АЛЕКСАНДР ЛАПШИН: АЗЕРБАЙДЖАН – СТРАНА С ПОСТОЯННЫМИ АНТИЕВРЕЙСКИМИ И АНТИХРИСТИАНСКИМИ ВЫСКАЗЫВАНИЯМИ

9 февраля, 2021 - 13:34

Известного блогера и журналиста Александра Лапшина хорошо знают в Израиле, Армении, России и многих других странах. Впрочем, он сам давно называет себя гражданином мира.

«Трудно сказать, кем я себя больше ощущаю, поскольку мне комфортно в той стране, где мои близкие, где подходящий климат, где есть работа, – говорит собеседник. – За последние сто лет моя семья сменила столько родин, что сегодня даже трудно конкретизировать. Корни тянутся из Польши и Литвы. Потом был холокост, когда погибла часть родственников. Другая оказалась в зоне советской оккупации. Несколько позже кто-то переехал в Израиль, кто-то в Америку, кто-то в Австралию. Короче, почти как у армян. Хотя по большому счету – это философский вопрос».

– Господин Лапшин, когда у Вас начался роман с Арменией?

– Наверное, в 2006 году, когда я впервые приехал в вашу страну познакомиться с семьей друзей моей мамы. Они когда-то вместе учились в Свердловске. В то время я путешествовал по Грузии и решил на два-три дня заехать в Ереван, чтобы встретиться, познакомиться. Того поколения уже нет в живых, но мы продолжаем дружить с нынешними ровесниками. Встречаемся, общаемся. К сожалению, в этот приезд повод для встречи был нерадостный. У наших друзей погиб на войне сын…

– Вы приехали к нам не в самые лучшие времена: пандемия, война, внутренняя политическая нестабильность. Чем был мотивирован этот приезд?

– Я же журналист и блогер, а значит, моя работа требует присутствия как раз в такие переломные моменты. Важно увидеть своими глазами, изучить, разобраться и донести миру правду. В стране, где все стабильно и скучно, журналисту делать нечего.

– То есть Вы были и в приграничье, и в Арцахе?

– В принципе объездил всю Армению. Был в Сюнике. Единственное, куда не попал – это Арцах. Шла активная фаза переговоров и, дабы не провоцировать Азербайджан, мне настоятельно не рекомендовали ехать туда. Новый инцидент не нужен ни Армении, ни Азербайджану, ни России. Я склонен прислушиваться к мнению соответствующих органов.

– Вы имеете в виду Ваш арест в Минске, куда Ильхам Алиев прислал за Вами свой самолет? Чем Вы ему так насолили?

– Ну чем я мог ему насолить? Тем, что съездил в Арцах? И написал об Арцахе? Он мыслит категориями не государственного деятеля, а обиженного человека. Произошедшее несопоставимо с его статусом. Как-то несолидно президенту страны бегать за каким-то блогером-путешественником. К моей персоне Алиев приковал тогда столько внимания, будто вся история с посещением Карабаха завязана только на мне, а в самом Азербайджане нет других проблем. Это же полный абсурд. Возможно для внутренней аудитории такое шоу и сработало, но в целом ситуация вызывала удивление и смех. Хотя мне тогда было не до смеха. Сначала обещали «пожизненное», потом было бессмысленное нападение в камере, где меня избили и попытались задушить. А дальше отправили в госпиталь. Глава государства тем временем срочно подписывает прошение о помиловании, которого я, кстати, не подавал. И меня тут же отправляют в Израиль. Очень непродуманное решение. Куда логичнее было бы сначала меня вылечить, а потом уже отпускать на родину. Ведь в аэропорту Тель-Авива сразу же были зафиксированы все мои увечья, побои, переломы… И естественно, был подан иск против Азербайджана в суд по правам человека в Страсбурге, на что очень обиделся Алиев – за мою неблагодарность: он меня помиловал, а я в суд подал.

– Сегодня Алиев называет армянских военнопленных террористами. Это наслаждение славой победителя или слабость слабого человека?

