Турция: борьба с пожарами, чай от Эрдогана и «курдский заговор»

4 августа, 2021 - 13:08

Стихийные бедствия в курортных районах способны ещё больше снизить поддержку правящего режима

В результате масштабных лесных пожаров, охвативших практически всё средиземноморское и эгейское побережье Турции, погибли, по меньшей мере, 8 человек, включая пожарных и сельских жителей. Начавшись 28 июля в окрестностях Антальи – популярного, в том числе у россиян, туристического направления, на фоне аномальной жары они быстро перекинулись и на другие районы. Значительные убытки понесла и животноводческая отрасль провинции Эдирне у границы с Болгарией и в Тунджели на (преимущественно курдском) юго-востоке. Турецкие СМИ публикуют подробные сводки борьбы с огненной стихией, социальные сети переполнены шокирующими фотографиями с почерневшими сосновыми лесами, мёртвыми животными и сгоревшими постройками. По состоянию на 3 августа неконтролируемые пожары продолжаются в 10 местностях провинций Анатлья, Мугла, Адана, Ыспарта и Денизли. 2 августа пламя достигло района Гюндогмуш в провинции Анталья; мэр одноимённого города Мехмет Озерен предупредил, что в случае дальнейшего продвижения огня он может распространиться на Таврccкие горы, отделяющие прибрежные районы Средиземного моря от центральной Анатолии.

Не стихающие пожары стали темой дня не только в самой Турции, но и далеко за её пределами, а хэштег #helpturkey получил широкое распространение, отражая признание предпочитающих обычно высокомерный тон властей в том, что на этот раз они действительно нуждаются в помощи. Напомним, директор по коммуникациям Ак-Сарая Фахреттин Алтун заявлял о том, что все 129 пожаров, бушующих в 35 из 81 провинций, кроме двух, якобы удалось взять под контроль. По его утверждению, призывы к иностранной помощи через социальные сети организованы из «единого центра за рубежом» с целью ослабления страны и представления её как «бессильной». Действительно, как может быть «бессильной» страна, начавшая рыть канал параллельно Босфору, строящая авианосцы и предлагающая по всему миру ударные беспилотники!

Однако, как выяснилось, реальность выглядит несколько иначе, и вот уже глава государства вынужден признать отсутствие пригодных противопожарных самолётов. Призывая к отставке Эрдогана и его министров, депутат от оппозиционной «Народно-Республиканской Партии» Мюрсель Албан негодует: «в Мармарисе есть летний дворец на 300 комнат, но нет самолётов для тушения пожаров…». В свою очередь, пресс-секретарь «Партии демократии народов» Эбру Гюнай напоминает об имеющихся у Ак-Сарая 13-ти самолётах, задействованных на совершенно иные задачи. Конечно, оппозицию можно обвинить в «популизме», однако нельзя забывать, что по этой части правящий режим даст её «сто очков вперёд».

В дополнение к ранее выделенным трём самолётам-амфибиям «Бе-200», российская сторона отправила для борьбы с лесными пожарами в Турцию ещё пять пожарных самолетов ИЛ-76 и три пожарных вертолета Ми-8. 1 августа в ходе телефонных переговоров с Президентом России Реджеп Эрдоган поблагодарил Москву за поддержку в борьбе с лесными пожарами. Некоторые турецкие журналисты поморщились от слова «помогают», указав на возмездный характер работы «Бе-200» – как будто бы прагматичные турки согласились бы гасить пожары в Якутии или где-либо ещё, исходя из соображений благотворительности или «тюркского братства»…

Масштаб катастрофы быстро выявил организационно-технические недостатки, включая недееспособность «оперативной» противопожарной авиации. Как следует из ряда публикаций, ещё в конце января Министерство лесного хозяйства Турции организовало тендер на аренду тех самых самолетов-амфибий с участием 4-х компаний, причём успех сопутствовал игроку, предложившему наиболее высокую цену. Так, согласно перепечатанной оппозиционными СМИ таблице, по результатам торгов консорциум Türk Hava Kurumu и малоизвестной компании «СМС» обязались заплатить за услуги трёх российских самолетов Бе-200 в период с 1 июня по 31 октября 2021 года по тушению  пожаров в Адане, Анталье и Измире чуть более 200 млн. лир (около 24 млн долл.). В ходе авиасалона МАКС-2019 именно эту противопожарную технику осматривали президенты Путин и Эрдоган.

«В этом году Турция будет платить за три российских самолета по 1,3 миллиона лир в день и в общей сложности 203 миллиона лир за 153 дня», – сокрушается автор, обвиняющий власти в непозволительной растрате бюджетных ресурсов и в игнорировании аналогичных машин турецкого производства, вынужденных простаивать в силу непрозрачной политики главы лесного ведомства Бекира Пакдемирли. Как следует из статьи, в возникновении пожаров в летний период не имелось особых сомнений, что обессмысливает конспирологические теории властей, о которых речь впереди…

Побывавшая в Мугле и Анталье глава «Хорошей партии» Мераль Акшенер заявила об отсутствии координации между мэриями и органами исполнительной власти пострадавших провинций. Причина – в предпочтениях, оказываемых правительством лояльным главам исполнительной власти, по сравнению с территориями, где у власти находятся представители оппозиционных партий. По мнению политика, перед лицом бедствия («полностью сожжены и разрушены 27 поселений») «подобная дискриминация должна прекратиться», и «возможности центральной власти следует объединить с возможностями муниципалитетов».

