Албанская церковь, удины и арцахский вопрос

3 марта, 2021 - 17:28

Удины — самоназвание «уди».

Удины компактно проживают в северной части современной Азербайджанской Республики (на левобережье реки Кура) — в селе Нидж Куткашенского (ныне — Габалинского) района и в районном центре Варташен (ныне — Огуз), а также в Грузии, в селе Зинобиани (бывшее Октомбери) Кварельского района (это переселенцы из Варташена, откуда часть удин-диофизитов бежала в Грузию в 1922 г.). Удины дисперсно проживают также в России, Армении, Казахстане и т. д. Их общая численность — около 10 000 человек. Антропонимика удин (имена, фамилии, отчества), последователей Армянской апостольской церкви (далее — ААЦ), до недавнего времени была преимущественно идентична армянской. Удинский язык относится клезгинской группе нахско-дагестанской семьи языков. Он имеет два диалекта — ниджский и варташенский (варташенско-октомберийский). Степень их расхождения не препятствует взаимопониманию.

В 1990-х гг. экспедицией АН Грузии во главе с кавказо­ве­дом Зазой Алексидзе в монастыре Св. Екатерины на Синайском полуострове был обнаружен грузинско-албанский палимпсест. После его дешифровки европейскими лингвистами на основе удинского языка (2008 г.) в исторической науке окончательно утвердилось мнение, что с античного времени и до развитого средневековья удины могут считаться народом-доминантом (вначале — племенем) Албанского царства со столицами в городах Кабала и Шаки .

Анализ разноязычных античных и сред­не­ве­ковых источников показывает, что процесс удинской этнокон­со­ли­дации в сре­де разноплеменного лезгиноязычного метаэтноса албанцев раннего средневековья завершил­ся в западной половине левобережья Куры примерно в IХ веке. Эта часть левобережной Албании в указанный период (к IX—X векам) стала называться также «Страной удийцев» (как у историка Иованнэса Драсханакертци), а этноним «уди» стал самоназ­ва­нием (эндоэтнонимом) этнокон­со­ли­дированных албанцев-хрис­тиан левобережья Куры. Несомненно, удинский народ следует признать прямым наследником культуры лезгиноязычных племён Собственно Албании (на левобережье Куры), которых, согласно античному географу Страбону, было 26.

Для удинского народа, который всегда был братским армянам, христианская религия стала этническим маркером. Христианство в Кавказской Албании было официально принято при албанском царе Вачагане I Храбром, основателе Аршакидской династии страны на левом берегу Куры со столицей в Кабале (Капалаке), который был крещен в Армении Григором Просветителем в 315 г. Он также получил от Григора первого епископа своей страны Фому /Θωμά/. Тогда же образовалась Албанская церковь, которая находилась в каноническом единстве с Армянской апостольской церковью и в некоторой зависимости от неё: ААЦ имела статус «первой среди равных» по отношению к Албанской церкви (а до начала VII века — и к Иверской церкви). Подобно ААЦ, Албанская церковь не признала IV вселенский Халкедонский собор, исповедуя дохалкедонское (апостольское) христианство. Первые епископы Албании восседали в столице царства Кабале, а после 462 г. уже католикосы Албании обосновались в городе Чор (Дербент), который был первым центром созданного Сасанидами марзпанства (наместничества) Албания-Аран. В VI веке резиденция католикосов, которые с 552 года носили титул «католикос Албании, Лпинии и Чора», была перенесена из Чора в новую столицу марзпанства — город Партав. Он находился уже на этнически армянском правобережье Куры (после IХ века резиденциями становились также правобережные монастыри в Бердакуре, Хамши, Чареке и Гандзаке). Правобережные армянские провинции Утик и Арцах, называемые ещё Восточными краями Армении, были включены Сасанидами в состав Албанского марзпанства после 428 года, когда шаханшах Ирана Бахрам V Гур упразднил царство армянских Аршакидов и создал марзпанство Армения, присоединив его окраинные провинции к соседним марзпанствам. После вхождения армянских епархий Утика и Арцаха под юрисдикцию Албанской церкви в качестве официальных языков богослужения и письменного общения в ней применялись «албанский» — удинский и армянский языки. Но албанская письменность, созданная армянским архимандритом Месропом Маштоцем и албанским иереем Бениамином в начале V века (после создания армянского алфавита и параллельно с созданием грузинского письма), через несколько веков перестала употребляться, и единственным письменным-литературным языком для всего христианского населения бывшего Албанского марзпанства, т. е. и для этноконсолидированных на левобережье Куры удин, остался армянский.

Предстоятели Албанской церкви рукополагались армянским католикосами, которые с VII века носили титул патриарха. В конце ХIV в. албанские католикосы обосновались в монастыре Гандзасар в центральном Арцахе — Хачене, и Албанский католикосат стал называться также и Гандзасарским. В XV в. возник и более 100 лет функционировал также антипрестольный католикосат в левобережном (т. е., вероятно, удинском) Чалете (с конца XVII до XIX века функционировал и другой антипрестольный католикосат на севере Хачена, в монастыре Ерицманканц — Трёх отроков). Гандзасарский католикосат продолжал по традиции носить название «Албанский», но оно никак не имело этнического содержания и было чистым анахронизмом. Сам католикосат фактически функционировал в качестве восточной епархии Армянской церкви, подобно тому, как функционировали католикосаты Ахтамара и Киликии. Несмотря на неразрывную культурную и языковую связь между северной и южной частями Албанского марзпанства и церковных епархий, перемещение этнически собственно албанского-удинского населения в правобережные этнически армянские районы было минимальным. В середине XVIII века десятки тысяч удин на левобережье Куры (около 50 сёл) были насильно обращены в мусульманство и потеряли своё национальное лицо.

