Если Азербайджан разрешит функционирование Степанакертского аэропорта, то де-факто признает НКР

22 марта, 2013 - 14:28

По мнению известного азербайджанского политолога Арифа Юнусова, Ильхам Алиев безусловно потеряет власть, это всего лишь вопрос времени.

– Господин Юнусов, почему официальный Баку так агрессивно реагирует на возобновление работы Степанакертского аэропорта? Ведь связь между Арменией и Нагорным Карабахом, так или иначе, есть. В чем проблема?

– Это – закон конфликтологии. Речь не о том, что Азербайджан против контактов Ереван-Степанакерт. Проблема в другом. Давайте назовем вещи своими именами. Если Азербайджан позволит этому аэропорту принимать самолеты, то завтра встанет вопрос приема самолетов и из других стран. Это будут не только самолеты из Еревана. Поскольку Карабах не является субъектом международного права, то, исходя из международного статуса, он не может принимать или отправлять самолеты. Если Азербайджан позволит это, то де-факто признает Нагорный Карабах. Вот в чем проблема. Это то же самое, что и сказать – почему Азербайджан требует, чтобы западные дипломаты посещали Карабах, получив согласие Азербайджана. Конечно, можно сказать – пусть посещают, что в этом такого… Но в основе этого вновь лежит та же проблема. Почему Грузия приняла закон «об оккупации»? У нас пока что даже такого закона нет, но, кстати, может быть принят, надо быть готовыми, что Азербайджан тоже примет подобный закон. То есть, все это касается не армяно-азербайджанских отношений, а здесь преобладает закон конфликта, то есть, если два человека конфликтуют, то один из них всегда должен искать какой-то повод, чтобы создать для другое более худшие условия, и противоположная сторона – тоже. Если не будет конфликта, то нет никакой разницы – летают самолеты или не летают. Это уже будут технические вопросы, которые быстро урегулируются: это вопрос урегулирования Карабахского конфликта.

– Но сейчас вопрос Степанакертского аэропорта стал предметом обсуждения в рамках процесса урегулирования Карабахского конфликта в формате Минской группы ОБСЕ. То есть, получается так, что возникают все новые и новые проблемы, которые вообще заводят в тупик переговорный процесс.

– Минская группа сама по себе уже препятствие, так как в условиях института сопредседателей, если две стороны не могут придти к согласию, или не желают приходить к согласию, и появляется кто-то, а их может быть несколько, то понятно, что у них есть свои интересы в этом конфликте. Рассмотрим страны-сопредседатели. Россия имеет свои интересы? Конечно, имеет. Франция имеет? Конечно, имеет. Соединенные Штаты – тоже. То есть, кроме того, что они, якобы, пытаются урегулировать конфликт, они проявляют в регионе еще и свои интересы. Тот факт, что эти интересы не совпадают, это тоже, в свою очередь, препятствует процессу урегулирования, и очевидцами этого мы были множество раз в ходе процесса урегулирования. Когда одна из конфликтующих стран довольно активно ожидает какого-то прогресса, другая конфликтующая сторона этого не желает. Я всегда отмечал, что я против института сопредседателей. Переговоры начнутся тогда, когда армяне и азербайджанцы начнут говорить друг с другом непосредственно. Когда это делается при посредничестве какой-то стороны, и вы, и мы стремимся в свою очередь воздействовать на Россию и США. То есть, осознавая, что они играют свою роль, имеют свой интерес, мы тоже начинаем так поступать, откуда и возникает конфликт интересов. А тот факт, что стороны не общаются друг с другом непосредственно, свидетельствует о том, что мы не доверяем друг другу, то есть – в действительности мы не желаем урегулирования конфликта. Когда в Азербайджане и Армении говорят о взаимоуступках, я всегда говорю – спросите, что такое взаимоуступка для армян, и что такое взаимоуступка для азербайджанцев –для каждой стороны это взамоуступка в ее пользу. Вопрос аэропорта в действительно легко решаемый вопрос – в случае взаимного доверия, а когда нет доверия, есть страх, ничего не получится.

– Господин Юнусов, что происходит в Азербайджане? Известно, что проходят акции протеста, кажется, власти напряжены, в обществе скопилось большое недовольство. Это социальное недовольство или политическое, направленное против властей?

– Все вместе взятое. В Азербайджане есть социальное недовольство, которое проявляется в селах, и волна протеста поднялась из-за вседозволенности и коррупции. А политическое недовольство связано с выборами, карабахским конфликтом, и т.д., которые проявляются в Баку. У нас все перемешалось. Просто у нас все больше и больше растет недовольство по отношению к властям. Это вызовы, в конфликтологии это тоже называется вызовом – когда что-то давит на общество, общество должно отреагировать адекватно, а если не сможет отреагировать, то потерпит поражение. Если рассматривать власти нашей страны, то складывается впечатление, что они живут в стеклянном дворце, и не всегда понимают, что происходит в обществе. Иногда власти сами создают себе проблемы, когда их можно было решить очень спокойно. Порой я пытаюсь понять, почему они поступают так в том или ином случае, а потом понимаешь, что или они неадекватны ситуации, неправильно представляют положение – люди недовольны, есть социальные проблемы, низкая зарплата, у нас было землетрясение, наводнение, люди страдают, но, с другой стороны – царит полная вседозволенность.

– То есть, сегодня есть опасность, что Ильхам Алиев может потерять власть?

– Смотря, о каком периоде времени идет речь. То, что Ильхам Алиев потеряет власть – это однозначно, и лишь вопрос времени. Вопрос в следующем – когда?.. Не думаю, что это может произойти в этом году, но то, что он потеряет власть, и у нас произойдет взрыв – это однозначно.

