Папа Гейдар, сын Ильхам и Никол Пашинян

13 мая, 2022 - 13:04

Или как рассмешить Бога

Баку. Пятнадцать журналистов из Советской  Армении заснули при Вели Ахундове, а проснулись при Гейдаре Алиеве. Академик от медицины сдал пост председателю КГБ, и Гейдар Алиев стал первым секретарем ЦК Азербайджана. Шел 1969 год. 

Включаем «машину времени», переносим  Никола Пашиняна в ту эпоху,  спрашиваем: как вам папа Ильхама в смысле конструктива и  образованности?  Интересно, что бы ответил человек, восхитившийся интеллектом и эрудицией  сына Гейдара?

Но вначале о  том, как мы оказались в Баку? Там  находился один из филиалов Высшей партийной школы при ЦК КПСС, и группу армянских журналистов отправили на месячные курсы к соседям поднимать свой идейно-политический уровень. Жизнь в незнакомом городе текла одинаково: днем — лекции и практические занятия, после трех часов — свободное время: знакомство с городом, кино, концерты, посещения родственников и знакомых, которых оказалось неожиданно много. Жили они в основном в Арменикенде и нельзя сказать, что сильно тужили.

Правила игры в Азербайджанской ССР были таковы: армяне, отличавшиеся живостью ума и инициативой, могли расти дальше, но дорасти до первой позиции не позволялось никому. Первое лицо — обязательно азербайджанец, второе место — для армян: заместителем, главным инженером, вторым секретарем, если в партийных органах, заместителем заведующего, если был заведующий, исполняющим обязанности, пока не подберут постоянного руководителя из своих. Соотечественники представляли это не как жалобу, а как реалии жизни.

В том же Арменикенде я впервые услышал о назначении Гейдара Алиева первым секретарем и спросил, чего можно от него ожидать?

— Завтра же начнет бороться с ней и доведет борьбу до заоблачных высот,- усмехнулся старый Трдат.

— «С ней, это с кем?» — спросил я.

— С коррупцией, конечно.

Как в воду глядел…

Гейдара Алиева уже давно нет в живых, старый Трдат тоже на небесах, но, когда руководители нашего времени с полуоборота бросаются рвать и громить коррупцию, тотчас вспоминаю бакинского старика-армянина, и многое становится на свои места.

… Уйдя в отставку с поста первого вице-премьера советского правительства и члена Политбюро ЦК, Алиев редко кому давал интервью, а вот американскому журналисту, лауреату Пулитцеровской премии Дэвиду Ремнику не отказал. «Вы должны гордиться, я не часто даю аудиенцию», — сказал ему Алиев.

И вот на потрепанной «Волге» они едут на дачу Алиева в подмосковном Успенском, но Ремник, еще тот профи, и до аудиенции, накопал о своем визави кое-что любопытное.

Например. В далекой молодости карьера Алиева чуть не рухнула: его обвинили в попытке изнасилования, и лишь одного голоса на дисциплинарном слушании дела не хватило для его исключения из партии. А ведь, случись такое, на политическом небосклоне не воссияла бы звезда и Алиева-младшего — не за свои же таланты Ильхам на нем проклюнулся.

Дальше у Алиева-старшего пошло как по маслу, и в 1969 году, будучи пока что начальником КГБ Азербайджана, он начал борьбу с коррупцией, что, по версии американца, означало: прежде всего разделаться с собственными врагами и возвысить свой клан. Получилось лучше лучшего.

Цитата от Дэвида Ремника. «Став во главе Компартии республики, он управлял Азербайджаном так же, как семья Гамбино (одна из пяти семей, контролировавших организованную преступную деятельность в Нью-Йорке. — С.Б.) — портом Нью-Йорка. Каспийская икорная мафия, сумгаитская нефтяная мафия, фруктово-овощная мафия, хлопковая мафия, таможенно-транспортная мафия — все они отчитывались перед ним». На аналогию с борьбой по- Пашиняновски такое вас случайно не натолкнуло?

Дополнение к признаниям лидера «широко шагающего Азербайджана». «Живу я плохо, пенсия у меня маленькая. Водитель? Машина? — они не мои, я просто имею право иногда их вызывать».

Из череды дел жившего плохо Алиева и жизненного опыта миллионов людей, живущих на зарплату, — смотри не на то, что дарят вождям, а на то, что дарят вожди. Когда Брежнев приехал в Баку, Алиев подарил ему золотое кольцо с огромным бриллиантом и ковер ручной работы, да такого размера, что он уместился только в вагоне-ресторане поезда. Плюс портрет генерального секретаря, в который были вправлены редкие самоцветы.

1982 год. Брежнев снова приезжает в Баку. Алиев распоряжается построить ко дню прибытия высокого гостя дворец, роскошное здание, не уступающее Кеннеди-центру в Вашингтоне. Но в вашингтонском Кеннеди- центре на выступления выстраиваются очереди, а в бакинском дворце Брежнев провел две ночи и отбыл. Дворец закрыли на замок.

Заодно Алиев подарил Брежневу еще одно кольцо: в центре — большой бриллиант, он символизировал Генсека как короля Солнца, пятнадцать камней поменьше обозначали пятнадцать союзных республик, Армения, разумеется, в их числе. Пояснение Алиева: «Как планеты, вращающиеся вокруг Солнца».

Баснословной цены побрякушка называлась «Союз нерушимый республик свободных». Выслушав разъяснение Алиева, Брежнев залился перед телекамерами слезами благодарности, вспоминает журналист. Ничего особенного — генсек был уже в том возрасте, когда плакал при виде проходящего на военном параде танка.

Возвращаясь к Алиевым — к чему слово? К тому, что клан остается кланом, даже если некоторые его продолжатели с дипломом МГИМО. В семье, где старший ставил власть, богатство и подкуп выше всего, вырасти порядочным младший не может. А сделать национальным героем вурдулака, убивающего топором спящего офицера, как оказалось, может.

Иначе говоря, хочешь рассмешить Бога, удивись образованностью и интеллектом Ильхама Гейдаровича Алиева.

Сергей Баблумян

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Тест для фильтрации автоматических спамботов
Target Image