Албанский католикосат с центром на правом берегу Куры фор­мально просуществовал до декабря 1815 г., когда армянский католикос Ефрем Дзорагехци с согласия российских властей преобразовал его в Алуанское-Гандзасарское митрополитство ААЦ (Эчмиадзинского престола), с целью увеличения политического веса Армянской церкви на фоне противоборства Российской империи и Персии за господство в регионе Южного Кавказа. 11 марта 1836 г. император Николай I подписал особое «Положение об армяно-григорианской церкви», по которому вместо Алуанского митрополитства были образованы две епархии ААЦ — Карабахская (на правом берегу Куры) и Шемахинская (налевобережье).

Значительная часть верующих удин вплоть до последнего времени (1988−1990 гг.) была прихожанами именно ААЦ. Как в начале XX века, так и сразу после армяно-азербайджанского конфликта, в Азербайджанской ССР в конце века начался массовый исход оттуда сотен тысяч армян, но также и коренного удинского населения. И это было наглядным примером в действии хвалёной «толерантности» и «мультикультурализма» Азербайджана. Если в XVIII веке этнических удин на своей исторической родине могло быть около 100 000 человек в более чем 50 селениях, то в начале XX в., незадолго до резни 1918−1920 гг., удин оставалось около 10 000 человек, а к 1926 году их уже было всего 2445. Если в конце 1980-х годов число удин в Азербайджане было 6120 чел., то, по данным официальной статистики 1990-х гг., оно резко сократилось до 3800 человек. В городе Варташен численность удин упала с 3000 человек в 1988-м до 74 в 2009 году.

В условиях Карабахского конфликта деятельность ААЦ в Азербайджане невозможна, и те немногие удины — последователи ААЦ, которые еще остались там (в основном в селе Нидж), в вопросе религии оказались фактически в «вакууме». При этом руководство страны беззастенчиво использует удин в пропагандистской войне против Армении и Арцаха, представляя их в глазах мировой общественности в качестве единственного «хозяина» историко-культурного наследия, как Собственно Албании, так и Восточных краев Армении — Утика и Арцаха, а также якобы в качестве «жертвы армянских интриг». Запущен и процесс учреждения так называемой «Удинской церкви», который, в свою очередь, стал прологом к созданию так называемой «Албанской церкви Азербайджана» с перспективой её сближения с Грузинской, Русской православной, либо же с Римско-католической церквями. Азербайджанское руководство полагает, что как полноправный «правопреемник» Албанской церкви проект «Удинская церковь» вправе заявить о своих претензиях на всё имущество последней: это не только церковное имущество, книги и храмы в Арцахе и Утике, но даже памятники в Западной Армении (к примеру, церковь Св. Креста на острове Ахтамар в современной Турции). При этом удин заставляют нещадно стирать надписи на стенах своих церквей, которые, естественно, были написаны на армянском языке. Так братский армянам удинский народ в XXI в. стал заложником сложившейся для него тревожной исторической ситуации.

«Удинская церковь» рассматривается как важный инструмент антиармянской пропаганды и фальсификации истории региона. Курирование этого важного дела было в свое время поручено бывшему главе администрации президента Азербайджана академику Рамизу Мехтиеву, депутату Милли-меджлиса и директору Института истории Ягубу Махмудову, членкору АН Фариде Мамедовой, государственному советнику по межнациональным вопросам, вопросам мультикультурализма и религии Камалу Абдуллаеву, руководителю Бакинского международного центра мультикультурализма Азаду Мамедову, председателю Госкомитета по работе с религиозными образованиями Мубаризу Гурбанлы и др. К осуществлению данного проекта были привлечены некоторые активные деятели удинской общины республики, в том числе председатель «Албано-удинской христианской общины Азербайджана» Роберт Мобиян (Мобили) и др., увидевшие в данном проекте надежду решить хотя бы часть острых задач, стоящих перед удинской общиной. Первым действенным шагом, предпринятым к «воссозданию Албанской церкви Азербайджана», была госрегистрация 10 апреля 2003 году Албано-удинской христианской общины, отделения которой действуют в Нидже и Огузе. Практически многие лидеры удин, в Азербайджане и в диаспоре, в той или иной степени политически ангажированы, вовлечены в активную антиармянскую пропагандистскую кампанию. Они периодически участвуют в различных симпозиумах, проводящихся по инициативе и при финансировании руководства Азербайджана, вынужденно содействуя распространению дезинформации о древней истории и Карабахском конфликте, дискредитации армянского народа.

В среде удинской интеллигенции немало и тех, кто глубоко озабочен будущим и подлинной безопасностью удин, всё ещё проживающих на своей исторической родине. По горькому опыту начала и конца XX века они хорошо понимают, что удинам не по пути с руководством Азербайджана, для которого они всего лишь разменная монета, и как только они не будут нужны Азербайджану в контексте карабахского противостояния, то снова превратятся в беззащитную мишень. Для удин главной целью является самосохранение на оставшемся клочке их некогда обширной исторической родины — в селе Нидж, для руководства же Азербайджана это — поглощение Арцаха и построение этнически монолитной тюркской и в религиозном плане мусульманской страны, где не может быть места ни армянам, ни удинам, ни другим христианским либо нехристианским коренным народам этой страны.

Григорий Айвазян

2 марта 2021

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Тест для фильтрации автоматических спамботов
Target Image