Агрессивная и «монументальная» дипломатия Азербайджана в Дагестане или как в Махачкале нашли место для памятника Гейдару Алиеву

20 июля, 2023 - 15:02

Анонс мэрии об установке памятника Гейдару Алиеву. 13 июля пресс-служба мэрии города Махачкалы сообщила, что в центре города установят памятник советскому и азербайджанскому деятелю Гейдару Алиеву: «На территории Махачкалы на пересечении проспекта Шамиля и улицы Магомеда Ярагского на месте фонтана у кинотеатра «Парамакс» (старое название «Россия») запланирована установка памятника выдающемуся советскому и азербайджанскому политическому деятелю Гейдару Алиеву». Жителям Дагестана и столицы на сайте мэрии было предложено выбрать один из двух вариантов памятников. Но горожане с недоумением спрашивают: «Где третий вариант?». И тут же сами предлагают его: «Ни один из вариантов». Очень многие высказались против установки памятника.

В интернете мгновенно появились многочисленные негативные отзывы о необходимости установления этого монумента. Независимые опросы также показывают, что население активно против установки памятника.

Ответ Миннаца критикам проекта. Критикам установки памятника было вынуждено ответить Министерство по национальной политике и делам религий республики Дагестан (Миннац РД), ответственное за межнациональный мир и спокойствие в регионе (ответ был опубликован в «Дагестанской правде»). «Сегодня Азербайджан – стратегический партнер Российской Федерации, и это необходимо понимать», - для начала многозначительно сообщил Миннац. Затем как-то вызывающе намекнул, что «ни у кого не получится отнять у многонационального дагестанского народа его историю, в том числе и историю добрососедских отношений с Азербайджаном». Но если уж вспомнили историю, то как быть с «великим азербайджанским полководцем Надир-шахом», «сефевидской гордостью Азербайджана» и известными походами Надир-шаха на Дагестан? Помимо этого, возникает другой вопрос, почему азербайджано-дагестанские отношения руководством Миннаца рассматриваются не как отношения двух народов во всей их полноте, а сквозь призму отношения к Гейдару Алиеву?

Не менее странно прозвучал призыв Миннаца о «необходимости сохранить и развивать те добрососедские отношения, которые веками формировались межу государствами и народами». Но если только информация об установлении памятника советскому и азербайджанскому политическому деятелю в Дагестане уже вызывает напряжение в межнациональных, межэтнических отношениях, то зачем его вообще устанавливать? Заливать огонь керосином? Заметим, всё это происходит в десятилетие другой скандальной истории, связанной с увековечиванием памяти о Гейдаре Алиеве в Дагестане в мае 2013 года – тогда в Дербенте его честь была переименована центральная улица Советская.

Что говорит республиканский Закон об увековечивании памяти выдающихся деятелей. Чтобы не уйти в эмоциональные, и настолько же бесперспективные размышления о том, что «вопросы исторической памяти должны решаться только с учетом мнения народа», обратимся к закону, как бы это странно не звучало – к Закону Республики Дагестан от 12.12.2017 года №92 «Об увековечении памяти выдающихся деятелей, заслуженных лиц, а также исторических событий в Республике Дагестан», которое регулирует отношения, возникающие в связи с увековечением памяти выдающихся деятелей, заслуженных лиц, а также исторических событий в Дагестане.

Этот Закон содержит две основные персональные категории: «выдающийся деятель» и «заслуженное лицо». Миннац отзывается о Гейдаре Алиеве как о «выдающемся политическом деятеле не только для азербайджанского народа, но и выдающемся советском политическом деятеле». Мэрия в официальном заявлении называет его «выдающимся советским и азербайджанским политическим деятелем». Да, в нашем случае, Гейдар Алиев «выдающийся деятель – советский, азербайджанский». Однако лицо, которое объявляется в качестве «выдающегося деятеля» или «заслуженного лица», должно иметь особые заслуги, успехи, достижения в своей отрасли, социально значимой деятельности и пр. для Дагестана и/или России. Помимо особых заслуг необходимо иметь высшую награду России, СССР, Дагестана, Нобелевскую премию, звание академика РАН и пр.

Заслуг перед Дагестаном у Гейдара Алиева нет.