По мнению известного азербайджанского политолога Арифа Юнусова, Ильхам Алиев безусловно потеряет власть, это всего лишь вопрос времени. – Господин Юнусов, почему официальный Баку так агрессивно реагирует на возобновление работы Степанакертского аэропорта? Ведь связь между Арменией и Нагорным Карабахом, так или иначе, есть. В чем проблема? – Это – закон конфликтологии. Речь не о том, что Азербайджан против контактов Ереван-Степанакерт. Проблема в другом. Давайте назовем вещи своими именами. Если Азербайджан позволит этому аэропорту принимать самолеты, то завтра встанет вопрос приема самолетов и из других стран. Это будут не только самолеты из Еревана. Поскольку Карабах не является субъектом международного права, то, исходя из международного статуса, он не может принимать или отправлять самолеты. Если Азербайджан позволит это, то де-факто признает Нагорный Карабах. Вот в чем проблема. Это то же самое, что и сказать – почему Азербайджан требует, чтобы западные дипломаты посещали Карабах, получив согласие Азербайджана. Конечно, можно сказать – пусть посещают, что в этом такого… Но в основе этого вновь лежит та же проблема. Почему Грузия приняла закон «об оккупации»? У нас пока что даже такого закона нет, но, кстати, может быть принят, надо быть готовыми, что Азербайджан тоже примет подобный закон. То есть, все это касается не армяно-азербайджанских отношений, а здесь преобладает закон конфликта, то есть, если два человека конфликтуют, то один из них всегда должен искать какой-то повод, чтобы создать для другое более худшие условия, и противоположная сторона – тоже. Если не будет конфликта, то нет никакой разницы – летают самолеты или не летают. Это уже будут технические вопросы, которые быстро урегулируются: это вопрос урегулирования Карабахского конфликта. – Но сейчас вопрос Степанакертского аэропорта стал предметом обсуждения в рамках процесса урегулирования Карабахского конфликта в формате Минской группы ОБСЕ. То есть, получается так, что возникают все новые и новые проблемы, которые вообще заводят в тупик переговорный процесс. – Минская группа сама по себе уже препятствие, так как в условиях института сопредседателей, если две стороны не могут придти к согласию, или не желают приходить к согласию, и появляется кто-то, а их может быть несколько, то понятно, что у них есть свои интересы в этом конфликте. Рассмотрим страны-сопредседатели. Россия имеет свои интересы? Конечно, имеет. Франция имеет? Конечно, имеет. Соединенные Штаты – тоже. То есть, кроме того, что они, якобы, пытаются урегулировать конфликт, они проявляют в регионе еще и свои интересы. Тот факт, что эти интересы не совпадают, это тоже, в свою очередь, препятствует процессу урегулирования, и очевидцами этого мы были множество раз в ходе процесса урегулирования. Когда одна из конфликтующих стран довольно активно ожидает какого-то прогресса, другая конфликтующая сторона этого не желает. Я всегда отмечал, что я против института сопредседателей. Переговоры начнутся тогда, когда армяне и азербайджанцы начнут говорить друг с другом непосредственно. Когда это делается при посредничестве какой-то стороны, и вы, и мы стремимся в свою очередь воздействовать на Россию и США. То есть, осознавая, что они играют свою роль, имеют свой интерес, мы тоже начинаем так поступать, откуда и возникает конфликт интересов. А тот факт, что стороны не общаются друг с другом непосредственно, свидетельствует о том, что мы не доверяем друг другу, то есть – в действительности мы не желаем урегулирования конфликта. Когда в Азербайджане и Армении говорят о взаимоуступках, я всегда говорю – спросите, что такое взаимоуступка для армян, и что такое взаимоуступка для азербайджанцев –для каждой стороны это взамоуступка в ее пользу. Вопрос аэропорта в действительно легко решаемый вопрос – в случае взаимного доверия, а когда нет доверия, есть страх, ничего не получится. – Господин Юнусов, что происходит в Азербайджане? Известно, что проходят акции протеста, кажется, власти напряжены, в обществе скопилось большое недовольство. Это социальное недовольство или политическое, направленное против властей? – Все вместе взятое. В Азербайджане есть социальное недовольство, которое проявляется в селах, и волна протеста поднялась из-за вседозволенности и коррупции. А политическое недовольство связано с выборами, карабахским конфликтом, и т.д., которые проявляются в Баку. У нас все перемешалось. Просто у нас все больше и больше растет недовольство по отношению к властям. Это вызовы, в конфликтологии это тоже называется вызовом – когда что-то давит на общество, общество должно отреагировать адекватно, а если не сможет отреагировать, то потерпит поражение. Если рассматривать власти нашей страны, то складывается впечатление, что они живут в стеклянном дворце, и не всегда понимают, что происходит в обществе. Иногда власти сами создают себе проблемы, когда их можно было решить очень спокойно. Порой я пытаюсь понять, почему они поступают так в том или ином случае, а потом понимаешь, что или они неадекватны ситуации, неправильно представляют положение – люди недовольны, есть социальные проблемы, низкая зарплата, у нас было землетрясение, наводнение, люди страдают, но, с другой стороны – царит полная вседозволенность. – То есть, сегодня есть опасность, что Ильхам Алиев может потерять власть? – Смотря, о каком периоде времени идет речь. То, что Ильхам Алиев потеряет власть – это однозначно, и лишь вопрос времени. Вопрос в следующем – когда?.. Не думаю, что это может произойти в этом году, но то, что он потеряет власть, и у нас произойдет взрыв – это однозначно.

Узнайте больше на сайте: http://ru.aravot.am/2013/03/20/154026/

© 1998 - 2013 Аравот – Новости из Армении
Tags: 

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Тест для фильтрации автоматических спамботов
Target Image