Политолог Александр Крылов: В ближайшей перспективе ситуация на Южном Кавказе будет оставаться напряженной

26 апреля, 2021 - 16:43

Почти три десятилетия Армения является важным союзником России в политически нестабильном кавказском регионе. Для находящейся в окружении недружественных государств Армении Россия остается главным гарантом национальной безопасности. Тесные двусторонние отношения отражают высокую общность интересов двух государств. При этом Армения и Россия являются независимыми государствами, их интересы близки, но они не являются тождественными. Об этом в ходе ереванской конференции «Независимость и суверенитет: угрозы и вызовы для современной Армении» заявил  главный научный сотрудник ИМЭМО РАН, доктор исторических наук Александр Крылов.

По его словам, Россия стремится поддерживать конструктивные отношения с Азербайджаном и Турцией, и в нынешнем международном контексте эти отношения приобретают для Москвы принципиально важное значение, тогда как у Армении отношения с этими государствами конфликтные, а с Азербайджаном они постоянно балансируют на грани войны. В то же время, сказал он, Армения стремится развивать отношения с США/НАТО/ЕС, с которыми у России весьма сложные отношения: «Все это ведет к определенному недопониманию и может осложнять наши двусторонние отношения».

Российский политолог уверен, что в ближайшей перспективе ситуация на Южном Кавказе будет оставаться напряженной, так как она по-прежнему будет определяться сохраняющимся внутри региона высоким потенциалом конфликтности и общим международным контекстом, который продолжает сохранять свой непредсказуемый характер: «Вероятность использования внешними силами территории региона для решения собственных задач глобального масштаба, в том числе в контексте своей конфронтации с Россией и Ираном, продолжает оставаться высокой. Поэтому в современных условиях значение российско-армянского стратегического союза выходит далеко за рамки интересов обеспечения национальной безопасности собственно Армении и России. Этот союз препятствует распространению на регион самых негативных внешних сценариев, поэтому он играет принципиально важную стабилизирующую роль в масштабах всего Южного Кавказа и в приграничных с ним регионах. Так было и до 2020 года»,- заявил Крылов.

Хотя, продолжил он, в 2020 г. ситуация коренным образом изменилась, но и теперь она продолжает определяться теми же факторами, что и до войны. Власти США продолжают рассматривать Южный Кавказ как стратегический плацдарм на границах России, Ирана и ЦА, считают нежелательным сохранение российского военного присутствия в регионе, в том числе в виде миротворческих контингентов в зонах конфликтов. Первая попытка вытеснения российских миротворцев силовым путем была предпринята в августе 2008 г. в Южной Осетии, напомнил он, и закончилась поражением грузинской армии, после чего в регионе появилось два частично признанных государства. И лишь Нагорный Карабах продолжал оставаться в своем прежнем статусе непризнанного государства.

«После провала в 2008 г. военной авантюры Михаила Саакашвили, интеграция Южного Кавказа с евроатлантическим сообществом продолжила оставаться основной целью американской политики в регионе. После неудачи на грузинском направлении в фокусе американской политики оказались Армения и карабахская проблема, причем первоначально упор был сделан на скрытые от посторонних глаз методы персонального воздействия на лидеров Армении, Азербайджана и Турции. Результатом подобной непубличной работы стала «футбольная дипломатия» и подписание 10 октября 2009 г. в швейцарском Цюрихе «Протокола об установлении дипломатических отношений между Арменией и Турцией». При этом в своей кавказской политике Вашингтон полностью игнорировал особенности межэтнических отношений и роль исторических факторов, которые определяли общественные настроения в Армении, Азербайджане и Турции. Закономерно, что «футбольная дипломатия» закончилась провалом и «Цюрихские протоколы» так и не были ратифицированы»,- напомнил политолог.

Следующим средством радикального переформатирования Южного Кавказа в американских интересах стал слом военно-политического баланса сил в регионе путем дестабилизации ситуации в зоне карабахского конфликта. Азербайджанские власти много лет вели подготовку к военному решению карабахской проблемы, оказывали постоянное давление на Армению путем поддержания военной напряженности по всей линии разграничения, и уровень этой напряженности нарастал год от года. Накануне и во время военных действий азербайджанскому руководству при поддержке Турции удалось добиться подавляющего военного, дипломатического, информационно-пропагандистского преимущества, которое определило неблагоприятный для армянской стороны исход военных действий.

«При этом ряд армянских политиков и российских экспертов считают, что Азербайджан и Турция были лишь инструментом политики США, что поставленные задачи не ограничивались возвратом под азербайджанский контроль территории Нагорного Карабаха. По этой версии, главной целью Вашингтона и Лондона был быстрый по времени разгром армянских сил и выход к государственной границе, после которого на волне массового возмущения в Армении должна была произойти смена власти с разыгрыванием карты очередного «предательства» Россией армян и требованием вывода российских войск с территории Армении. В пользу этой версии говорит не только молчание руководителей Франции, Германии, США, Великобритании и всего коллективного Запада во время военных действий, но и блокирование усилий России по скорейшему прекращению войны на международной арене (в том числе в СБ ООН). Внерегиональным игрокам не удалось добиться поставленных целей по причине затягивания военных действий из-за отчаянного сопротивления армянских сил в Нагорном Карабахе. У Москвы появилось время, чтобы добиться прекращения военных действий в формате трехстороннего диалога глав Азербайджана, Армении и России. В результате Армения избежала «майданизации» и сохранила возможность проведения самостоятельной политики с опорой на поддержку России»,- считает Александр Крылов.

Он подчеркнул - война 2020 года в Карабахе радикальным образом изменила ситуацию в регионе: усилились позиции Азербайджана, значительно возросло влияние Турции. Принятие специального меморандума парламентом Турции законодательно оформило и сделало долговременным турецкое военное присутствие на территории Азербайджана. Однако турецким военным не был предоставлен статус миротворческого контингента в зоне конфликта (как того первоначально добивались Анкара и Баку), их роль была ограничена функциями наблюдателей в совместном Российско-турецком мониторинговом центре контроля за прекращением огня в Нагорном Карабахе, который расположен не в районах с армянским населением, а в перешедшем под азербайджанский контроль Агдаме.

Хотя Анкара и Баку заявили об окончании конфликта путем возврата всей спорной территории в состав Азербайджана, однако, напомнил докладчик, как Россия, так и другие сопредседатели МГ ОБСЕ высказались за дальнейшее обсуждение карабахской проблемы, подчеркнув «необходимость уделить особое внимание достижению окончательного, всеобъемлющего и устойчивого урегулирования на основе известных сторонам элементов и принципов».

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Тест для фильтрации автоматических спамботов
Target Image