– Имея уже собственный опыт общения с ним, думаю, что это слабость слабого человека. По своему опыту скажу, что ребятам там приходится несладко. Думаю, что большинство военнопленных они уже убили. Когда мы ездили в семьи, где есть погибшие, то из рассказов становилось очевидным, что многих просто добивали контрольным выстрелом в голову. И это не единичные случаи. По разным подсчетам, сегодня в плену находится от 50 до 100 человек, хотя более точная цифра неизвестна. Вероятно, их будут держать в тюрьме очень долго для торгов в обмен на свои условия, как инструмент давления на Армению. Одновременно в соцсетях через фейковые сайты будет распространяться информация для дестабилизации ситуации в Армении. Верить слову, а тем более обещаниям Ильхама Алиева, нельзя. И если сейчас он укрепился за счет итогов нынешней войны, то скоро у него будет довольно шаткое положение. Эйфория быстро пройдет, и тогда слабые позиции президента станут очевидны. Сейчас ему надо заселять, отстраивать, обустраивать, проводить коммуникации на занятых территориях. Надо открывать новые рабочие места в Шуши, Гяндже, Ленкорани, да и в самой азербайджанской столице. Поверьте, несмотря на нефтедоллары, население в Азербайджане живет хуже, чем в Армении, у которой нет углеводородов. Говорю не понаслышке, поскольку там тоже бывал туристом. На мой взгляд, года через два-три люди предъявят свои требования: «Карабах освободили. Шуши заняли. Но продолжаем жить в бедности, как и раньше. В стране нет работы, но зато полно политзаключенных». И вот тогда народный гнев обрушится уже на голову Алиева.

– До войны Вы были в Арцахе?

– Да, я там был один раз в 2011 году. Приехал всего на несколько дней, но график был настолько плотным, что не посчастливилось увидеть весь Арцах. Очень интересный край, очень доброжелательные люди. Обычно мои коллеги, приезжая в чужую страну, пишут потом исключительно восторженные отзывы, подкрепляя их такими же красочными фотографиями. Действительно, уютный и чистый Степанакерт, самобытный Гандзасар впечатляли. Но меня интересовал не только парадный фасад. Арцах – прекрасное место, красивая природа, гостеприимные искренние люди, которые всем сердцем болеют за свою землю. Но еще я увидел и проблемы, которые очень расстроили. Когда проехал по Карвачару, Физули и еще по ряду населенных пунктов, у меня появилось ощущение их неухоженности, ненужности. Знаете, все это выглядело так, как будто данную территорию держат для торга, а потому не хотят ничего в нее инвестировать. Я говорю о своих ощущениях 2011 года, практически за 10 лет до войны. У меня уже тогда было чувство, что Арцах поделен между местными феодалами, царьками.

– А Вы общались с этими местными царьками и феодалами? Ведь сегодня по итогам войны противнику отошли 30 ГЭС, значительная часть Соткского рудника по золотодобыче, несколько предприятий, в том числе по производству вина, 73 процента сельскохозяйственных угодий. Все это в основном частный бизнес, а значит – инвестиции…

– Честно говоря, общаться с ними не пришлось. Не хотелось изображать симпатии, когда их не испытываешь. То, что я видел за гостевым фасадом – лишь одна из причин произошедшего сегодня. Пазл практически сложился. Сценарий, по всей вероятности, предполагал переговоры, но случилось то, что случилось. Однако самая главная проблема, на мой взгляд, не связана ни с Арменией, ни с Арцахом. Поменялась геополитическая обстановка в мире. Арцах стоит поперек горла и у российской, и у армянской олигархии, что означает лишь одно: в этом вопросе в приоритете не политические, а экономические интересы. Появился нефтепровод «Баку – Тбилиси – Джейхан» с миллиардными оборотами. Возникла необходимость разблокировать транспортные магистрали между Арменией и другими государствами, причем инициатива исходила не только от Баку, но и от государств, которые заинтересованы в развитии экономики Южного Кавказа: России, США, Турции. Но то, что она исходила от Армении, стало для меня открытием. В разговорах с представителями среднего и крупного предпринимательства разговор шел о том, что блокада и закрытые границы не дают развиваться их бизнесу. А единственный наземный путь через Грузию оборачивается дорогой логистикой. Если откроют границы с Азербайджаном и Турцией, то сюда придут азербайджанские и турецкие инвестиции, которые так нужны армянской экономике. Появится возможность торговать более выгодно.

– Даже если будут разблокированы транспортные коммуникации и откроются новые рынки сбыта, насколько реальны перспективы того, что армянскую продукцию примут на азербайджанском или турецком рынке?

