Reuters: Карабахские беженцы в Армении сталкиваются с неопределенностью и бедностью

4 декабря, 2023 - 21:49

Элада Саргсян третий раз в жизни стала беженкой. Она  родилась в Баку и покинула свой родной город в 1988 году в возрасте 19 лет, когда Советский Союз начал разваливаться. Некогда большое армянское меньшинство города было изгнано в результате насилия, пишет Reuters.

«Саргсян и ее семья бежали в Армению, а затем поселились в селе Акнахпюр в Нагорном Карабахе. В 2020 году они вновь потеряли свой дом, когда Азербайджан – к настоящему времени тесно связанный с «Турцией – отвоевал большую часть Карабаха, включая их деревню, во время второй войны.

В сентябре 2023 года, после того как Азербайджан в результате молниеносного наступления вернул себе оставшуюся часть Карабаха, что привело к почти полному исходу населения, Саргсян, которой сейчас 54 года, в третий раз сбежала из дома.

Она, как и остальные 120 000 этнических армян на территории, пережила девятимесячную азербайджанскую блокаду и отказалась поверить настойчивым утверждениям Баку о том, что ее права будут сохранены как гражданки Азербайджана.

«Я уже привыкла к этому», - сказала Саргсян в городе Масис, где она сейчас временно живет в заброшенном детском саду вместе с 67 другими беженцами из Карабаха. «Людям, которые впервые покинули свои дома, очень тяжело. Они плачут. Но даже в этом случае они справятся с этим, как и мы».

Масис, тихий город с населением 20 000 человек, где за закрытой границей с Турцией отчетливо видна священная для армян гора Арарат, с сентября принял около 8 000 беженцев из Карабаха.

У многих из тех, кто сейчас находится в Масисе, нет ничего, поскольку они поспешно покинули дома и фермы в отдаленных селах Карабаха, когда 19 сентября Азербайджан начал свое последнее наступление.

34-летняя Алина Арутюнян покинула свою деревню Арутюнагомер вместе с десятками других людей в кузове промышленного грузовика, принадлежащего одному из ее соседей. Теперь она, ее муж и четверо детей живут в одной комнате на первом этаже заброшенной библиотеки.

Правительство Армении предоставило им две кровати и единовременную выплату в размере 100 000 драмов (250 долларов США), но их жилье не имеет коммунальных услуг и обставлено только детскими столами и стульями, а холод проникает в здание через пустые дверные косяки. «Раньше у нас был телевизор. Теперь, когда дети хотят что-то посмотреть, мы все собираемся вокруг одного телефона», - сказал Арутюнян.

Хотя ее муж, до сентября служивший солдатом карабахской армии, может подрабатывать разнорабочим в соседнем Ереване, семья по-прежнему зависит от доброты местных жителей: «Если бы я могла, я бы вернулась и забрала все наши вещи. Потому что здесь мне приходится все просить».

Память о массовых убийствах армян турками-османами во время Первой мировой войны, в результате которых армянское население Турции практически было уничтожено, глубоко укоренилась в народной памяти многих армян. Многие беженцы опасаются, что им, возможно, придется снова переезжать.

«Турция очень близка к нам здесь, в Масисе», - сказала Саргсян. «Куда мы можем бежать дальше? Куда мы можем пойти? Что мы можем сделать? Это когда-нибудь закончится?»

Примерно в 150 км к северу 10 членов семьи Гаспарян, приехавших из столицы Карабаха, живут в квартире с тремя спальнями, которую они сняли на окраине Ванадзора. Как и многие беженцы, они изо всех сил пытались найти работу в Армении.

Альвина, 65-летняя бабушка, стала основным кормильцем семьи, зарабатывая небольшие деньги продажей домашних «жингалов хац» — лепешек с начинкой из зелени. «Поскольку у нас сейчас нет другого дохода, его едва хватает на хлеб», - сказала ее невестка Наринэ.

Сотрудница благотворительной организации Лилия Абрамян взяла на себя задачу помочь некоторым из 2600 беженцев в Ванадзоре.

Каждый декабрь она собирает письма от 300 детей из бедных семей с просьбой о рождественских подарках и деньги на покупку им подарков. В этом году она получила дополнительно 200 писем от детей-беженцев из Карабаха, проживающих в Ванадзоре. Вместо игрушек и сладостей некоторые просят подарить им более практичные вещи взамен тех, от которых родителям пришлось отказаться в сентябре. «Один из них хочет зимние ботинки, один — пальто. Другой хочет микроволновую печь для своей мамы», — сказала она. «Один из них написал: «Мне ничего не нужно, я хочу домой, в Карабах». Мы знаем, что не можем с этим помочь, но мы стараемся их подбодрить».

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Тест для фильтрации автоматических спамботов
Target Image