Хотя он дважды объявлялся героем Социалистического труда – в СССР. В первый раз, 24.08.1979 г. звание было присуждено за достижения в АзССР, второй, 07.05.1983 г. – в честь шестидесятилетнего юбилея. В таком случае, не совсем понятно, на каком основании «выдающемуся деятелю» Азербайджана, отмеченному высокими наградами партноменклатурному чиновнику СССР, сегодня ставят памятник в столице Республики Дагестан – у которой на фоне тех самых «вековых добрососедских отношений», тем не менее, в настоящем немало конфликтных, но табуированных зон?

Вопросы к мэрии и прокуратуре. Чтобы установить памятник на муниципальной земле, необходимо выполнить ряд условий: первое, необходимо получение положительного заключения Комиссии при Главе Республики Дагестан по увековечению памяти выдающихся деятелей, заслуженных лиц, а также исторических событий в Республике Дагестан; второе, необходимо выяснить мнение граждан, проживающих на соответствующей территории. Должно быть проведено собрание с явкой не менее 50% проживающих на соответствующей территории.

В Комиссию необходимо подать следующие документы:

1) Мотивированное представление от имени инициаторов (ходатайство с приложением протоколов, решений, справочно-информационных материалов, архивных документов о лице, память которого предлагается увековечить, а также об историческом событии);

2) Протокол собрания трудового коллектива или протокол по результатам собрания граждан по месту жительства о возбуждении ходатайства об увековечении памяти предлагаемого лица, а также исторического события;

3) Характеристика объекта государственной или муниципальной собственности, которому предлагается присвоить фамилию, имя лица, память которого предлагается увековечить;

4) Биография, а также документы и материалы, свидетельствующие о всероссийской и (или) мировой известности лица, память которого предлагается увековечить, и признании его заслуг перед Республикой Дагестан и (или) Российской Федерацией;

5) Письменное заявление о согласии близких родственников (при наличии таковых) лица, память которого предлагается увековечить, с предполагаемой формой увековечения;

6) Протокол по результатам собрания граждан по месту жительства по выяснению мнения граждан, проживающих на соответствующей территории населенного пункта или составной части населенного пункта, о согласии либо несогласии увековечения, а также с предполагаемой формой увековечения памяти лица, память которого предлагается увековечить.

У несогласных с установлением памятника в этом перечне три пункта в помощь – второй, четвертый и шестой. Это немало. И если дагестанцы, или жители столицы очень сильно не желают видеть этот памятник в городе – Закон на их стороне.

А пока возникают вопросы к мэрии (и к прокуратуре) – каким образом без всех этих этапов официально проводится презентация и публичное обсуждение макетов памятника, если не соблюдены требования республиканского закона?

Цена вопроса. За последние годы правительство Азербайджана инициировало установку памятников Г. Алиеву во многих странах (Мехико, Белград, Анкара, Стамбул, Киев, Тбилиси, Ташкент, Бишкек). Установление алиевских памятников как специфическое явление международного масштаба уже успело получить ироничное определение «монументальной» дипломатии Азербайджана. И хотя азербайджанской стороной предварительно оговаривалось, что за их счет будут благоустроены близлежащие парки, скверы, улицы, каждый раз ей приходилось преодолевать активное сопротивление общественности. Открытие памятников Г. Алиеву в российских городах так же сопровождалось «широкой работой по благоустройству территории», «закладыванием скверов», «созданием всех условий для отдыха населения». В Ульяновске, к примеру, помимо благоустроенного сквера вокруг памятника, выделили 20 млн. руб. на ремонт школы. А вот в Мехико, столице Мексики, для реализации проекта «памятник + два сквера» потребовалось до 5 млн. долл. (скульптуру потом всё же снесли, скверы остались).

На предложенных мэрией к обсуждению вариантах монументального памятника Г. Алиеву в г. Махачкале – много камня, много бронзы, несколько скамеек и шесть или восемь кустов вечнозеленой туи. Неужели городская власть своими силами не может благоустроить этот пятачок, без чужеземного памятника? Или Дагестану непременно ради этих скамеек и кустиков надо стать жертвой «монументальной» дипломатии Азербайджана?

Расул Абдулхаликов

Патимат Тахнаева

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Тест для фильтрации автоматических спамботов
Target Image