– Действительно, армянская экономика настолько мала, что вряд ли заинтересует торговый потенциал соседних стран. Но зато в Армении очень развита горнодобывающая промышленность, золотодобыча. В этом плане перспективно открывать подобные коридоры. Турции и Азербайджану будет выгодно инвестировать в Армению для того, чтобы создавать здесь предприятия. Однако опасность заключается в другом: то, что турки не смогли взять танками, они возьмут манатом и лирой. В этом заключаются большие риски, учитывая сильные коррупционные традиции в стране. Не исключена возможность, что через крупных чиновников, через своих людей в парламенте будут приниматься решения, которые выгодны Азербайджану, а не Армении. Ну и второй момент. Если сюда придет крупный бизнес из Турции и Азербайджана, то он просто раздавит местное предпринимательство, уничтожит армянское сельское хозяйство. И все же в данной ситуации надо смотреть вперед, развивать отношения, учиться дружить, хотя это и неприятно.

– Хорошо, если взять за основу, что будущее экономики – это «бизнес и ничего личного», то как быть с культурой, с христианскими святынями, которые сегодня оскверняются на территории Карабаха? Это не голословные обвинения, поскольку в сети имеются наглядные доказательства варварского отношения к нашим историческим памятникам.

– Я знаю об этом. И уже писал у себя на странице в ФБ о том, как «после освобождения от кратковременного присутствия алиевских войск целого ряда карабахских сел вернувшиеся туда армянские военные увидели ужас. Повсюду были следы вандализма, грабежа и тела убитых местных жителей, которые не успели эвакуироваться. Целенаправленно везде уничтожены христианские иконы, а если они были большими по размеру – их использовали для стрельбы, целясь в лик Иисуса, либо Девы Марии с младенцем на руках. Примерно так выглядят все карабахские дома, где «освободители» успели побывать». Я не хочу выглядеть исламофобом, но приведу пример из истории моего народа. Во время израильского конфликта во многих арабских странах были уничтожены памятники еврейской культуры. Причем отношение к символам чужой религии, например даже в более цивилизованном Египте, куда приезжают тысячи туристов со всего мира, было таким же. Только в Каире из шестидесяти синагог осталось всего две. В Ираке, в Марокко такая же картина. Там тоже практически ничего не осталось от памятников нашей тысячелетней истории. Азербайджанцы в этом плане не исключение.

– Но по заявлениям официального Азербайджана, на его территории сохранены культовые сооружения других религиозных конфессий, в том числе синагога.

– Да, она есть. Но не следует забывать, что Азербайджану всего 30 лет. Все, что было до этого, относится к советскому периоду. Сегодня Азербайджану важна дружба с Израилем, с еврейским лобби в Вашингтоне, поэтому делается все, чтобы показать свою любовь к евреям. Однако никакой любви там нет и в помине. Обычная мусульманская страна с коммунистическим оттенком, где постоянно муссируются антиеврейские и антихристианские высказывания. Да, приоритет официальной политики в отношении евреев якобы построен на полном миролюбии. Но это только официальная позиция. На низовом уровне все выглядит иначе. Уже давно выдавили отовсюду тех, кто не является азербайджанцем или мусульманином. Единственное, что можно сказать с уверенностью: сегодня там нет погромов и убийств, которые были в конце прошлого века в Баку и Сумгаите в отношении армян. Но возвращаясь к вопросу о любви, замечу, что в разговорах с азербайджанцами я обычно задаю вопрос: «Почему при ваших столь глубоких чувствах из 120 тысяч евреев в Азербайджане остались всего четыре тысячи человек? Почему евреи в буквальном смысле сбежали оттуда в период с 1988 по 1992 год, то есть во время погромов и преследований армян?» Ответа я так и не услышал ни от кого. В крайнем случае говорят, что мои соотечественники уехали за большими деньгами.

– Но если вспомнить историю, то именно в то время рухнул «железный занавес» и многие граждане СССР устремились в США, Израиль, Германию, действительно к более сытой жизни в сравнении с той, которую мы получили на последнем этапе горбачевской перестройки. Так было и в Армении.

– И тем не менее евреи уезжали у вас не столь массово. А если уезжали из страны, то лишь в силу социальных проблем, а не из-за опасений за свою жизнь. А это разные понятия. Я заметил, что в Армении очень лояльно относятся ко всем нацменьшинствам, никого при этом не выделяя. В армянском парламенте даже есть депутаты, представляющие свои национальный общины, что уже примечательно само по себе. И еще, Армения никогда не декларировала на весь мир, что у вас любят евреев и мы братья навек, как это делается в Азербайджане. Люди разных национальностей просто спокойно живут здесь на правах законных граждан Армении. В общем, в Армении я еще не слышал ни от кого жалоб по национальному вопросу. Будучи в Ереване, конечно, побывал в синагоге у главного раввина Армении Гершона Бурштейна, знаком с руководителем еврейской общины в Армении Риммой Варжапетян-Феллер. В планах поездка на древнее еврейское кладбище в одном из районов Армении, где сохранились надгробные памятники. Насколько я знаю, вопросы сохранения культурного наследия еврейской общины Армении включены в повестку Службы по охране исторической среды и историко-культурных музеев-заповедников. И это все проводится в рабочем порядке, без крикливых лозунгов о любви на весь мир.

