Батальоны просят огня. Должна ли Россия помочь Донбассу?

7 июля, 2014 - 12:00

Перегруппировка сил ополченцев из Славянска и Краматорска напомнила о сюжете известного советского фильма. Наша армия наступает, но состав с боеприпасами разбомблен и приходится придумывать новый план, при котором можно обойтись без массированного удара артиллерии. Два батальона были направленны для отвлекающего удара, чтобы основные силы освободили Днепров. Они погибли. И как здесь не понять главного героя, чудом спасшегося и, при встрече с комдивом, практически обвинившего его в предательстве. Если не видеть всей картины событий в целом, то трагедия сотен бойцов, погибших, поскольку их вовремя не поддержали огнем, представляется несправедливой и ужасной.

Но когда осознаешь, что они своей смертью спасли тысячи жизней, а главное, обеспечили победу, понимаешь, что ужас войны в том, что обрести жизнь для одних можно только смертью других.

В Донбассе идет война, жестокая и кровавая. Пока счет погибших с обеих сторон идет на тысячи. Это означает, что сил продолжать бои у них еще достаточно, но забыть и простить уже никто не сможет. Для семей Порошенко, Коломойского, Наливайченко и многих других этот преступное развязывание бойни (а кто когда вспомнит имена их американских командиров, те останутся вне публичного представления), да еще дополненное развалом экономики и всего государство – останется клеймом навсегда.

Но, чтобы они предстали перед судом народа, Новороссия должна победить. Как видим, случится это теперь не скоро. Поэтому надо научится воспринимать текущие события не как сиюмитные поражения и успехи, а как шаги на пути к Победе.

Два с половиной месяца, занимая стратегический пункт и приковывая к себе основное внимание, отряд Стрелкова обеспечивал возможность для Донбасса собираться с силами, создавать политическую, военную, информационную, экономическую и социальную основу для народных республик. Это было критически важно. Москва, всегда опасавшаяся обвинений в имперских амбициях, давлении на бывшие союзные республики, не имела стратегии создания и поддержания дееспособных пророссийских сил на Украине. Считалось, что рационализм украинских элит, получивших от российских преференций более 200 млрд. долл. за годы своей незалежности, должен быть надежным гарантом учета интересов России.

Оказалось, что эти льготы там рассматривали как должное и настолько свыклись с мыслью об их неизбежности, что совершенно перестали задумываться, а что произойдет, в случае если надо будет переходить на стандартные рыночные отношения. А вот США, вложив средств на порядок меньше, сделали свои инвестиции гораздо эффективнее. Пока Кремль думал экономическими категориями, Вашингтон действовал, меняя сознание украинцев в соответствии со своей концепцией глобальной американизации. Мы предлагали соседям прошлое, а они будущее. Как результат, прошлое просто продали или снесли, а к мифическим высотам будущего, в лучших традициях привычного «вперед, к победе коммунизма» на Украине потянулись.

Как и в 1941 году, Кремль допустил ошибку в оценке стратегической ситуации. И как и тогда, чтобы исправить её, нужно время, восполнение утраченных сил, территорий и средств. Как и в те годы, нам надо создавать, уже будучи вовлеченным в конфликт, мировую антифашистскую коалицию. А это тоже время и умение найти точки соприкосновения.

Первоначально, понимая, что главный управляющий майданными силами находится в США, Москва пыталась говорить именно с Белым домом, показав Европе, что вполне понимает ситуацию. Понимая, что хотели получить американцы, - контроль над Черным морем с помощью базы в Крыму и самые интересные куски украинской экономики, а заодно и ограничить наша и китайское влияние на Украине, - можно сделать вывод, что они, пойдя на вариант государственного вооруженного переворота, просто хотели ускорить события, не предполагая насколько острой и оперативной станет реакция России.

Сохранившиеся, вопреки политике России, доминирующие пророссийские настроения в Крыму, позволили не допустить сценария по выдавливанию Черноморского флота из Севастополя. И заокеанские аналитики, и украинские радикалы просто не ожидали, что Кремль сможет успешно и продуманно сыграть по крупному. Но это были практически все наши резервы. Несмотря на имеющиеся на Юге и Востоке симпатии к российскому цивилизационному пространству, там не было сильных пророссийских общественных организаций и элит. Поэтому развивать успех антимайданных настроений стало невозможным.

