Азербайджан – Албания: энергетика, «дружба» против Ирана и тень Израиля

25 ноября, 2022 - 22:18

Появятся ли к северу от Аракса базы «Организации моджахеддинов иранского народа»»?

15 ноября президент Азербайджана Ильхам Алиев побывал с выдержанным в подчёркнуто дружественном ключе официальным визитом в Албании, что примечательно в связи сразу с несколькими обстоятельствами, на которые обращают внимание, в том числе, и проправительственные комментаторы. Так телеканал CBS.az напоминают об участии Тираны в проекте Трансадриатического газопровода (TAP), строительство которого было завершено в декабре 2020 года, когда «голубое топливо» с западных берегов Каспия начало поступать на юг Европы. Общая протяжённость TAP составляет 878 километров, из которых 215 проходит через территорию Албании. По мнению местных наблюдателей, развитие газотранспортной инфраструктуры позволит превратить небольшую балканскую страну в энергетический хаб (1) не только Балкан, но и Южной Европы: «Сейчас из-за войны в Украине энергетическая карта мира меняется, и азербайджанский газ играет существенную роль в обеспечении энергобезопасности в Европе». Если изначально пропускная способность «Южного газового коридора», составной частью которого является TAP, составляла 10 млрд. кубометров в год, то сегодня ведутся активные переговоры об её, как минимум, удвоении.

«Мы намерены до 2027 года вдвое увеличить поставки газа в Европу. Естественно, этот газ будет проходить по территории Албании, и таким образом будет оказана дополнительная поддержка, будет внесён вклад в энергетическую безопасность Европы», – сообщил азербайджанский лидер по итогам переговоров с президентом Албании Байрамом Бегайем. Пока в Албании отсутствует единая газовая сеть, и в этой связи Баку может выступить инвестором. Со своей стороны, Тирана заинтересована в реализации проектов в карабахском регионе: дескать, албанские строительные кампании готовы участвовать в восстановительных работах на территориях, отвоёванных Азербайджаном в ходе «44-дневной» войны 2020 года.

«Как вы знаете, Албания, как председатель ОБСЕ и в настоящее время непостоянный член Совета Безопасности ООН, всегда поддерживала, и будет поддерживать Азербайджан, правду и исторические права вашей страны. Мы приветствует ваши образцовые усилия по установлению мира и долгосрочного сотрудничества с соседней Армении», – заверил премьер-министр Эди Рама в ходе своего апрельского визита в Баку. Поддерживая «справедливую» позицию Баку в «карабахском вопросе», албанский президент призвал Ильхама Алиева признать «независимость» отторгнутого у Сербии бандитского квазигосударства Косово, исключительно важного для Албании не только для стабильности, но и «для прогресса всего региона». Байрам Бегай попросил Баку признать Косово и не препятствовать его доступу в международные организации, такие как, например, Совет Европы.

Тесные культурно-исторические и военно-политические связи Албании с Турцией (обе эти страны входят в НАТО) также способствуют более тесному взаимопониманию с Азербайджаном. Двустороннее и многостороннее «партнёрство» Альянса с не входящими в его состав странами началось в 1994 году с так называемых «учений по поддержанию мира». Не обошёл данную тему, будучи в Тиране, и азербайджанский лидер: «Мы долгие годы активно участвовали в операциях НАТО в Афганистане. Можно сказать, что мы были в числе первых стран, не являющихся членами НАТО, которые присоединились к миротворческой миссии. Мы были одной из двух стран, последними покинувшими Афганистан. Этими двумя странами были Турция и Азербайджан. Все остальные члены НАТО ушли оттуда до нас. То есть хочу сказать, что это тоже является проявлением нашей ответственности. Албания как член НАТО тоже всегда оказывала большую поддержку отношениям между НАТО и Азербайджаном».

Сближает Тирану и Баку также их всё более акцентированная антииранская риторика. Так, в сентябре власти балканской страны объявили о разрыве дипломатических отношений с Ираном, обвинив власти это страны в организации неких крупных кибератак, нацеленных на дезорганизацию работы правительства, кражу секретных данных, провоцирование хаоса и т.д. Вышеупомянутый Эди Рама на полном серьёзе проводил аналогии с «бомбардировкой» страны, серьёзно рассматривая вопрос о задействовании 5-й статьи Североатлантического договора, предусматривающей коллективный ответ в случае вооружённого нападения на одну или несколько стран-членов Альянса.

