О КОМПЛЕКСЕ МЕРОПРИЯТИЙ ПО ПОДДЕРЖАНИЮ СТАБИЛЬНОСТИ В РЕГИОНЕ НАГОРНО-КАРАБАХСКОГО КОНФЛИКТА

15 сентября, 2015 - 18:59

Как и прогнозировали некоторые армянские и российские эксперты, после завершения Европейских игр, ситуация на линии соприкосновения сторон в зоне нагорно-карабахского конфликта и на армяно-азербайджанской границе вновь обострилась. Чем отличается нынешняя фаза обострения от предыдущей в которую входила снайперская война, обстрелы позиций противника из стрелкового оружия, активность разведывательно-диверсионных групп и ряд других действий?

Главное отличие в том, что расширился вид применяемых вооружений, в частности, с азербайджанской стороны. Речь идет об использовании гранатометов (РПГ-7, РПГ-17), минометов (калибром 60, 82 и 120 мм) и даже реактивных установок турецкого производства ТР-107.

Налицо устойчивая тенденция использования тяжелого вооружения на линии соприкосновения и армяно-азербайджанской границе. Среди пострадавших были и мирные жители приграничных сел марза Тавуш. Армянская сторона предоставила соответствующие доказательства действий Баку и выразила свою обеспокоенность происходящим личному представителю действующего председателя (ЛПДП) ОБСЕ Анджею Каспршику (иногда журналисты и эксперты называют его четвертым сопредседателем Минской группы ОБСЕ). Естественно, что армянская сторона предпринимала ответные действия в результате которых в числе пострадавших были и жители приграничного азербайджанского села Галанлы. Очевидно, что безвозвратные потери в результате этих боестолкновений продолжают нести и армейские части Азербайджана, Армении и Нагорного Карабаха.

Миссия ОБСЕ провела мониторинг на линии соприкосновения сторон, но он не выявил нарушений режима прекращения огня.

Одновременно, с возросшим уровнем противостояния на линии соприкосновения и в приграничной полосе, как руководство Армении (с 3 по 6 сентября), так и руководство Азербайджана провело учения.

Ереван провёл учения под названием «Шант», которые по сути, стали не только командно-штабными, но и системной проверкой для всех государственных структур. В ответ Азербайджан организовал крупномасштабные учения с участим 65 тысяч человек личного состава, до 700 единиц бронетехники, подразделения ракетно-артиллерийских войск,ВВС и ВМС.

Армянская сторона обратила внимание на то обстоятельство, что Баку заранее не уведомил международные структуры, в частности ОБСЕ, о проведении военных учений, т.е. не выполнил своих международных обязательств.

Напомним также, что с 30 сентября по 4 октября в Армении пройдут учения миротворческих сил ОДКБ «Нерушимое братство-2015», что также повысит уровень военной активности в регионе. Впрочем, повышение уровня военной активности, касается не только всех трех сторон нагорно-карабахского конфликта, но и Грузии, на территории которой 27 августа был открыт натовско-грузинский учебный центр «Крцаниси». На это факт не могла не откликнуться Москва. Так, официальный представитель МИД РФ Мария Захарова заявила: «По нашему мнению, этот шаг – продолжение провокационной политики альянса, цель которого – расширение его геополитического влияния, для чего НАТО часто использует ресурсы стран-партнеров».

В складывающейся непростой геополитической ситуации, руководители такой малой страны,как Армения, которая «живет в конфликте», пытаются добиться дополнительных гарантий безопасности не только укрепив сотрудничество с Россией, союзниками по ОДКБ и партнерами по ЕАЭС, но и с западными странами – такими, как США. Напомним, что Вашингтон является одним из сопредседателей Минской группы ОБСЕ по нагорно- карабахскому конфликту. Несмотря на все нынешние острые разногласия между крупными внешними игроками в регионе Южного Кавказа, в западных центрах силы и Москве дают ясно понять, что нагорно-карабахский конфликт по-прежнему, остается той проблемой, где они продолжают сотрудничать и проводить регулярные консультации. В частности, несмотря на все препятствия, по согласованию между посредниками сейчас идет процесс подготовки очередной встречи президентов Армении и Азербайджана. Посредники надеются, что эта встреча может поспособствовать некоторому снижению градуса напряженности на линии соприкосновения сторон и на армяно-азербайджанской границе. В связи с этим, в начале августа в Вашингтон побывала делегация министерства обороны Армении во главе с первым заместителем министра Давидом Тонояном. Во время своего визита Д.Тоноян провёл пресс-конференцию и сделал ряд интересных заявлений, из которых следовало, что во время визита и проведенных встреч как в Государственном департаменте так и в военном ведомстве США, армянская сторона поднимала вопросы, связанные с мерами по укреплению доверия между конфликтующими сторонами. Причем упор был сделан на один компонент – создание механизмов расследования. В частности, Д.Тоноян полагает, что «...международным наблюдателям должен быть предоставлен мандат проведения расследований случаев нарушения режима прекращения огня, что включает в себя большие полномочия, а также возможности размещения под эгидой международных посредников специальных датчиков на границе и линии соприкосновения вооруженных сил, что окажет отрезвляющий эффект». Д.Тоноян надеется, что этот станет серьезнейшим средством профилактики нарушений режима перемирия и будет способствовать большей сдержанности конфликтующих сторон.

Ряд российских, да и армянских экспертов расценили эти предложения как своеобразный мессидж Москве, который является чуть ли не покушением на интересы России, хотя вряд ли российские дипломаты и высокопоставленные военные не были проинформированы официальным Ереваном об этом предложении министерства обороны Армении. В частности, в те дни когда армянская военная делегация находилась в Вашингтоне, в Ереване находился глава одной из ведущих российских спецслужб, начальник ГРУ Генерального штаба ВС РФ генерал-полковник Игорь Сергун. Во время своего визита он встречался как с министром обороны, так и с президентом Армении.