Но, нестандартные ходи российского руководства в ходе украинского кризиса путают все карты стратегам Белого дома. Они уже стали ошибаться, утратили часть целей, к которым шли. В результате, из этой рисковой игры вышел Обама. Керри сейчас публично вообще не показывает интереса к украинской теме. Все отдали на откуп вице-президенту Байдену, чей сын получил синекуру в фирме, имеющей виды на сланцевый газ Донбасса. Учитывая, что главным претендентом на пост кандидата в президенты США на выборах 2015 года считают Хилари Клинтон, можно сказать, что Белый дом стал сливать украинский проект, отодвигая его с наиболее заметных позиций. Еще один кровавый конфликт, инициированный нобелевским лауреатом Премии Мира, очень досадно портит имидж Обамы.

После встреч лидеров стран ЕС, США, России и Украины в Нормандии, все нагляднее становится видно, что ключевыми игроками по этой теме стали Меркель и Олланд. Польша слишком ангажирована и не имеет необходимого политического веса, а ключевые страны Евросоюза, очень заинтересованные в недопущении эскалации санкций Окончательно стало ясно, что США уходят в тень, после того, как ЕС 26 июня не поддержал их инициативу по введению нового этапа санкций против Российской Федерации. Самоограничивать свои экономические интересы, без европейской поддержки, США совсем не желают. В этом случае их цель – поссорить Европу с Россией никак не приближается, а скорее наоборот, европейские страны заполнят с удовольствием дефицит контактов, созданный США.

По большому счету, восстание на Донбассе началось еще не созревшим. Более того, эйфория победы «народной революции» напрочь отбивает у вполне мыслящей украинской публики охоту трезво оценить ситуацию. Именно поэтому у местных СМИ есть возможность поддерживать в общественном сознании искаженную картину происходящих процессов. Что бы мы сейчас не делали, тезис «Россия мешает Украине выбрать свой путь» является доминирующим не только среди майданных активистов, но и у вполне аполитичных обывателей. Они уже готовы продолжать майдан против России, но еще не способны понять насколько их мечты и ожидания будут жестоко развеяны практикой управления той власти, которую они и поддержали.

США выгодно втянуть нас в войну на Украине по трем причинам. Первое: это вызовет резкое отторжение в Европе и, ради сохранения своих иллюзий, которые они считают истинным пониманием вещей, европейцы пойдут на принятие всех условий США. А главное из них – открыть свой рынок для американских товаров. За океаном очень хорошо помнят, как Клинтон, вскрыв экономики стран Центральной Европы и постсоветских республик, изящно перевел начинающийся экономический кризис в новый подъем. Ему ради этого и Монику Левински простили. Еще бы, вместо депрессии, сплошные прибыли. Если повторить этот трюк с Западной Европой, то эффект будет не менее потрясающим. И политик, который сможет это записать на свой счет, явно будет популярен и после двух сроков своего правления. Это главный приз для США.

Второе, нанести удар по России и Путину. Пока американцы растрачивают свои ресурсы в войнах, не приносящих нужных им дивидендов. Притормозить наше развитие, втянуть Кремль в кровопролитие, по которому можно будет пролить столько крокодиловых слез, выпустить неимоверное количество обличительных статей от имени правозащитников, оппозиции, просто людей, желающих мира, что эта волны способна, по их мнению, пошатнуть народную поддержку Путина. А значит появляется шанс вернуть Россию к состоянию 90-х годов, в идеале опять продавив президента, находящегося в полной зависимости от Белого дома. Их явно не устраивает независимая Россия. Слишком она много надежд подает другим и ломает все планы на сохранение мировой монополии американской политической системы. А уж усиление партнерских связей РФ с КНР и Индией – это явный провал американской гегемонии в ближайшем будущем.

