза к союзу Евразийскому сопровождается не только благоприятными расчетами. События вокруг Крыма и противостояние с Украиной дало основание противникам интеграции (а они есть во всех трех странах) говорить об имперском характере России, о ее стремлении «подгрести» всех под себя, используя экономические, а если потребуется – и военные меры. Согласитесь, странно получается. Когда объединяется Европа, вплоть до попыток вообще на месте ЕС учредить Соединенные Штаты Европы не только с единым банком и валютой, но и наднациональным правительством, банковским союзом и бюджетным комитетом, расписывающим для каждой страны доходы и расходы, то это – торжество демократии. Когда республики постсоветского пространства объединяются в экономический союз, сразу заходит разговор о возрождении СССР со всеми его недостатками. А в Евразийский союз, как известно, собирается вступить Армения, в Таможенный – Киргизия, а возможно, – и Таджикистан. Понимая преимущества сотрудничества с новым экономическим объединением, около 40 государств предложили заключить с ними соглашения о свободной торговле. Это Европейская ассоциация свободной торговли (Исландия, Лихтенштейн, Норвегия, Швейцария), Вьетнам, Израиль, Индия, Чили, Перу. Правда, Швейцария и Норвегия приостановили переговоры. Так что и здесь не обошлось без политики. Теперь уже и Нурсултан Назарбаев полагает, что со временем Евразийский экономический союз будет не только экономическим, но и политическим объединением.

Действительно, в рамках ТС обсуждается набор чисто экономических тем, которые к политике никак не привязаны, за небольшим исключением. Например, о целесообразности платежей при получении Белоруссией нефти и газа со стороны России. А вот уже в рамках Евразийского союза придется решать вопросы, связанные условиями деятельности компаний в странах союза, вопросы, связанные с социальным обеспечением, касающиеся непосредственно качества жизни. Предполагается, что должны быть отрегулированы вопросы пенсионного и социального обеспечения, вопросы качества медицины и прочее.
И хотим мы того или нет, но речь пойдет о субъекте в системе международных отношений. Да, формально тема, связанная с внешнеполитической деятельностью наших стран, не предусмотрена в соглашениях о Евразийском союзе. Но жизнь так сложилась, что наши деловые западные партнеры начинают предпочитать политическое решение экономическим переговорам. А ведь даже если они – против России, то вольно или невольно задевают и других членов союза. Ведь когда вводят санкции против России, то и казахстанские нефтяники начинают опасаться последствий. А Белоруссия, ранее других государств союза столкнувшаяся с западными санкциями, приводит такие расчеты: в 2013 году белорусский товарооборот с Россией составил около 49% от общего объема товарооборота, а с Европейским союзом - 27%. Несколько лет назад показатели были практически одинаковыми, но в результате санкций и каких-то других действий произошло ухудшение. Так что нашим лидерам, а также будущему руководству ЕАЭС придется какое-то внимание уделять и политической стороне вопроса. Даже если союз – экономический.

Владимир МЫТАРЕВ

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.