ИСТИННОЕ ЛИЦО ИНЖЕНЕРА БАБКЕНА АМАТУНИ

29 августа, 2014 - 19:01

Посвящается всем репрессированным железнодорожникам

В первое воскресенье августа традиционно отмечается День железнодорожника. Но вернемся в предыдущий календарный месяц, в июль 1937 г., он открывает одну из самых трагических страниц в новейшей истории Армении. 8 июля решениями тройки НКВД Арм. ССР расстреляли вконец измученных допросами писателя Акселя Бакунца и наркома просвещения Нерсика (Нерсеса) Степаняна, через 10 дней – писателя Вагана Тотовенца. 26 июля арестовывают Егише Чаренца, а 29-го – наркома юстиции Арменака Овсепяна и выдающегося инженера-гидростроителя, начальника Севано-Разданского гидрокаскада Иосифа Тер-Аствацатряна.

ЧЕРНЫЙ ИЮЛЬ 1937 г. СТАЛ РОКОВЫМ ДЛЯ НАЧАЛЬНИКА VI ЭКСПЛУАТАЦИОННОГО ОТДЕЛЕНИЯ Закавказской железной дороги (ЗЖД), члена Центрального исполнительного комитета (ЦИК), почетного железнодорожника Бабкена Вагановича Аматуни. Данное отделение, или ленинаканский участок ЗЖД, с центром управления в Ленинакане в середине 1930-х охватывал практически всю Армению и частично территорию Нахиджеванской АССР – от Санаина до Джульфы, так как участок Джульфа - Минджеван тогда еще не был построен, а участок Минджеван - Кафан был в ведении Азербайджанской железной дороги. Бабкен Аматуни фактически являлся начальником Армянской железной дороги. Его арестовали 24 июля в Ереване, когда он выходил из дома своего дяди, бывшего зампредседателя ЧК (1920-1921 гг.) Гайка Аматуни.

Тучи над Бабкеном Аматуни начали сгущаться сразу же после убийства Агаси Ханджяна, с которым он был в близких отношениях, и ареста начальника Закавказской железной дороги Максимилиана Арнольдовича Розенцвейга и его заместителей Енша, Дандурова, Кучинского и др. в конце января 1937 г.

Уже 11 мая 1937 г. на заседании Бюро ЦК Армении первый секретарь ЦК Амо Аматуни (Вардапетян), который считал Б.Аматуни человеком Ханджяна и недолюбливал его, дал предвзятое указание партийной комиссии при ЦК под председательством П.М.Кузнецова-Дарбиняна рассмотреть все имеющиеся компрометирующие Бабкена Аматуни материалы и внести свои предложения на Бюро ЦК.

Результаты данной проверки были опубликованы в статье неких А.Оганесова и Л.Накашидзе "Разоблачить истинное лицо Бабкена Аматуни" в газете политотдела Закавказской железной дороги "Большевистская путевка" от 12 июня 1937 г. Ему инкриминировали пособничество "фашистскому диверсанту, японско-немецкому шпиону М.А.Розенцвейгу", что, по сути, было приговором.

Этот лейтмотив сразу же подхватила редакция армяноязычной газеты VI отделения ЗЖД "Сталинян ухегир" ("Сталинская путевка"), где в статье от 22 июня 1937 г. говорилось о необходимости уволить Б.Аматуни с должности и привлечь к ответственности. Все это никак не вписывалось в реалии предыдущей безупречной биографии "вредителя", прошедшего путь от списчика до начальника Армянской железной дороги. Судите сами.

В КОНЦЕ НОЯБРЯ 1935 г. ЗА УДАРНУЮ РАБОТУ В ДЕЛЕ РАЗВИТИЯ социалистической промышленности Б.Аматуни награждается почетной грамотой ЦИК Армении. В феврале 1936 г. Ленинаканское отделение занимает первое место во вседорожной стахановской декаде среди 9 отделений, а в апреле того же года ему, одному из первых среди армянских железнодорожников, присваивается звание "Почетный железнодорожник" N728, за личной подписью наркома путей сообщения СССР Л.Кагановича.

Изучение материалов следственного дела показывает, что 8 месяцев, проведенных в нечеловеческих условиях внутренней тюрьмы НКВД Арм. ССР на ул. Налбандяна в Ереване, где, по воспоминаниям писателя Ваграма Алазана, подследственные были лишены прогулок, передач и свиданий и где в день выдавалось 600 г черного хлеба, 10 г сахара и несъедобная похлебка, не сломили Бабкена Аматуни.

