Армянского нагорья: ритуалы и магическое значение пояса

20 сентября, 2021 - 14:15

Пояс — важнейший элемент одежды, причем в традиции не только армянского народа. С этой деталью связано множество древних сакральных ритуалов. Один из них отразился в народном предании о возникновении Армянского нагорья и страшной каре, постигшей братьев-великанов.

Согласно преданию, Армянские горы были некогда могучими братьями-исполинами. Каждый день, пробуждаясь рано поутру, имели они обыкновение сперва подпоясаться и только потом поприветствовать один другого. Шло время, братья состарились и не могли уже вставать рано. Как-то раз, проснувшись, они забыли повязать пояса и, вопреки обычаю, поздоровались друг с другом. Увидев это, Бог наказал братьев: окаменев, они стали горами, их пояса – зелёными полями, а слёзы – бессмертными родниками.

Предание поэтически, красиво и целостно повествует о возникновении целого края – Армянского нагорья. Обратившись в камень, братья преобразились в армянские горы, неповязанные пояса – в зелёные поля, а слёзы из старческих глаз, опечаленных карою, обернулись бесчисленными кристальными ключами и родниками Армянского нагорья. Перед нами по сути дела локализованный миф о сотворении мира, мифопоэтический рассказ о божественном создании Армянской земли.

Столь же примечательна в этом предании ритуальная, овеянная поверьями глубина внутреннего движения. Движущая сила предания возникает вследствие того, что братья нарушили традиционный ритуал. Здороваться друг с другом лишь после того, как подпоясались, – это по преданию старинный традиционный ритуал, нарушитель которого строжайше карается.

Символическое значение пояса

На Армянском нагорье и в соседних с ним областях в усыпальницах позднебронзового века, равно как и урартских, обнаружены изукрашенные мифологическими изображениями широкие бронзовые пояса, что свидетельствует об их исключительном ритуально-колдовском и культовом значении. По всей вероятности, во время войн, охоты и религиозно-культовых обрядов этими поясами для практической и магической защиты подпоясывались жрецы и вожди племён, цари и военачальники. Должно быть, пояса в обязательном порядке входили в боевое и ритуальное снаряжение – как средство, формирующее, укрепляющее и оберегающее тело, а также сохраняющее нравственные и практические навыки тех, кто их носит, и как волшебный талисман и символ непреходящей силы и мощи. В общих чертах об этом свидетельствует ритуальный обычай класть бронзовые пояса в могилу отдельно от владельца, в свёрнутом виде либо на блюде.

Уже в V веке слово пояс, помимо прямого своего значения, имело в армянском языке и переносный смысл, означая «мужество и храбрость». Это видно из метафорического высказывания Елишэ «Укрепили свой стан поясом истины». А вот выражение «И да укрепят пояса ваш стан», значит чувствовать себя твёрдо и уверенно. Даже названия борцовских поединков связываются с армянскими обозначениями слова пояс: поясобой, поясосхватка и указывает на важную роль пояса в битве и в победе.

В отдельных ритуальных играх и сам пояс выступал объектом схватки. Игра лахти, весьма распространённая среди армян, в некоторых этнографических районах называлась «игрой в ремни». Армяне играли в неё преимущественно в начале весны. В игре участвовали мальчики, юноши и изредка мужчины среднего возраста, от двух до двадцати человек. Очерчивали большой круг, играющие делились на две группы. Одна группа входила в круг и лучеобразно через равные промежутки располагала в нём поясные ремни, часто кожаные, а подчас и сплетённые из лозы либо нитей верёвки (опять-таки символ ремня). Каждый становился подле своего ремня и защищал его от посягательств соперника. Играющие во внешней группе захлёстывали своими ремнями ремни, расположенные внутри круга, всячески стараясь выбросить их наружу. Если это удавалось, владелец ремня считался побеждённым и выбывал. Цель игры заключалась в том, чтобы отнять у соперников ремни. Тем самым им наносили поражение, выводили из круга, брали в плен, а в конце игры нещадно избивали ремнями тех побеждённых, кто остался в кругу.

Отнять у соперника ремень означало по логике игры лишить его силы и способности вести схватку, следовательно, нанести ему неизбежное поражение. Отсюда та жаркая, неистовая борьба, которую вели за каждый ремень. Игра лахти содержит в себе ритуальный пласт и «прежде была не игрой, но мистическими актами».