Отношения на бытовом уровне обычно называют народной дипломатией. Но вот на государственном уровне Израиль пока не признал геноцид армян, хотя оба наших народа связывает схожая трагедия.

Мы опять приходим к финансовому вопросу. Многие страны тоже еще не признали геноцид армян. В нашем случае дело не в том, что израильские чиновники не знают о трагедии армян в Османской империи в 1915 году. Просто считают, что давать оценки и определения, которые могут навредить отношениям с Турцией, пока не будут, поскольку это чревато многомиллиардными убытками. Эти их потери сделать Армению или Арцах богаче не смогут. То есть официальный Иерусалим подходит к данному вопросу более прагматично. Но с другой стороны, замечу, что в израильской школе изучают тему геноцида. Я сам учился там и прекрасно помню этот курс. Да и во время войны в Иерусалиме повсюду висели плакаты в поддержку Армении. Я даже написал в фейсбуке, что «в большинстве случаев это не армяне вывешивают их, а обычные евреи, симпатизирующие Армении. Во многих израильских группах в социальных сетях люди обращаются и спрашивают, где купить армянский флаг, чтобы повесить у себя на балконе. Повторюсь, что это пишут не армяне, а обычные евреи-израильтяне».

– В Израиле существует армянская община, знакомы ли Вы с ее представителями?

– Конечно, есть армянская община численностью от 10 до 20 тысяч человек. Хотя точную цифру никто не знает, поскольку в Израиле в документах не пишут национальность, а только принадлежность к вере. Конечно, я знаком с представителями армянской общины. Но здесь есть смешной нюанс: если в СССР мы были евреями, то в Израиле все выходцы из СССР, независимо от национальности, считаются русскими. Но это опять же на бытовом уровне. Сама армянская община разделена на три группы. Первая – это духовенство, которое вместе с семьями проживает в армянском квартале Иерусалима. Они хранят армянские святыни и считают себя самым древними, поскольку их предки давно поселились на этой земле. Вторая группа состоит из переселенцев из Османской Турции. В принципе они уже адаптировались в местном социуме и во втором-третьем поколении стали полноценными израильтянами. Многие до сих говорят между собой на армянском языке, как и те их соотечественники, которые приехали сюда после развала СССР. Кстати, последняя группа живет в основном обособленно, своими интересами и заботой о своей семье.

– На Ваш взгляд, почему Израилю за 70 лет удалось создать процветающее государство, а Армения сумела разрушить то лучшее, что было создано за 70 лет?

– Израиль был создан людьми, которые выжили в нацистских концлагерях. И они понимали, что это их единственный шанс создать свое государство. Пусть маленькое, но свое, для себя и своих детей. Я думаю, если бы армяне создали независимое государство после геноцида 1915 года, то Армения была бы вторым Израилем. Однако 70 лет коммунизма-социализма взрастили новое поколение чиновников и их детей с отсутствием национальной идеи и коррупцией в крови.

Но именно это поколение чиновников и их детей под лозунгом национальной идеи защищали свободу и независимость Третьей Республики ценой своей жизни во время первой Арцахской войны. Возможно, проблема появилась позже, когда Армению наводнили различные деструктивные секты и НКО, на которые у нас закрывали и продолжают закрывать глаза. Однако пять тысяч погибших армянских воинов в нынешней войне говорят о понимании аутентичности своих корней, о стойкости армянского духа.

Знаете, я не испытываю иллюзий ни в отношении новых, ни в отношении старых властей. И возможно, они тоже вели торги по поводу сдачи территорий. Просто тогда в мире была другая ситуация. Сейчас она поменялась. Арцах стал разменной монетой ценой в тысячи человеческих жизней. А еще очень много раненых. Мы часто навещаем их и дома, и в госпиталях. Даже устроили небольшой концерт с участием настоящих оперных певцов, один из которых приехал из Нью-Йорка, а другой из Тбилиси. Но когда я смотрю в глаза этим ребятам, то труднее всего бывает ответить на вопрос тех, кто стал инвалидом: «За что я сражался?». И тогда я просто говорю им: «Вы герои! Вы защищали Родину!».

Беседу вела Наталья Оганова

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Тест для фильтрации автоматических спамботов
Target Image