Он держался достойно, до конца не признал ни одного обвинительного пункта, не назвал ни одной фамилии и никого не оклеветал. Об этом красноречиво свидетельствуют скупые строки докладной записки: "Обвиняемый Аматуни Бабкен на протяжении трех месяцев упорно ведет борьбу со следствием и категорически отказывается давать показания. Замначальника ОПО НКВД Арм. ССР, старший лейтенант госбезопасности Яков Тополев".

А ВОТ ФРАГМЕНТ ПРОТОКОЛА ДОПРОСА ОТ 25 ЯНВАРЯ 1938 Г.

Вопрос: Вы обвиняетесь в том, что являетесь членом антисоветской правотроцкистской националистической организации в Армении, вели подрывную вредительскую работу, находились в самых тесных связях с фашистами и диверсантами, Розенцвейгом, его замом Папиташвили и другими, и по заданию последних вели подрывную вредительскую работу на железной дороге.

Ответ: Я никогда вредительскую работу на железной дороге не вел, а также никаких заданий ни от кого не получал.

Вопрос: Вы вновь говорите неправду. Вы находились в самых тесных связях с врагами народа - Акоповым Степой (бывший второй секретарь ЦК КП(б) Армении, курировавший транспортные вопросы), Кузнецовым (Кузнецов-Дарбинян Петр, председатель парткомиссии при ЦК КП), Торосяном Петей (генеральный прокурор, зампредседателя Совнаркома, отец знаменитого архитектора Джима Торосяна), Анесогляном Геворгом (председатель ЦИК), Гулояном Абраамом (председатель Совнаркома, фактически премьер-министр Армении), Шахсуваровым Александром (зампредседателя Совнаркома) и др. - и по заданию последних вели подрывную, вредительскую работу. Признаете ли это?

Ответ: Я был в дружеских отношениях с Анесогляном и Торосяном, в товарищеских – с Кузнецовым и Шахсуваровым. С Акоповым и Гулояном отношения были чисто служебные. Я от них никаких заданий не получал.

Во всех обвинительных протоколах Б.Аматуни инкриминировали тот факт, что он по заданию замначальника ЗЖД Папиташвили в 1935 г. в течение нескольких месяцев держал в запасе 100 нефтеналивных цистерн на станциях Ленинакан, Кировакан, Артик с целью срыва плана по нефтеперевозкам. Несуразность данного обвинения наглядно иллюстрируют материалы дорожного архива ЗЖД, согласно которым именно в 1935 г. план по перевозкам нефтепродуктов на ЗЖД в целом был перевыполнен на 7% и, следовательно, ни о каком срыве плановых заданий не могло быть и речи.

ХАРАКТЕРНО, ЧТО БЛИЗКИЕ ДРУЗЬЯ Б.АМАТУНИ Г.АНЕСОГЛЯН И П.ТОРОСЯН, проявив истинное мужество, выдержку и благородство, также ни разу не оклеветали своего друга, хотя хорошо известно, насколько жестокие меры физического воздействия применялись в НКВД ко всем заключенным. Сам Розенцвейг также категорически отрицал причастность Б.Аматуни к своей "троцкистско-вредительской организации".

Бабкена Аматуни решением тройки НКВД расстреляли 25 февраля 1938 г. По злой иронии судьбы, в Ростове девятью месяцами ранее как враг народа был расстрелян еще один высокопоставленный работник железнодорожного транспорта из рода Аматуни – двоюродный брат Б.Аматуни, начальник политотдела Азово-Черноморской железной дороги Цолак Карапетович Аматуни, отец известного физика, академика Андрея Цолаковича Аматуни.

Решением Верховного суда Арм.ССР в 1956 г. Б.Аматуни был реабилитирован, как и подавляющее большинство расстрелянных и репрессированных. У Бабкена Аматуни было четверо детей. Старший сын Ваан, участник ВОВ, был талантливым инженером в Гюмри. Младший сын Рубен, заслуженный энергетик Армении, занимал руководящие должности в Минэнерго Арм.ССР. Старшая дочь Сусанна (Шушаник), известный музыковед-теоретик, была профессором Ереванской консерватории. Младшая дочь Иветта работала главным кардиологом г.Ленинакана. К настоящему времени младший внук Бабкен Рубенович Аматуни проживает в Москве.

Автор выражает благодарность внуку Бабкена Аматуни, сыну его старшей дочери, кандидату геологических наук Гайку Мелик-Адамяну за предоставленные материалы.

Тигран МИРЗОЯН

Ваша оценка материала: 
Average: 3.1 (7 votes)

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.