Создаётся впечатление, что марионеточные албанские власти усердно исполняют роль «козла-провокатора», готового предоставить удобный информационный либо иной повод к эскалации военных действий коллективного Запада против Ирана. Около девяти лет именно на территории Албании нашли под видом «беженцев» прибежище несколько тысяч работающих под кураторством ЦРУ террористов из группировки «Моджахеддин э-Халк» («Организация моджахеддинов иранского народа», ОМИН) и членов их семей. Перед этим госсекретарь Хиллари Клинтон исключила эту небольшую тоталитарную секту с радикальной эклектической идеологией, со времён ирано-иракской войны пользовавшуюся покровительством режима Саддама Хусейна, из террористического черного списка Госдепартамента, что позволило её адептам легально находиться в США. Как отмечали ещё тогда, в 2013 году осведомлённые эксперты, «особые» отношения Вашингтона с албанским руководством предполагают слепое следование Тираны в фарватере американской политики. Былой «оплот сталинизма» (при Энвере Ходжа) уже давно превращён в «тыловую площадку» США по проведению их стратегической линии не только на Балканах, но и в странах Ближнего и Среднего Востока. В Албанию «моджахеддинов» перебросили после того, как власти Багдада под давлением Тегерана выдавили из северных районов Ирака тыловые базы боевиков под прикрытием «лагерей беженцев». Некоторые главари были арестованы и переданы иранским властям, что, однако, не привело к полной ликвидации диверсионно-террористической  агентуры в Тегеране и в провинциях (о чём косвенно свидетельствует и ожесточённый характер не прекращающихся беспорядков в Иране).

Примечательно, что один из кибер-сбоев, на которые жалуются в Тиране, произошёл за несколько дней до начала в городе Манез некоей «конференции» с участием беглых «оппозиционеров». Мероприятие пришлось отменить из-за предупреждений о «террористической угрозе», под которой, очевидно, понимается вполне обоснованное стремление иранских властей минимизировать исходящую с албанской территории подрывную деятельность (причём отнюдь не только в киберпространстве). По некоторым данным, в хорошо укреплённом и тщательно охраняемом лагере «Ашраф-3» в том самом городе Манез в 30 километрах к западу от Тираны проживают около 3 тысяч «моджахеддинов». В Белом Доме отрицают обвинения в поддержке «ОМИН» по кибертехнологиям или любым другим вопросам, однако выглядит это, мягко говоря, неубедительно.

С 2013 года «моджахеддины» регулярно проводит в Албании различные мероприятия, на которых можно было видеть, в том числе бывших госсекретаря Майка Помпео и вице-президента Майка Пенса, выступавшего с основным докладом на одном из подобных сборищ в минувшем июне. В местных СМИ можно было также встретить информацию о контактах посольства Израиля в Тиране с представителями «ОМИН»: так, совсем недавно  посол Галит Пелег, по-видимому, встретился с их лидером Марьям Раджави в южной Албании, и едва ли это был первый подобного рода эпизод. Согласно данным Министерства разведки Ирана, арестованные по обвинению в провоцировании массовых беспорядков «моджахеддины» координировались именно из Албании…

Ссылаясь на неназванных албанских аналитиков, Foreign Policy утверждает, что идея переселения в страну иранских боевиков-коллаборационистов стала результатом не местной, а американо-израильской инициативой. Стремясь продемонстрировать свои прозападные убеждения, албанские власти взяли «под козырёк». Еще в 2011 году тогдашний премьер-министр Сали Бериша объявил Иран «нацистским государством» и в «палестинском вопросе» поддержал в ООН именно Израиль. Внешнеполитическая доктрина Западного Иерусалима предполагает обход считающихся враждебными арабских соседей путём укрепления безопасности и экономических связей с неарабскими мусульманскими государствами на Балканах, Кавказе и в Центральной Азии.

Как известно, и Азербайджан, и Албания развивают контакты с Израилем по самым разным направлениям. Так, в начале октября в Баку с заранее не анонсированным визитом побывала представительная делегация во главе с (теперь уже скоро бывшим) министром обороны Израиля Бени Ганцем. В ходе встреч с президентом Ильхамом Алиевым, министром обороны Закиром Гасановым и главой Госпогранслужбы Эльчином Гулиевым рассматривался широкий спектр вопросов, касающихся ситуации на Ближнем Востоке дальнейшем развитии наработанных тесных партнёрских связей, невзирая на лица. Появятся ли под прикрытием «албанских строительных кампаний» по северному берегу Аракса лагеря «моджахеддинов»? Пока ответ на этот вопрос не очевиден. Однако можно не сомневаться, что террористическая угроза, исходящая с территории Албании ближним и дальним соседям, полностью коррелирует с активным участием «наследников Скандербега» в НАТО и резко активизировавшимся процессом военного строительства, способного принимать самые разные форматы. Соответственно, укрепление связей Баку с Тираной является важным маркером дальнейшего деятельного встраивания прикаспийской страны в альянсы, мягко говоря, недружественные отнюдь не только по отношению к Ирану.

Александр Григорьев

Примечание

(1) Речь идёт о проекте Ионическо-Адриатического газопровода из Албании в Черногорию, Боснию и Герцеговину, Хорватию и, возможно, Словению пропускной способностью около 5 млрд. кубометров газа в год.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Тест для фильтрации автоматических спамботов
Target Image