Третье, спровоцировав войну на границах с Россией, США получают возможность шантажировать нас её продолжением и интенсивностью, добиваясь уступок по всем ключевым направлениям политики, а в итоге также готовя смену лидеров российской политики.

Так что, бросать все силы на спасение батальонов, забыв о главных целях – вывод страны на уровень развития, близкий с США или забыть о завтрашнем дне и заниматься только текущими задачами? Если мы хотим остаться малоавторитетной региональной страной, то второй вариант. Если мы понимаем, что надо суметь войти в глобальное, не американское, а многовекторное политическое будущее, то первый вариант.

Россия показала, что на попытки устраивать военные перевороты на своих границах будет реагировать жестко. А ведь такие сценарии прорабатываются по Молдове, Беларуси, Азербайджану, Армении, Казахстану, Узбекистану. Во всех этих странах либо накопились силы, способные организовать местный майдан, либо лидеры находятся в возрасте и их уход от власти, в ближайшей перспективе, может дать отличный шанс привести на высшие посты проамериканских политиков. А значит, в этих случаях Россия может быть надежным союзником для патриотических сил.

Но, в тоже время, мы продемонстрировали, что можем не только вежливо разоружать 22-тысячные гарнизоны, но и терпеливо искать дипломатические способы разрешения конфликтов. Гипотезы о стремлении Путина покорить танками непокорный Киев, соединить Россию с Приднестровьем оказываются не более чем пиаровскими страшилками. А значит Европе не надо боятся внезапных атак, а с Россией можно договариваться на понятных и долговременных основах.

Порошенко заговорил о «мирном плане», но его тут же одернули организаторы его однотуровой победы. В результате, он срывает очередные договоренности с ключевыми странами ЕС, продолжает кровавую вакханалию, явно не добавляющую симпатий избирателей европейским лидерам, показавшим, что они включились в процесс урегулирования украинского кризиса. Понимая, кто науськивает «партию войны» в Киеве, в европейских столицах начинают уже с раздражением воспринимать вмешательство США в европейские проблемы. И только Россия спокойно демонстрирует готовность договариваться даже там, где по шаблону «это все Кремль на Украине затеял», предполагалось, что никаких уступок от Кремля получить невозможно в принципе. Все это постепенно смещает позицию европейских лидеров с мысли «надо наказать Россию» до понимания «надо сотрудничать с Россией, чтобы заставить несговорчивые киевские власти прекратить водить за нос уважаемых политиков».

Скорее всего, нам предстоит воевать с неонацистами, не случайно их привели во властные кабинеты и дали в руки оружие, закрыв глаза на развязанный ими геноцид. Но одно дело воевать в одиночку, при враждебном отношении Европы и совсем другое, провести военную операцию, способную вызвать вздох облегчения у европейского обывателя: «наконец-то Москва смогла справиться с этим кошмаром, надоевшим всем».

Тяжело смотреть сейчас на кровь, слезы и гробы с детьми. Очень хочется, чтобы это прекратилось уже сейчас. Но, есть логика большой политики, от которой зависит судьба сотен миллионов и миллиардов людей. Сейчас Донбасс может получить помощь, найти убежище в России. А кто нам поможет и защитить, если наше непосредственное вмешательство станет спусковым механизмом для начала атаки на наше экономическое, политическое и культурное пространство? Войны сейчас ведутся не только танками. Кому мы после этого сможем помочь?

Да, натиск неонацистов лучше сдержать на дальних рубежах. Для этого нужны усилия по поддержке сражающихся антифашистов. Но нельзя их свести только к вопросу: вводить или не вводить войска. Работа должна быть более тонкой и всеобъемлющей.

Главное сейчас – создание широкой антибандеровской коалиции, время, чтобы украинцы убедились, в какую пропасть их бросили пришедшие к власти олигархи и расстались со своими иллюзиями, стойкость донбасских ополченцев. Вот только в ГУМе ассортимент бы расширить, чтобы там не только стрелы продавались. Тогда больше улиц в городах сохранить можно будет и хоронить не детишек, а убийц, прилетевших туда, где им небо закрыто.

Владимир САВИЧЕВ,
кафедра политологии, социологии и философии БАГСУ

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.