Существуют также и религиозные ритуалы, связанные с поясом. Так, перед литургией проводивший службу священник особым образом опоясывался и, как отмечено в четьи-минеи (жития святых), даже принимая святое причастие, непременно повязывал пояс («В час причастия да будут препоясаны»). О том же упоминается в Евангелии от Луки, где Христос, обращаясь к ученикам, иносказательно их наставляет: «Приготовь мне поужинать и, подпоясавшись, служи мне, пока буду есть и пить» (XVII, 8). Иными словами, опоясывание во всех случаях рассматривается как обязательный элемент культового обряда, как священнодействие. Точно так же и в древности, и много позднее, выполняя практическую свою функцию, пояс в обязательном порядке входил в ратное снаряжение. Он прикрывал талию воина, и подтягивал его стан, и служил для того, чтобы прикреплять и переносить личное оружие (меч, кинжал, колчан, впоследствии пистоль и пистолет). Все это способствовало закреплению и новому осмыслению древнейшего поверья, что пояс защищает от внешних угроз и злых сил и обезвреживает их. Вспомним хотя бы, что в нашем героическом эпосе среди доспехов Мгера Старшего и Давида непременно упоминается охарактеризованный различными эпитетами «золотой ремень или пояс», «поясной ремень» и т. д.

Миф о возникновении Армянского нагорья

Разбирая предание о происхождении армянских гор, исполненное древними космологическими, мифологическими и ритуальными воззрениями, мы постигаем глубину и смысл кары, постигшей братьев-исполинов. Они наказаны Богом за то, что поприветствовали друг друга, прежде чем подпоясались. Между тем приветствие – ритуальный жест прославления, священнодействие, равносильное молитве, особенно если учесть означенное в предании время, когда ритуал отправляется (рано поутру), то есть на рассвете, в начале дня, благая весть о котором и прославление и в самом деле почитались священными. Следовательно, к этому сакральному обряду надлежало ритуально подготовиться – одеться и, главное, подпоясаться, чтобы полностью обезопасить себя от воздействия злых и гибельных ночных сил и защитить талию.

В предании особо подчеркнуто, что подпоясаться – серьёзнейшее ритуальное таинство. Это видно, в частности, по финалу предания: когда братья превратились в горы, то их пояса стали зелёными полями и долинами. В пространственно-географическом смысле равнины, расположенные в низинах вокруг гор, так же соотносятся с перпендикулярными к ним горами и горными вершинами, как пояса – с талией или станом человека. Пояса с их преображением – это по сути дела метафора ровной земной поверхности, и своей кольцевидной округлостью они знаменуют рубеж, отделяющий подземный мир от мира серединного – земли. Результатом подобных метафорических представлений являются также и другие древние значения слова «пояс» в армянском языке. Одно из них – «окрестность или продолжение горы». Другое древнее значение этого слова также метафорично и связано теперь уже с небом или Богом – радуга. Как свидетельствует на основе средневековых источников «Новый словарь армянского языка»: «Дуга, видимая на небе, называется радугой, которую первые мыслители называли Божьей аркой, а глупцы Божьим поясом». Она звалась также “Господень пояс” или “пояс Арамазда”. Отсюда происходит и народное название радуги – «Божий пояс». Все эти эпитеты (Божий, божественный, Господень, Арамаздов) равноценны и почти неразличимы по значению – все они относятся к небу, небо же воспринималось народным сознанием именно как Бог; Арамазд – верховный небесный бог, а Господь – эпитет Бога. Так что радуга в древнеармянских представлениях выступает в качестве небесного (Божьего) пояса. Её называли также «абрикосовый пояс» – опять-таки народное наименование, где эпитет «абрикосовый» свидетельствует о властной, царской принадлежности (порфиру носили только цари), и здесь подразумевается его носитель – небесный владыка или царь. Так что по представлениям армян пояс (порфира) входил в убранство верховного (небесного) бога и символизировал одно из красивейших небесных зрелищ – многоцветную радугу.

Пояс в представлениях армян был не только важным компонентом человеческого и божественного убранства, но и космологическим понятием, исходным принципом моделирования мира. В представлениях о трёхчленной вертикальной структуре мира повсюду на нижнем (подземном), среднем (земном) и верхнем (небесном) уровнях обитают люди, отличные друг от друга только местом, где они повязывают пояс. На нижнем уровне они опоясывают колени, на среднем – талию, а на верхнем – грудь. Следовательно, позиционное различие в трёхчленной вертикальной структуре мира характеризуется расположением повязанных на теле поясов.

Таким образом, пояс со своим предназначением подтягивать, повязывать, организовывать, охранять становится универсальным, приобретает функцию подбирать и блюсти талию и одежду человека и становится космическим воплощением различных представлений о мире. Кругообразный пояс с его предназначением организовывать, подтягивать, оборонять по-разному используется в производственной, художественной, ритуальной и магической сферах. Он встречается и как практическая деталь, и как украшения, оформления в их многообразных прикладных, ритуальных и обрядовых разновидностях.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Тест для фильтрации автоматических спамботов
Target Image