На фоне растущего общественного недовольства и критики оппозицией того, что она обличает как неправильные и несвоевременные действия властей, к борьбе с лесными пожарами присоединился и Брюссель. После активации 1 августа Анкарой «Механизма гражданской защиты Европейского Союза», Еврокомиссия немедленно отправила на борьбу с пожарами 2 самолета из Испании и 1 – из Хорватии. Кроме того, пожарное оборудование для оказания помощи в сдерживании огня направили также Украина, Молдова, Грузия, Иран, Катар и Азербайджан.

Прибыв 31 июля в Мармарис в сопровождении усиленного полицейского эскорта, больше всего турецкий президент запомнился неоднократным разбрасыванием в толпу  «благодарных граждан» пакетов с чёрным чаем. Обещая оказать финансовую помощь пострадавшим и восстановить поврежденные дома, власти и лояльные им СМИ обвиняют в целенаправленных поджогах лесов боевиков запрещенной Рабочей Партии Курдистана и… Грецию, территорию которой (как и Италию и другие страны), пожары также не обошли. Так, 1 августа 2021 года, издание Yeni Şafak в статье «Дети огня. РПК взяла на себя ответственность за лесные пожары», со ссылкой на сомнительные страницы соцсетей из Германии, поведало о «саморазоблачениях» «курдских террористов», якобы признающихся в сознательном масштабном вредительстве. Дескать, «режим не понимает никакого другого языка, и поэтому пора поставить его на колени огнём». Несмотря на отсутствие каких-либо более убедительных доказательств этой «версии», её начали активно раскручивать, принявшись рассуждать об «экологическом терроре», некоторые близкие союзники Анкары. Должно быть, если руководствоваться такой «логикой», причиной недавних наводнений на востоке Турции должны быть насылающие тучи и меняющие русла рек «дети воды». Но само возникновение подобного сорта предположений выглядит весьма симптоматичным на фоне продолжающихся военных действий турецкой армии против курдских отрядов не только внутри страны, но и на оккупированной части Сирии (при том, что на побережье курды составляют значительную часть население, а кое-где, возможно, и большинство).

Конечно, реальная причина погодных аномалий (причём не только в Турции) – опустынивание и деградация земель на фоне экстремальной жары по всему региону с эффектом так называемого «теплового купола». Более того, в ближайшее время ослабления зноя и живительной влаги не предвидится, следовательно – пожары будут продолжаться, а экономические издержки возрастут. В полной мере ущерб ещё предстоит оценить, однако его влияние на многомиллиардную туристическую индустрию на фоне пандемии коронавируса будет весьма серьезным. Туризм (в первую очередь – российский) обеспечивает около 13% валового внутреннего продукта Турции. Как рассказал глава Ассоциации отельеров Южно-Эгейского региона Бюлент Бюльбюльоглу, 10% туристов в регионе сократили пребывание и ещё 10 % бронирований отменены из-за пожаров. Сейчас взоры надежды обращены на Великобританию, обеспечивающую туркам третий по величине ежегодный туристический поток после России и Германии. В конце июня у Бориса Джонсона внесли Турцию в «красный список» стран высокого эпидемиологического риска. Пока ожидается, что решение будет пересмотрено в середине августа, однако наблюдаемый с 1 августа рост заболеваемости COVID-19 делает благосклонность Лондона менее очевидной.

Как известно, с 22 июня, на фоне ужесточавшихся внутренних ограничений (в том числе на Кубани), российские власти возобновили прерванное почти двумя месяцами ранее авиасообщение с Турцией, да и сейчас, если верить Российскому Союзу туриндустрии, всё хорошо. Известная тяга северян к тёплым морям в сочетании с преимуществами местного сервиса используется соседями с дальним прицелом, обусловленным отнюдь не только сугубо меркантильными соображениями – но и, к примеру, формированием новой категории граждан, лояльных прежде всего вновь приобретённой «родине». К сожалению, ни Черноморское побережье Кавказа, ни Крым не дают ни столь длительного курортного сезона, как расположенные гораздо южнее Анталья или Бодрум, ни должного соотношения «цена – качество». Несмотря на бодрые заявления сонма чиновников о повышении привлекательности российских курортов, слов и пожеланий здесь пока неизмеримо больше, нежели реальных дел. Между тем, неминуемые издержки (отнюдь не только «климатические» – вспомним хотя бы недавнее крушение близ Антальи автобуса с российскими туристами) от излишне тесных «объятий» со стороны турецких партнёров делают хотя бы частичное наведение порядка в российской туристической отрасли неотложным вопросом не только внутренней, но уже и внешней политики.

Андрей Арешев

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Тест для фильтрации автоматических спамботов
Target Image