Кроме того, во время визита, Д.Тоноян де-факто выдвинул предложение о расширении мандата посредников и использовании определенных технических средств (специальных датчиков) для фиксации нарушений режима прекращения огня на линии соприкосновения и границе.

Таким образом, предложения официального Еревана (неясно, в какой степени они согласованы со Степанакертом) сводятся к следующим тезисам:

- расширение технического арсенала мониторинга Минской группы ОБСЕ и офиса (в том числе полевых помощников) личного представителя этой организации на линии соприкосновения сторон в Нагорном Карабахе и армяно-азербайджанской границе;

- выработка и имплементация механизма расследования инцидентов в зоне конфликта;

- расширение мандата посредников Минской группы ОБСЕ, а не только США, как то интерпретировали некоторые эксперты, в вопросе поддержания режима прекращения огня на линии соприкосновения и на армяно-азербайджанской границе.

Внимательный анализ предложений, представленных Д.Тонояном, возвращает нас в 2011 год, когда в Казани остался неподписанным документ, подготовленный для подписания президентами Азербайджана и Армении, при посредничестве президента России Д.А. Медведева. Как известно, этот документ был назван «Мадридскими принципа», он никогда официально полностью не публиковался, но имел полную поддержку со стороны президентов России, США и Франции.

Одной из причин неподписания документа в Казани было то, что одна из конфликтующих сторон (Баку) окончательно не отказался от применения силы или угрозы ее применения для разрешения нагорно-карабахского конфликта. В том же году Баку отказался дать позитивный ответ на предложение посредников об отводе снайперов с линии соприкосновения.

В декабре того же года сопредседатели Минской группы ОБСЕ попытались расширить возможности (повысить уровень финансирования) офиса ЛПДП ОБСЕ в зоне конфликта. Тогда шла речь о том, что офис ЛПДП должен содействовать расследованию возможных инцидентов на линии соприкосновения вооруженных сил противоборствующих сторон в зоне нагорно-карабахского конфликта. Баку тогда заблокировал повышение уровня финансирования мотивируя это тем, что пока не достигнута окончательная договоренность по деталям механизма расследования инцидентов.

Таким образом, процесс идет «по кругу», т.е. по сути, возвращается к пути, который пытались пройти 4 года назад предшественники нынешнего состава сопредседателей Минской группы. В надежде – а вдруг получится?

Между тем, дипломаты и политики в Ереване словно позабыли, что все вышеупомянутые посылы, представленные ими в Вашингтоне, по сути, являются лишь элементами «Соглашения по укреплению режима прекращения огня» в зоне нагорно- карабахского конфликта (иногда оно упоминается как договоренность об урегулировании инцидентов). Соглашение формально вступило в силу с 6 февраля 1995 года, т.е. более 20 лет назад, но на деле оно не имплементировано до сих пор. Посредниками при подписании вышеупомянутого соглашения были тогдашние российский и шведский сопредседатели Минской группы ОБСЕ по Нагорному Карабаху послы Владимир Казимиров и Андрес Бьюрнер.

Таким образом, на наш взгляд, для поддержания приемлемого уровня стабильности в зоне нагорно-карабахского конфликта нужно продвигать не отдельные, безусловно важные, элементы, а комплекс мер, который, в частности был прописан в вышеупомянутом соглашении 20-летней давности. Речь идет об имплементации этого документа, но с учетом возможностей новых технических средств, которые могли бы заменить факсы и линии ПМ (правительственной междугородней) связи.

При этом, безусловно, необходимо поднимать перед посредниками и новые проблемы, связанные с укреплением режима, которые стали проявляться в последний период. Так, сели 4-5 лет назад поднимался вопрос отвода снайперов, то сейчас, по мнению заведующего отделом Кавказа Института стран СНГ (Москва) Владимира Евсеева, необходимо ставить вопрос об отводе от линии соприкосновения и армяно-азербайджанской границы тяжелого вооружения. Причем договоренности по отводу каждого типа тяжелого вооружения должны быть раздельными. При этом эксперт обращает внимание на переговоры по урегулированию ситуации в Украине, которые ведутся в рамках «Норманской четверки».

На наш взгляд, постановка вопроса отвода тяжелых вооружений от линии соприкосновения в Нагорном Карабахе и армяно-азербайджанской границы, сегодня не менее актуальна, чем отвод снайперов, выполнение соглашения 20-летней давности об урегулировании инцидентов, предложения по введению технического контроля за режимом прекращения огня и расследованием случаев его нарушения.

В связи с вышеизложенным отметим, что ранее мы уже высказывали предложения о проведении специальных экспертных семинаров/ конференций(возможно, закрытых для прессы) для обсуждения ряда актуальных вопросов урегулирования «замороженных конфликтов», в том числе таких, как нагорно-карабахский. Иногда бывает полезно заново обсудить основные международные документы по урегулированию конфликта и, возможно, как-то заново кодифицировать их. Тоже касается ряда важных международных, двух и трехсторонних заявлений. Безусловно, такая конференция/семинар не стала бы панацеей и не решила бы каких-то проблем. Тем не менее, она могла бы принести пользу и представить рекомендации для продвижения процесса урегулирования и снижения градуса напряженности в зоне конфликта. Заметим, что западные структуры время от времени проводят такие закрытые дискурсы с привлечением как экспертов, так и представителей гражданского общества. Их итоги неоднозначны, но они, как минимум, полезны.

Давид Петросян, независимый журналист

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Тест для фильтрации автоматических спамботов
Target Image